Северная Америка готовится к новой войне

Интервью главнокомандующего НОРАД (North American Aerospace Defense Command) адмирала Билла Гортни   19 Май 2016, 11:09
Смена режима в Северной Корее и ускорение их программы разработки ядерных вооружений и межконтинентальных баллистических ракет оказали большое влияние на стратегические расчеты США и Канады.

В то же самое время, новая позиция России и усиление ее присутствия на Ближнем востоке, в Азии и Европе, модернизация российской армии, развитие ядерных потенциалов, а также новая ядерная доктрина, привлекают не меньше внимания.

Рассматривая увеличивающееся количество угроз, американские военные намерены пересмотреть сферы интересов НОРАД и превратить его в интегрированное командование воздушных и морских сил для защиты от развивающихся угроз Северо-Американскому континенту.

Учитывая то, что Канада планирует модернизировать свои ВС, Пентагон предполагает воспользоваться этим процессом, чтобы сформировать интегрированную воздушно-морскую силу в ходе военных реформ в Канаде.

31 марта, главнокомандующий НОРАД и Северным командованием ВС США адмирал Билл Гортни обсудил существующую стратегическую ситуацию и то, что нас ждет в будущем с журналистом  Defensenews.com

(В ближайшее время на место Гортни должна будет быть назначена генерал ВВС Лори Робинсон, однако голосование за ее назначение еще не прошло).
Генерал ВВС США - Лори Робинсон фото: Defensenews.com
Вот, что рассказал Гортни в интервью изданию Defensenews.com

Вопрос:
Очевидно, что многие люди не понимают, чем занимается ваше командование и его роль в безопасности и обороне США и Канады. Как бы вы его описали?

Ответ:
Мы занимаемся самыми разными операциями, от слежки за Санта-Клаусом до термоядерной войны. Однако мы отличаемся от других географических боевых командований и разница заключаемся в том, что мы отвечаем за защиту страны от возможных угроз.

НОРАД, на самом деле, достаточно прозрачная структура с точки зрения целей. Мы — командование ВВС, хоть за время нашего существования произошло много изменений. НОРАД появилось во время Холодной войны, когда предполагалось воздушное столкновение над Великими озерами и зоной вокруг Сиэтла.

После холодной войны, события 11-го сентября 2001-го года сместили фокус НОРАД на другой тип угроз. Однако мы все еще занимаемся военно-воздушной обороной.

Северное командование ВС США появилось после 11-го сентября, так как не существовало единого командования войсками на территории континента. Однако мы не ответственны за защиту континента от террористов, это задача департамента внутренней безопасности и министерства юстиций. Для них мы поддерживающие командование, которое помогает им бороться с угрозой терроризма.

Усиление Китая и России привело к тому, что Северное командование сейчас пересматривает свои задачи, потому что нам нужно командование, которое будет защищать нашу территорию в более классическом смысле. Когда нас создавали, они были несколько иными.

Вопрос:
Россия — не Советский Союз, однако она создает новые боевые возможности, которые очевидно требуют пересмотра нашей стратегии безопасности. Как бы вы охарактеризовали российские действия?

Ответ:
Новая Россия создает качественно лучшую армию, чем Советский Союз, который делал упор скорее на численные показатели. У них есть доктрина, которая поддерживает эту государственную инициативу. И ее результаты отлично видны по военным возможностям, которые они продемонстрировали на Украине и в Сирии.

Например, россияне развивают дальнюю авиацию и военно-морские возможности. Они испытывают и используют высокоточные ракеты, запускаемые с кораблей, подводных лодок и авиации.
Их новые крылатые ракеты можно запускать с Ту-95 (Bears) и Ту-160 (Blackjacks), они уже прошли свои первые реальные испытания в Сирии. То есть решение о готовности вооружения было принято после применения в реальной боевой обстановке.

Ракеты х-101 и 102 находились на стадии разработки, а не испытаний, то есть боевое применение было использовано как «тест». Соответственно, их возможности «удивить» нас технологически тоже растут вместе с их мощью.
Эти крылатые ракеты могут нести как обычные, так и ядерные боеголовки, что означает, что эти «тактически» вооружения могут иметь стратегическое значение для Северной Америки. Сегодня они могут запустить свои ракеты из России и попасть ими в северо-американскую территорию.

