В войне за Сирию наступает переломный момент.

Впервые с начала боевых действий две антитеррористические коалиции (возглавляемые Россией и США) фактически объединили усилия для достижения конкретной цели — освобождения города Ракка, провозглашенного «столицей» исламского халифата. 6 Июнь 2016, 11:26
На нее с двух направлений ведут наступление проамериканские отряды оппозиции и сирийские правительственные войска, которые до последнего времени не проводили в провинции Ракка вообще никаких операций. На сей раз они бросили в атаку на оплот ИГ свои ударные части, которые действуют при поддержке российской авиации. По данным “Ъ”, в разработке планов наступления помогают военные советники из РФ. От того, насколько стремительно будет развиваться наступление, зависят сроки завершения основной фазы антитеррористической операции в Сирии и соседнем Ираке.

Начавшаяся на прошлой неделе наступательная операция сирийской армии на подступах к Ракке стала принципиально новым моментом. Правительственные силы не появлялись в этой провинции с августа 2014 года, и Ракка считалась вотчиной запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ). Если кто и оспаривал власть халифата в этой провинции, то только курдские отряды и несколько формирований оппозиции, входящих в «Демократические силы Сирии» и пользующихся поддержкой США.

Именно эти формирования объявили в конце мая о начале наступление на 200-тысячную Ракку, провозглашенную «столицей» халифата. Впрочем, наступление это, ведущееся с северного направления, развивалось не слишком стремительно — одной из причин стали ограниченные людские ресурсы объединенных сил курдов и «умеренной оппозиции».

Гораздо более серьезную угрозу для ИГ может представлять операция, начатая в провинции Ракка сирийской армией и отрядами ополчения. По данным базирующегося в Ливане панарабского телеканала «Аль-Маядин», правительственные силы впервые за два года пересекли границу провинции, захватили важный транспортный узел в селении Закия и развивают наступление на город Табка, в окрестностях которого находятся военный аэродром и плотина на реке Евфрат.
Если армия сумеет захватить Табку, перед ней откроется прямая дорога на Ракку, до которой останется всего 40 км. Как сообщают западные СМИ, в авангарде наступающих сил движутся элитные армейские подразделения, известные как «Орлы пустыни». В операции задействованы бронетехника, артиллерия и авиация.
Ни в Дамаске, ни в Москве, ни в Вашингтоне официально не подтверждают, что две антитеррористические коалиции координируют свои действия в провинции Ракка. Однако военные эксперты, комментировавшие в воскресенье ситуацию в западных и арабских СМИ, считают такой вариант весьма вероятным.

По словам российских военных источников “Ъ”, воздушно-космические силы РФ оказывают сирийским войскам в их наступлении на Ракку серьезную поддержку. Как утверждает собеседник “Ъ”, именно действия российской фронтовой авиации позволили правительственным силам продвинуться вглубь провинции и фактически открыли им дорогу к Табке. «Выбор целей осуществляется исходя из данных космической и агентурной разведки, а действия сирийской армии координируются с нашими военными советниками»,— рассказал источник “Ъ”. «С возглавляемой американцами коалицией мы установили контакт, однако о совместном планировании операций говорить нельзя. Мы это предлагали, но полноценно сотрудничать с нами США не хотят»,— посетовал российский военный.

Контрольный выстрел

Ход наступления на позиции ИГ вокруг Ракки во многом определит дальнейший ход боевых действий против исламистов, а также сроки завершения основной фазы антитеррористической операции в Сирии и соседнем Ираке. Если под натиском объединенных сил двух коалиций Ракка падет относительно быстро (например, в течение нескольких недель), это наверняка окажет влияние на ход операций в Ираке, где правительственные войска при поддержке США штурмуют город Эль-Фаллуджа и готовятся начать операцию против еще одного оплота ИГ — Мосула.

Что же касается сирийского фронта, то падение Ракки может стать для ИГ контрольным выстрелом — на сегодня это последний крупный город, который группировка удерживает на территории страны.

Впрочем, успех антитеррористических сил отнюдь не предрешен. Как показывает опыт боевых действий в Ираке, штурм контролируемых ИГ крупных городов зачастую растягивается на месяцы — из-за угрозы массовых жертв среди мирного населения атакующие не могут использовать авиацию и увязают в уличных боях, теряя темп и инициативу. Кроме того, выдвижение сирийских правительственных сил к Ракке ставит под удар их растянутые коммуникации. Если ИГ получит передышку и возможность перегруппировать силы, его отряды вполне могут нанести контрудар, причем на любом из направлений — на Хомс, Хаму, недавно освобожденную Пальмиру или Алеппо.

Дополнительные проблемы для Башара Асада создает активность других радикальных исламистских группировок. Так, в окрестностях Алеппо отряды запрещенной в России «Джебхат ан-Нусры» и другой группировки — «Ахрар аш-Шам», которую Запад отказывается признать террористической, начали массированное наступление на правительственные войска и курдские силы. Чтобы отразить его, необходимо перебросить под Алеппо ударные части, а значит, ослабить группировку, выдвинувшуюся против Ракки.

Турецкий след

Ситуация вокруг Алеппо стала поводом для дипломатического демарша со стороны Дамаска. МИД Сирии направил письма генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну и Совету Безопасности, протестуя против поддержки, которую оказывают действующим там исламистам зарубежные государства. Наиболее резкой критике подверглась Турция — сирийские дипломаты обвинили ее в «планировании систематических актов терроризма».

Жесткую антитурецкую позицию заняла и Москва. Как заявил со ссылкой на жителей пригородов Алеппо представитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии, «в кварталах, где активизировались боевые действия, появились группы, частично состоящие из турецких военнослужащих».

По данным военных источников “Ъ”, перегруппировка подразделений «Джебхат ан-Нусры» в провинции Алеппо началась 3 июня. Боевики сумели пополнить запасы оружия и боеприпасов, после чего приступили к активным действиям. Отряды джихадистов воспользовались тем обстоятельством, что российская и сирийская авиация, соблюдая прекращение огня, не наносила ударов по тем районам, где позиции «Джебхат ан-Нусры» соприкасались с боевыми порядками формирований, считающихся «умеренными».
Кроме того, как сообщили “Ъ” в Центре по примирению сторон в Хмеймиме, обстановка резко ухудшилась после того, как американские вертолеты по ошибке сбросили боеприпасы и амуницию, предназначавшиеся для «Свободной сирийской армии», в тот район, который контролирует «Исламское государство».
В последние дни российские военные фиксируют интенсивные обстрелы позиций правительственных войск в окрестностях Алеппо — с применением ствольной артиллерии, минометов, зенитных установок и реактивных систем залпового огня. В воскресенье вечером в квартале Шейх-Максуд шли ожесточенные бои с использованием тяжелых вооружений и бронетехники. В этом районе, по данным российской разведки, сконцентрировано более 2 тыс. человек — как радикальных исламистов, так и представителей «умеренной оппозиции».

Военно-дипломатический источник “Ъ” убежден, что резко возросшая активность боевиков «напрямую связана с действиями США, которые обещали разделить оппозиционные и террористические группировки еще несколько месяцев назад, но так и не сделали этого». «Мы не намерены ждать бесконечно,— предупреждает собеседник “Ъ”.— Если наши западные партнеры не в состоянии выполнить собственные обещания, мы будем действовать самостоятельно. И без оглядки на дислокацию так называемой умеренной оппозиции». 

BMPD