Россия возрождает дивизии

В ответ на планы NATO Минобороны проводит масштабную перегруппировку на западных стратегических направлениях 10 Май 2016, 08:11
Новый главнокомандующий вооруженными силами США в Европе генерал Кертис Скапарроти, сменивший на этой должности главного «ястреба» Пентагона Филиппа Бридлава, заявил, что возрождающаяся Россия, которая к тому же стремится показать себя мировой державой, угрожает североатлантическому альянсу. Новый главком призвал страны — участницы НАТО быть готовыми противостоять Москве.

В Пентагоне Скапаротти, командовавший до этого американскими войсками в Южной Корее, считается генералом «умеренных» взглядов, предпочитающим вести переговоры, а не бряцать оружием. Но даже он, разводивший и миривший Пхеньян и Сеул, считает, что Россию надо именно сдерживать, то есть иметь против нее конкретные силы. 

С момента начала украинского кризиса в 2014 году НАТО в отношении с Россией непрерывно играет на повышение напряженности, проводя различные учения у границ, перебрасывая дополнительные контингенты войск, направляя корабли к прибрежным водам РФ. Воздушные инциденты с военными самолетами уже стали нормой.

Руководство NATO после начала украинского кризиса приняло решение увеличить военное присутствие в прибалтийских странах, Польше, а также Румынии и Молдавии, где в настоящее время проходят совместные учения с участием нескольких тысяч военнослужащих американской армии.

Официально НАТО заявляет, что не планирует разворачивать на новых территориях постоянный контингент. Но под видом учений в этих странах постоянно появляются американские, немецкие и английские танковые, мотопехотные батальоны и даже бригады. Военнослужащие североатлантического альянса постоянно отрабатывают решение задач: выдвижение к границам, прорыв эшелонированной обороны, ведение встречного боя и т.д.

Сухопутный фронт

До 2014 года на западном стратегическом направлении российские вооруженные силы могли противопоставить НАТО только несколько танковых и мотострелковых бригад по четыре тысячи человек каждая и одну воздушно-десантную дивизию. Но буквально за два последних года здесь создан сверхмощный бронированный «кулак», оснащенный по последнему слову техники.

4 мая нынешнего года в ходе селекторного совещания с руководством российского военного ведомства министр обороны Сергей Шойгу заявил, что предпринимается ряд мер с целью противодействия наращиванию сил североатлантического альянса в непосредственной близости от российских границ. В частности, речь идет о формировании трех новых дивизий — двух в Западном, а одной в Южном военных округах.

Глава Минобороны не сообщил дополнительных подробностей о новых соединениях, однако уже известно, что речь идет о 150-й мотострелковой дивизии (МСД), которая будет дислоцироваться в Новочеркасске Ростовской области и 10-й танковой, для которой в настоящее время создается инфраструктура в воронежских Богучарах и Валуйках. Примечательно, что 150-я МСД — это наследница легендарной стрелковой дивизии, чьи бойцы и офицеры штурмовали Рейхстаг в 1945 году.

О третьем соединении в настоящее время точных сведений нет, но предположительно третья дивизия будет мотострелковой и разместится в Ельне Смоленской области.

Каждая дивизия — это четыре мотострелковых или танковых, зенитно-ракетный, артиллерийский полки, а также несколько отдельных батальонов, в том числе инженерно-саперный, разведывательный и даже радиоэлектронной борьбы. Более 10 тыс. солдат и офицеров, сотни единиц танков, боевых машин пехоты, бронетранспортеров, самоходных гаубиц и других систем вооружения.      

Еще не так давно, во время перехода на так называемый новый облик российской армии, бывший тогда министром обороны Анатолий Сердюков и экс-начальник Генштаба Николай Макаров утверждали, что дивизии в современных войнах изжили себя — будущее за маленькими и компактными бригадами. Но сейчас на стратегическом направлении, где России угрожает НАТО, военно-политическое руководство опять формирует дивизии. Почему?

