Женщины-езидки воюют с ИГИЛ

В женском батальоне в составе курдских формирований пешмерга верят, что боевики «Исламского государства» испытывают страх перед ними: ведь погибший от руки женщины не сможет попасть в рай 5 Май 2016, 17:30
В женском батальоне в составе курдских формирований пешмерга верят, что боевики «Исламского государства» испытывают страх перед ними: ведь погибший от руки женщины не сможет попасть в рай. Об этом Reuters рассказывает 24-летний командир Хазеба Наузад. Война разрушила ее семью: когда она отправилась воевать с ИГИЛ, ее муж обратился к помощи контрабандистов, чтобы попасть в Германию.
Когда «Исламское государство» в 2014 году ворвалось в город Синджар на севере Ирака, несколько молодых женщин-езидок взялись за оружие. Они решили сражаться с боевиками, нападавшими на женщин и девушек из их сообщества.
«Они забрали восемь человек, моих соседей, я видела, как они убивали детей», — рассказала Reuters Асема Дахир (Asema Dahir). Мы говорили с ней в прошлом месяце на блокпосту рядом с линией фронта к северу от Мосула.

21-летняя девушка в военной форме теперь служит в женском батальоне курдских военизированных формирований пешмерга, сыгравших важную роль в сопротивлении «Исламскому государству» на севере Ирака.
ИГИЛ убили и взяли в плен несколько тысяч представителей живущего в Ираке езидского меньшинства, что заставило международное сообщество обратить внимание на попытки группировки навязать свою радикальную идеологию, а также ускорило решение Вашингтона начать против боевиков воздушную кампанию.

Также это дало импульс и созданию этого необычного батальона из 30 женщин, среди которых есть как езидки, так и курдки из Ирака и соседней Сирии. Для них имеет значение лишь одно: месть за женщин, изнасилованных, избитых и казненных джихадистами.
Дахир говорит, что ее потрясла жестокость боевиков. При этом некоторые из них были соседями или жили неподалеку.

«Они убили моего дядю и забрали жену моего двоюродного брата — они поженились всего за восемь дней до этого», — рассказывает она, и ее пронизывающий взгляд затуманивается. Невеста, как и тысячи других женщин-езидок, все еще остается в плену у боевиков.
По словам Дахир, во время ожесточенных столкновений в Синджаре в 2014 году она убила двух боевиков «Исламского государства», прежде чем ее ранило в ногу. Reuters не удалось провести независимую проверку личных данных этих боевиков.
Потрепанные фотографии детей и членов семьи, вставленные в рамы зеркал или наклеенные на стены в спартанских бараках, где живут женщины, напоминают о том, чем им пришлось пожертвовать для того, чтобы присоединиться к сражениям.

Хазеба Наузад (Haseba Nauzad), 24-летний командир (на фото), потеряла свой брак. Она жила с мужем в Турции, когда «Исламское государство» пронеслось по северному Ираку и объявило так называемый халифат на территориях, среди которых были традиционно курдские земли.
«Я видела, как они насилуют моих курдских сестер, и не смогла вынести этих преступлений», — говорит Наузад.

Ее муж хотел заплатить контрабандистам, чтобы они помогли им добраться в Европу вместе с почти миллионом человек, бежавших от конфликта в регионе, однако она настояла на том, чтобы поехать домой сражаться с исламистами.
«Я отложила личную жизнь в сторону и приехала защищать своих курдских сестер и матерей и противостоять врагу», — говорит она. Она потеряла связь с мужем после того, как он добрался до Германии.

Эти девушки из консервативного общества, в котором принято, чтобы женщины оставались дома, говорят, что пол не мешает участвовать в сражениях.
«Если мужчина может нести оружие, женщина может делать то же самое, — говорит Наузад. — Мужчины больше отдаются сражению, когда видят, что женщин стоят с ними на одном поле боя».

В батальоне уверены, что боевики «Исламского государства» боятся женщин-бойцов. По словам Наузад, «они думают, что, если их убьет женщина, они не попадут в рай».

«Эта история воодушевляет — и заставляет еще больше женщин присоединиться к борьбе».
Азема Дахир и другие женщины из батальона во время передислокации рядом с линией фронта неподалеку от Мосула, Ирак.
Азема с плюшевым медвежонком в комнате, где спят женщины из батальона.
Азема вешает вещи сушиться в здании, где базируется их батальон, неподалеку от Мосула.
Курдка Назеба Наузад (вторая справа) и езидка Азема Дахир (третья справа) во время передислокации рядом с передовой в окрестностях Мосула.
Назеба Наузад моет посуду.
24-летний командир Назеба Наузад смотрит в бинокль во время передислокации в Наваране неподалеку от Мосула.