Концерн калашников. оружие здравого смысла.

ОРУЖИЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА 5 Май 2016, 11:44
Человек с внешностью типичного московского хипстера встречает нас на входе в цех. Борода, причёска, в руках айфон, в общем, всё как положено. Картину портит бэйдж с логотипом концерна. Фамилия, имя – Тарасов Дмитрий Валерьевич. И должность. Кто, простите? Директор дивизиона оружейного производства. Ааа…?
Проходим чуть дальше, чтобы не стоять на пути снующих туда-сюда людей и начинаем слушать. Много ли вы знаете о VUCA? Я так вот, вообще ничего не знал. Тарасов рассказывает дальше и вдруг приводит понятную аналогию. «Это как спецназ. Ну, когда малая группа и у каждого своя задача. Стрелок, врач, радист и т.д.» Ага, понятно. Прилетели, высадились, победили, улетели.
И, напоследок, перед тем, как двинуться дальше, Тарасов улыбаясь бросает фразу: «Мы тут для себя решили, что нет у нас невыполнимых задач. Есть амбициозные планы». Поворачивается и взмахнув рукой, с зажатым в ней айфоном, говорит уже на ходу: «А теперь, в сто первый цех». Мы послушно идём за ним.
«Мы везде разметку нанесли. Дисциплинирует» - это уже по ходу движения. Ловлю себя на мысли, что стараюсь идти по зелёному.
На входе пробка. У рабочих людей обед, а тут пресса очередная. Рабочие люди в униформе, весёлые, смотрят на нас, как на клоунов. Зам главы пресс службы Марк Разенков быстро решает вопрос, и мы оказываемся в цеху.
Всё новое. Вот совсем всё. Но, краской не воняет. Пахнет металлом, маслом оружейным. И солнце, полный цех солнца. Так бывает всегда, если отмыть цеховые окна.
На стенде надпись: Трансформация 101 цеха. Не ломают. Трансформируют. Практичные ребята.
Тарасов рассказывает: "Мы сделали карту потоков. Получилось вот какое-то жуткое спагетти. Потом тут подвинули, там спрямили, здесь приподняли и отыграли 14 километров". "Чего отыграли"? – недоумённо спрашиваю я.
Тарасов смотрит на меня, улыбается произведённому эффекту: "14 километров. Изделие у нас накручивало в день 14 километров. А мы спрямили, без нарушения технологического процесса".
Я в уме прикидываю цифры экономии сбиваюсь, путаюсь, но и без цифр понимаю, что это очень много. И очень просто. Навели порядок – получили результат сразу.
Зелёные стойки с верстаками – военная приёмка. onepamop начинает пытать Тарасова на тему процесса военной приёмки. Оказывается, что не смотря на все ТУ, и нанотехнологии, органолептический метод в ходу. При том, что военные любят пощупать, ещё и щупают придирчиво и если что не так, то всё на второй круг.
А красные стойки? Это что? – спрашивает кто-то из нас. "А это мы будем делать гражданскую приёмку, по типу военной. По образу и подобию". Мы киваем.
Все стойки приёмки на колёсиках. Это для мобильности. Ставится другая задача – меняется расположение. Ложементы на верстаках резинопластиковые, ящики удобные. Всё по уму, без пафоса.
Разбредаемся по цеху. Обед, тихо. Хожу, смотрю. Я был на машиностроительных производствах, в прошлой своей жизни. И России и в Европе был. Тут явно не уральский завод конца 90-х годов. Хотя, казалось бы, ничего сверхнового нет. Просто сделали так, как надо. С точки зрения здравого смысла.

Тарасов зовёт дальше.
"Там, говорит он, показывая на ряд окон над цехом, у нас был просто ад. Кандейки, склады, лабиринт непознанного. Мы там офис сделали и раздевалки с душевыми для работающих в цеху".
Иду посмотреть. Туалет – лицо хозяйки. Заглядываю в приоткрытую дверь, заходить стесняюсь. Ну, как вам сказать. Был я в фитнес клубе одного элитного посёлка у МКАД. Мы туда в бассейн ездили одно время. По сравнению с ним, тут, в 101 цеху, будет лучше. Не в смысле золотого санфаянса, а в смысле того, что чисто и практично. Ни тебе подтёков, труб ржавых. И сделано хорошо и убирают чисто.

"Мы душевые и раздевалки начали делать одновременно с цехом. То есть, одни цех трансформировали, а другие санузлы делали. А вот это наш ЦУП! Центр управления производством"
И в голосе неприкрытая гордость.
Окна в обе стороны, два цеха, как на ладони. Здоровенные экраны на стенах. На экранах информация: где, что и когда. Какой станок в работе, что в работе, что в ремонте, какие дела, кому расписаны. "Опа. Это я вот пропустил, не смотрите сюда". Вроде с улыбкой, но чувствуется напрягся. Не столько от того, что пресса тут, сколько самому, видимо, не комфортно от такого.
"А вот мой кабинет, а это мой стол".
Пустая комната, два стола, окно в цех, прозрачные стены, прозрачные двери. Усаживаем Тарасова за рабочий стол фотографироваться.
Смеётся: "я тут не сижу. Вещи бросил и пошёл. В день до 14 километров".
Опаньки. Где-то я это уже слышал. Про 14 километров. Там убрали, тут добавили.

Уже на выходе, пока шли к пропускному пункту, спрашиваю у него:
-Давно тут?
-Полтора года.
-А до этого?
-В Роснано.
-И как, если сравнить?
-Тут масштабнее. Тут как глыба гранитная. Толкнуть надо, а дальше сама. Мне на первом собрании трудового коллектива в лицо сказали, что мы тут не первые и нам никто не верит.
-А сейчас?
-А сейчас по-другому.
-А стреляете сам?
-Вот не поверите, до этого оружия в руки не брал. Тут попробовал и понравилось. Скоро мне мою Сайгу 340 сделают.

