Женщины на войне: 5 реальных историй

Жизнь во время Великой Отечественной не останавливалась. Девушки влюблялись, выходили замуж, рожали детей. И воевали. Пятеро наших современниц рассказывают о том, как жили в сороковых годах их бабушки и прабабушки. 7 Май 2016, 05:41

«Жили в землянках, перед танцами румянили щеки глиной»

Елена Куликовская (32) рассказывает о судьбе своей бабушки сержанта Клавдии Яковлевны Алексашкиной (1923-2009) из Москвы
Когда началась война, моя бабушка Клавдия вместе с троюродной сестрой Евдокией отправились на фронт. Девчонок определили в оружейницы, они забивали пулеметные ленты патронами.

Потом бабушка прошла переподготовку на стрелка-радиста, попала в летную эскадрилью в экипаж истребителя. Там она познакомилась с дедушкой, летчиком Николаем Алексашкиным. Дед управлял самолетом, бабушка стреляла по врагу из-за его спины. Через год, проведенный вместе в небе, они расписались.

Бабушка рассказывала о военных буднях: как жили в землянках, как перед танцами румянили щеки глиной со стен глиняных изб, как мылись в бане, которую женщинам топили в специально отведенный день, кипятили белье, которого вечно не хватало. Девушки даже на войне оставались девушками.

В нашей семье любят фильм «В бой идут одни старики». Дедушка служил вместе с Виталием Попковым, дважды Героем Советского Союза, который считается прототипом главного героя фильма лейтенанта Титаренко, «Маэстро».

«Моя бабушка бежала от немцев через лес, спасаясь еще и от голодых собак»

Дарья Милявская (33) благодарит свою бабушку Людмилу Гальдус (1917-2016) из Ленинграда
22 июня 1941 года моя бабушка Люда защитила диплом текстильного института и узнала, что началась война. Об этом ей сообщил дедушка. С криками «Милка, война началась!» потащил ее в ЗАГС. Сразу после бракосочетания он прыгнул в вагон поезда и уехал на фронт.

Бабушке повезло: она по распределению попала на ткацкую фабрику в Клин. Мама и бабушка Людмилы стали жертвами первой же бомбежки Ленинграда.

Когда немцы подходили к Клину, моя бабушка и еще одна девчонка с фабрики убежали вдвоем в Москву: через леса, укрываясь от стрельбы и спасаясь от голодных собак. Дошли до Москвы, оттуда их отправили на работу в Энгельс.

Все это время бабушка писала деду на фронт письма... А он не отвечал целый год. Оказалось, деда тяжело ранило. Однажды бабушка получила письмо от своей тети из Казахстана: мол, какой-то Саша пишет, говорит, что он твой муж.

Каким-то чудом бабушке удалось уговорить руководство фабрики командировать ее к мужу в Карелию, где он служил в тот момент. Первая брачная ночь проходила в землянке, в углу стояла убогая кроватка, а за загородкой храпели еще четыре бойца. Больше они не разлучались.
Позднее вернулись в освобожденный Ленинград, воспитали двоих детей и нас, внуков. За что им большое спасибо!

«Бабушка ночью хлеб пекла, а партизаны по очереди качали ее маленькую дочку»

Марта Голышева (22) вспоминает рассказы своей прабабушки Надежды Чикунской (1923-2004) из Могилева
Во время Великой Отечественной моей прабабушке не было и 18 лет, она не успела получить образование. На жизнь зарабатывала рукоделием. Ее работы — настоящие произведения искусства, они до сих пор бережно хранятся.

Прабабушка Надя вышла замуж за летчика Виктора Прудникова. Свою дочь, мою бабушку Ларису, родившуюся в мае 1943 года он так и не увидел — пропал без вести.

В холодной землянке с грудным ребенком на руках прабабушка Надя смогла не только выжить, но и помогала партизанам: «Приспособилась: я ночью хлеб пеку, а партизаны по очереди Лариску качают».
В моей семье часто вспоминают еще одну историю. Белорусскую молодежь угоняли на работы в Германию. Та же участь ждала и 19-летнюю Надю. Женщин с детьми оставляли на Родине и прабабушка показала грудную малышку. Но ей не поверили, что это ее дочь. Мол, слишком молода. Тогда отчаянная девушка, понимая, что терять ей нечего, брызнула в лицо офицеру грудным молоком.

Так ей удалось спасти жизнь себе, моей бабушке и дать жизнь всей нашей семье.

«Семья бабушки помогла итальянскому солдату дезертировать с фронта»

Наталья Калиниченко (33) делится историями своей прабабушки Наташи Мудраковой (1925-2014) из Воронежа
В июне 1941 года, когда началась война, моей бабушке было всего 15 лет и она училась в школе. После уроков все школьники работали в колхозе: убирали и сеяли урожай, ходили на ферму. С трудом представляю, как полуголодная и уставшая бабушка закончила 10 классов, да еще и с отличием.

Бабушка рассказывала, что фашистские части стояли во многих селах Воронежской области, включая и их Суд-Ивановку. Бабушкиной семье пришлось довольно долго жить в летней кухне — дом заняли фашисты-оккупанты. Так и жили, боясь лишний раз из кухни выйти.
Помимо немецких отрядов у них в селе располагались части, сформированные из венгров и итальянцев.

Один итальянец решил дезертировать, и попросил ее семью о помощи... Не хотел молодой парень стрелять по русским людям и завоевывать чужие земли. Рискуя жизнью, Семья Мудраковых спрятала его в погребе. А потом итальянец ушел. В благодарность оставил маленький серебряный кулончик с изображением Святой девы Марии. Этот кулончик хранится в моей семье.

«Бабушки и дедушки — дети войны, не любили о ней рассказывать»

Татьяна Пятых (26) рассказывает о своей прабабушке Наталье Клепацкой (1925 — 1991) из Казани
В нашей семье воевали все родные, и рассказывать о тяжелых военных временах они не любили. Я знаю лишь одну историю о прабабушке Наташе, рассказанную мне моей мамой.

Во время передислокации ее воинской части началась массированная бомбежка. Она была такой яростной, что у людей не было возможности даже поднять голову, все просто кинулись врассыпную и старались укрыться хоть где-то. Моя прабабушка была со своей подругой, такой же молодой девчонкой с невероятно длинной, толстенной косой.

Когда немецкие самолеты улетели, на месте, где укрылась подруга прабабушки осталась лишь одна воронка и эта самая коса. Больше ничего.

На войне прабабушка работала связисткой, а также была участником выездной бригады, устраивавшей небольшие концерты для солдат.
Закончила войну она в Кенигсберге, там же она познакомилась со своим будущим мужем, Михаилом Клепацким. В Кенигсберге они прожили до 1949 года. Там же у них родилась дочь, моя бабушка Татьяна.