Проблема заключается в том, что после их запуска мы будем пытаться поймать стрелы, а не атаковать лучников. Лучникам не нужно покидать Россию, чтобы до нас достать.
А с учетом усиления боевой мощи подводного флота России, стоит поднять и вопрос наших противолодочных возможностей как в северо-атлантических, так и в северо-тихоокеанских водах.

Для НОРАД это означает, что если мы будем заниматься только воздушным пространством, мы не будем иметь возможности реагировать на подобную многостороннюю угрозу. Речь идет и о воздушной, и о морской сфере, защиту нужно строить в обоих направлениях, а не просто готовиться к битве в воздухе.

Вопрос:
Какое значение Канады во всем этом?

Ответ:
Принципиальное. Для нас задача заключается в том, чтобы сформировать то, что мы в ВМС США называем NIFC-CA или Интегрированное управление военно-морским огнем и встречным воздушным боем — общее сетевое решение обороны Северной Америки.

Говоря более простыми словами, нам нужно сформировать интегрированную воздушную и морскую силу, которая могла бы обеспечить защиту воздушных и морских подходов к Северной Америке, а также ее территорию.

Эту развивающуюся угрозу можно разделить на битву по направлениям "на 10 часов" (угроза с Дальнего Востока России) и "на 2 часа" (угроза из Арктики), потому что они придут с этих двух направлений. И битва "на 10 часов" сейчас, по большей части, воздушная. Там есть некоторое развитие возможностей, однако это даже близко не идет в сравнение с тем, что у России есть для битвы на 2 часа. Она уже больше морская.

Это означает, что как глава Северного командования, я могу защитить Северную Америку лишь глубоко зайдя в зону действия Европейского командования ВС США. Мне нужно, чтобы Европейское командование занялось битвой "на 2 часа" за меня.
Введена в эксплуатацию база американской ПРО в Девеселу
Соответсвенно, принципиальное значение имеет создание общей сети и синхронность действий, чтобы мы не вели бой в изоляции. Это достаточно существенное изменение для НОРАД и Северного командования.

В принципе, можно считать, что я — просто один из элементов общей картины Европейского командования. Если проблема связана с Россией, то этим занимаются они. И в этом я поддерживаю ЕВРОКОМ.
В Польше прошел запуск строительства системы противоракетной обороны США
ЕВРОКОМ поддерживает меня, когда речь идет о защите нашей территории, однако когда проблема исходит от России, то она наверняка будет исходить со стороны Европы, а значит тогда мы будем лишь частью общего дела.

Вопрос:
Ядерное оружие — принципиально важная часть этой картины, несмотря на то, что сейчас не любят говорить о Второй ядерной эпохе, а также не ведется разработка стратегии сдерживания новых возможностей. Россия сейчас изменила свою доктрину и подход.
Что вы можете сказать об их новом подходе и угрозе, которую он несет нам?

Ответ:
И в Китае, и в России в открытых военных источниках пишут о том, что в случае конфликта они бы хотели его эскалировать, чтобы произошла де-эскалация.
В 2018 году новейшие ракетные комплексы заменят знаменитую ракету РС-20, прозванную на Западе «Сатаной»
А теперь подумайте об этом с другой стороны. С учетом того, что кризис уже разрастается, как Россия или Китай собираются это сделать?
Они абсолютно точно нападут на нас в кибер пространстве. Они воспользуются традиционными видами вооружениями и, возможно, даже выложат ядерные бомбы на стол.

Мы должны рассматривать эту угрозу в глобальном масштабе и быть готовыми к тому, чтобы дать отпор сразу в нескольких сферах, включая кибер направление, хоть это и не входит в задачи НОРАД и Северного командования.
В рамках испытания был произведен учебный запуск ракеты, оснащенной боеголовкой, которая не содержала ядерного заряда
Мы точно должны быть способны соответственно выстроить свое командование, чтобы быть готовыми противостоять этой угрозе; а если вы посмотрите на современные НОРАД и Северное командование, то увидите, что мы занимаемся только воздушной угрозой.

Мы совершенно недостаточно многосторонне развиты, чтобы соответствовать актуальным угрозам северо-американской обороны.