Пожал руки и ушёл быстрым шагом. Мы потом с ним в одном самолёте в Москву летели. Ну точно хипстер) А по сути своей – уборщик. Пока, на сегодняшний момент. Мог бы сидеть в Москве, премии за воздух получать, а не станки двигать. И не один он такой тут, видимо. Столов много, офис большой, а людей нет. Ну не может же такого быть, что бы их совсем не было? Значит где-то по цехам наматывают свои пятнадцать километров, вычищая авгиевы конюшни крупнейшего производителя оружия в стране. Не ломая, но трансформируя. Практичные ребята со здравым смыслом.

Мы едем в Единый Логистический центр. И опять хрустящие под подошвами полы, свет, стены белые. Показуха, в чистом виде, для высоких гостей, бывших тут вчера. А склады то где? А нет складов. Снесли. Всё тут. Тогда что получается? Что и не показуха это, вот всё так как есть? Получается, что да. Склад, мягко говоря пустой.
Фарид Калимулин просвещает: "Так должно и быть. Иначе замораживание средств". Ну да, логично. При условии постоянных поставок от смежников.

Всё на стелажах, всё адресно, под штрих-кодами. У стены погрузчик стоит.
-Это мы на тест-драйв взяли. Посмотреть, как он нам подходит.
-Ну и каков результат? - спрашиваю я.
-Нормально, подходит, будем брать.
Погрузчик они взяли. На тест-драйв. Гляди-ка.

Вышли на улицу. Солнце лупит как в Сочи, хорошо очки взял с собой. Стоим у микроавтобуса, курим. Теперь куда?
"Давайте пообедаем, а потом дальше" - командует Катя Никифорова, пресс-секретарь концерна. Ну, это то мы завсегда. Война войной, пресс-тур, пресс-туром, но обед по расписанию.
"Мы тут сами лазали, смотрели" - говорит Марк и показывает на стенд в холле. Там большая фотография раздолбанного двухэтажного здания.
- А это теперь столовая? И, типа, мы тут?
- Типа да.
Стекло, свет, пустая раздатка. Рабочий класс уже поел. Первое, второе, компот. И сколько тут стоит обед? – задаю вопрос Кате .
-Пятьдесят рублей для рабочих, девяносто пять для ИТР.
-Да ладна!
-Угу. Принципиальная позиция Генерального директора Алексея Юрьевича Криворучко. Остальное компенсирует концерн. Плюс ещё в цехах есть комнаты приёма пищи. С микроволновками, водой, чайниками, столами. Это для тех, кто с собой принёс, из дома.

Компот вкусный...
На третьем этаже учебный центр. Занятия идут.

Едем в цех спецтехники. Всё тоже самое. Свет, полы, чистота.
На предложение посмотреть административный корпус мы дружно отвечаем отказом.
На КИС! Это Контрольно-испытательная станция. Стрелять!!!!!!!!!! Чем старше мальчик, тем длиннее шорты. И если ты, пусть уже в конце пятого десятка, получаешь возможность попасть в оружейный рай, в сердце самое, то какие офисы, к чёрту. На КИС!!!!! Нас ждут.
Главный Конструктор. Садимся, слушаем.

-Модернизация имеющихся на вооружении образцов. Комплект. Раз, два, 12 минут и другой вид. Но, автомат становится тяжелее.
-АК-15. Унификация комплектации до 52% от базового автомата, но при этом принципиально другая схема. Ствол вывешен. Где надо металл, где не надо пластик. Отдали на войсковые испытания. Жёсткий расклад, не один там концерн в игре. Но преимущества свои знают, конкурентов уважают. Заметно по разговору.
-Новый ручной пулемёт.

Много ещё чего мы услышали, прежде чем открылись двери тира и началось самое интересное.
Вот как в женщину влюбиться всем известно и много где описано. «Я помню чудное мгновенье» и так далее. А вот как влюбиться в пулемёт? В эту чёрную железяку, плюющую огнём и металлом, нервно подрагивая в руках. Изящную конструкцию, уверенно стоящую на тоненьких сошках на стрелковом столе, когда после каждой короткой очереди, гонг на стометровой отметке отзывается жалобным звоном. Где про это написано? Нигде. Это надо чувствовать. Это на уровне подкорки у правильных людей.

Мы стреляли и стреляли. Гильзы летели с мелодичным звоном под ноги, пахло пороховой гарью и горячей оружейной смазкой. Шорты были довольны как тот слон.

День пролетел трассерным пунктиром и вот уже наш минивэн бодро катит обратно в аэропорт, а я размышляю глядя на поля за окном.

Что-то единое было сегодня. В ощущениях ли, в людях, не знаю, но было. Это как в родственниках, какой бы он не был двоюродный, а нет, да и проскочит что-то общее. Общего, конечно много, но тут не то, не цели, не униформа.

И в голову приходит- это здравый смысл. Это то, что объединяет тут всех, от Генерального и Главного, до ребят с КИС и ЕЛЦ. На этом тут завязано всё. И трансформации, и конструирование. Здравый смысл подсказывает, что чтобы убрать мужика с молотком, надо сделать туалет и вентиляцию в цехе. Не будет порядка в доме, не буде пирогов вкусных. Это же просто. Не будет тебе нравится то, что ты делаешь, не получится ничего. А что бы понравилось, надо что бы не мешали, руки не крутили, бытом не давило. Что бы все действия были со смыслом. Здравым.