Дивизия — это тяжелый молот, которым можно проламывать оборону, составленную из многочисленных и хорошо вооруженных натовских соединений, но и с таким же успехом вести оборону. Российские мотострелковые и танковые бригады, напротив, в открытом бою вряд ли смогут сдержать «тяжелые» дивизии, потому что их козырь — это мобильность. С другой стороны, бригады могут помочь и в обороне как мобильный резерв, способный в случае прорыва уже наших оборонительных позиций вступить в бой и «заткнуть» брешь, разгромив противника. В таком порядке дивизии и бригады органично дополняют друг друга, и именно поэтому главком сухопутных войск России Олег Салюков и заявил, что хотя и принято решение формировать дивизии, но и от бригад отказываться никто не собирается.

При этом тенденция к формированию дивизий сейчас очевидна: помимо трех новых соединений в российской армии уже есть 2-я гвардейская мотострелковая Таманская и 4-я гвардейская танковая Кантемировская дивизии. Примечательно, что именно танкисты из подмосковных Алабино и Наро-Фоминска, а также нижегородских Богучар первыми освоят новейшие танки Т-14 «Армата», боевые машины пехоты «Курганец» и самоходные артустановки «Коалиция», причем поставки последних, вероятно, начнутся еще до конца нынешнего года.

В конце прошлого года недалеко от Москвы в поселке Баковка была сформирована 1-я гвардейская танковая армия, в состав которой уже вошли Таманская и Кантемировская дивизии. Новое объединение парирует угрозу со стороны стран Прибалтики и границы Белоруссии.

Вновь сформированные дивизии в Нижегородской и Смоленской областях, вероятнее всего, войдут в состав 20-й общевойсковой армии и прикроют курское, нижегородское и воронежское направления.

В то же время 150-я дивизия из Новочеркасска не только служит резервом подмосковным гвардейцам-танкистам, на помощь которым новое соединение сможет прийти в течение суток, но и помогает 20-й армии закрыть российско-украинскую границу.      

Война в воздухе

Осенью прошлого года командующий американскими военно-воздушными силами в Европе генерал Фрэнк Горенц заявил, что возможности российских воздушно-космических сил заставляют НАТО вспомнить опыт «холодной войны».

До 1991 года не только для ВВС СССР, но и стран — участниц НАТО, располагавших мощными средствами ПВО, единственным способом нанесения удара по позициям и тылам противника был полет на высокой скорости на высоте не более 200 м. Уже перед целью самолет набирал высоту, сбрасывал бомбы или пускал ракеты, а затем опять нырял к земле.

После «Бури в пустыне» сценарий воздушной войны изменился. Дальнобойные и высотные зенитные комплексы, а также радиолокационные станции Ирака, Ливии и Югославии выбивались крылатыми ракетами. После обезоруживающего удара истребители и бомбардировщики стран НАТО беспрепятственно летали на высоте свыше 5 тыс. м, чтобы не попасть под огонь ПЗРК и стрелкового оружия, и с помощью высокоточных бомб и ракет выбивали оставшиеся цели. 

Против российских ВКС такой сценарий не реализуем. В составе каждой российской дивизии ПВО есть дальнобойные системы С-300 или С-400, способные сбивать противника на дальности в несколько сот километров, а также зенитные ракетно-пушечные «Панцири», прикрывающие их. Примечательно, что последние, хотя и не бьют на сотни километров, но легко справляются, как показали испытания, не только с крылатыми ракетами, но и с ударными беспилотниками. 

В настоящее время в состав 6-й армии ВВС и ПВО, прикрывающей западное направление и противостоящей авиации НАТО в Европе, входят около двух десятков дивизионов С-400 и «Панцирей», которые защищают не только Москву и Московскую область, но и Санкт-Петербург, Калининград, Мурманск и другие города.

В то же время российские фронтовые бомбардировщики Су-34 создавались именно для совершения низковысотных прорывов, когда самолет защищает не только высокая скорость и низкая высота, но и комплекс радиоэлектронной борьбы «Хибины», способный «задавить» радар противника мощной помехой. 

Пока на западном направлении развернут только один авиационный полк новейших бомбардировщиков. Но с учетом того, что перед российскими вооруженными силами не стоит задача вторгаться в Европу, даже один полк, а это порядка 24 машин, сможет нанести противнику непоправимый ущерб, то есть с точки зрения сдерживания этого вполне достаточно.