Вопрос:
Очевидно, что новое руководство Северной Кореи пытается создать новые ядерные и боевые возможности. Возможно, нет ни одной более важной угрозы нашему континенту, чем ядерная угроза из Северной Кореи. Что вы можете сказать по этому поводу?

Ответ:
Я имею право принимать решения по этой проблеме самостоятельно при консультировании с Национальным командованием.

Мы готовы стрелять для нашей защиты. Мы вложились в наземную систему ПРО на Аляске; всего у нас 44 перехватчика. Мы создали достаточно сложную систему систем, однако нам нужно увеличить ее надежность, так как строилась она в течение долгого времени.

Как и глава агенства ПРО, я выступал по поводу этой системы и предлагал методы ее улучшения. Мы должны постоянно проводить обслуживающие работы, а также провести модернизацию и испытания, чтобы быть уверенными в том, что она работает. Хотя в целом, я достаточно уверен в нынешней системе.
Также лидер Северной Кореи заявил, что Пхеньян способен оснащать баллистические ракеты ядерными боеголовками
Дальше, нам нужны новые радары. Нам нужны вложения и НИОКР, чтобы оказаться в правильной точке ценовой кривой, потому что и защита от МБР на ТБД и защита от МБР на нашей территории находятся в ее неправильной точке.

Мы сбиваем очень глупые ракеты, недорогие ракеты, очень дорогими ракетами и делаем мы это только посреди полета, чтобы обломки не упали на нашу территорию.
Сможет ли Пентагон выиграть войну за несколько часов?
Мы должны вкладываться в технологии, которые не дают ракетам взлететь, обнаруживают их, уничтожают их в пусковой установке, уничтожают их на стадии разгона, действительно решают проблему, а не просто обнаруживают одну ракету и сбивают ее в середине полета.

То есть речь о цепочке действий, о формировании более эффективной цепочки действий ПРО, которая бы могла быть интегрирована в NIFC-CA и создании возможности интеграции воздушных и морских систем, что принципиально важно для борьбы с развивающимися угрозами.
Он был запущен межконтинентальной баллистической ракетой с полигона Учжай в центральной китайской провинции Шаньси
Однако нужно думать и о нашей стратегии сдерживания. Что сдерживает нынешнего лидера Северной Кореи? Что удерживает негосударственных акторов от получения аналогичного ядерного оружия? Что сдержит Россию от применения ядерных вооружений в ходе того, как они видят вооруженный конфликт? 

Тут важны не мои личные взгляды; важны их взгляды; как мне влезть в голову акторов 21-го века и не остаться при этом с ответами из прошлого?
Проходящая государственные испытания гиперзвуковая ракета «Циркон» будет запущена в серийное производство с 2018 года.
Вопрос: 
Канада сейчас стоит перед непростой задачей ре-капитализации обороны. Вы говорили о том, что Канада является ключевым игроком в эффективной обороне Северной Америки. Естественно, вы не можете принимать участие в канадских дебатах по поводу их решений в их обороне, но что вы может сказать об их общих возможностях?

Ответ:
Уже 58 лет у нас есть двустороннее командование, НОРАД. Нынешнее правительство стоит перед достаточно большими проблемами, не в последнюю очередь благодаря тому, что их предшественники не занимались ре-капитализацией. Очевидно, им нужно ре-капитализировать свои воздушные и морские силы, предпочтительно так, чтобы они сразу были интегрированы друг с другом.

Я думаю, что НОРАД должен стать командованием, занимающимся сразу несколькими сферами, и их ВС могли бы войти в него в качестве одного из ключевых элементов.

Вопрос:
Когда мы разговаривали с вашим предшественником, мы говорили об Арктике. Давайте на ней и закончим. Что вы думаете об этой зоне?

Ответ:
Очевидно, что эта зона сейчас находится в переходном периоде, чтобы стать зоной трансформации. С моей точки зрения, мне сейчас не нужно вдаваться в часто теологические дебаты об Арктике и ее будущем.

Однако, как командир НОРАД и Северного командования я должен обратить свое внимание на Арктику как на транзитную зону для угроз Северной Америке. Арктика есть и всегда будет одним из главных направлений для атаки; и это то, что для меня важно, и то, что меня волнует.