Провалы арабов, успехи курдов

Когда в 2011 году в арабских странах начались потрясения, многие сравнивали эти события с развалом коммунистических режимов в 1989 году и даже с «Весной народов» 1848 года. Сейчас уже ясно, что картина намного сложнее. В основном, надежды не оправдались, хотя кое-где был успех, особенно в курдских областях. 19 Май 2016, 16:19
Среди арабских стран наибольшего успеха добился Тунис, но он не может считаться моделью для других государств региона. Это относительно небольшая страна, ее население практически однородно с религиозной и этнической точек зрения, ее границы не служат предметом международных споров, и она больше других испытывала влияние французской культуры. В Тунисе есть сильное исламское движение, но оно отличается умеренностью и продемонстрировало готовность идти на компромиссы и создавать коалиции.

Египет тем временем пережил потрясение, которое мало кто предвидел во время всеобщего воодушевления по поводу событий на площади Тахрир в Каире. После недолгого правления «Братьев-мусульман», пришедших к власти в результате демократических выборов, армия снова захватила власть путем переворота, получившего широкое одобрение в обществе, боявшегося тоталитарного контроля со стороны исламистов.

Ливия развалилась на исторические и географические составляющие. Несмотря на все попытки создать единую власть, в ней все еще есть три правительства, два парламента, не поддающееся счету количество военизированных формирований и один популярный генерал, называющий себя последним гарантом хоть какого-то восстановления единой Ливии. Но трудно поверить, что Ливия снова станет единым целым с политической точки зрения.

В Йемене, с его племенными и религиозными противоречиями и вмешательством Саудовской Аравии и Ирана, гражданская война привела к распаду государства. Невозможно сказать, каким будет правительство, способное восстановить страну.

В Сирии произошла самая большая трагедия арабского мира. Там каждый день рушится арабская национальная идея. Сирийское государство, созданное на основе договора Сайкса-Пико в границах, продиктованных интересами британского и французского империализма, развалилось на религиозные и этнические составляющие части на фоне жестоких преступлений, совершаемых как режимом Башара Асада, так и боевиками террористической организации «Исламское государство». Как известно из истории, гражданские войны — обычно самые жестокие из войн. В Сирии убиты 500 тысяч человек, еще четыре-пять миллионов бежали от ужасов войны в Иорданию, Ливан, Турцию и Европу, а еще несколько миллионов стали беженцами внутри страны.

В США, России и Испании огнем и кровью была создана новая единая государственная структура (после гражданских войн). Сегодня очевидно, что даже если режим Башара Асада уцелеет, вряд ли будет снова создана единая Сирия. Неудивительно, что в последнее время не слышен голос арабской интеллигенции, в свое время бывшей в авангарде идеологии арабского национализма — что можно сказать по поводу страшной жестокости, с которой арабы убивают арабов без всяких моральных сантиментов, разрушая государство, бывшее символом веры в арабское единство?

И, наконец, Ирак. Американское вторжение положило конец тирании Саддама Хусейна, но одновременно внесло свой вклад в развал иракского государства, тоже порожденного соглашениями Сайкса-Пико. Шиитское большинство, подвергавшееся преследованиям и угнетению при Саддаме Хусейне, одержало победу на выборах под американским контролем и расценило это как право угнетать суннитское меньшинство. Тем самым шииты способствовали появлению чудовища под названием ДАИШ, стремящегося вернуть суннитам гегемонию и положить конец раздельному существованию Сирии и Ирака.

Желающий объяснить колоссальный провал Арабской весны должен учитывать два явления: слабость гражданского общества и силу религиозной, этнической и региональной идентичности, которая в день Х стирает общегосударственную идентичность и лояльность. По этой же причине палестинское национальное движение не сумело преодолеть конфликт между ХАМАС и ФАТХ и сформировать единое легитимное палестинское образование.

На фоне этих провалов особенно заметен успех курдского национального движения, сумевшего проложить себе дорогу в условиях сложной реальности. На это пока не обращают должного внимания.
Иракская конституция, принятая после американского вторжения, предоставила курдам автономию. Но затем последовал провал иракского правительства. А курды тем временем провели кропотливую и ответственную работу и фактически превратили Региональное правительство Курдистана в государственное.

Оригинал публикации