Самое интересное в Сирии только начинается.

Грядущая битва за столицу ИГ - Ракку, как отмечают эксперты, вовсе не будет означать начало конца затяжной войны. 9 Июнь 2016, 12:42
В минувшие выходные заголовки российских СМИ взорвались сенсационной новостью: "Сирийская армия при поддержке российской авиации вошла в столицу ИГ". Признаюсь, даже меня, каждый день отслеживающего обстановку в Сирии, эти заголовки заставили вздрогнуть. Впрочем, было изначально понятно, что речь идет не о столице ИГ – городе Эр-Ракка, а об одноименной провинции.
О создании серьезной военной группировки на границах провинций Хама и Ракка стало известно еще на прошлой неделе. Группировка действительно серьезная. По некоторым данным, речь идет о 4,5 тыс. человек: морская пехота ВМС Сирии, бригада "Ястребы пустыни", 555-я бригада элитной 4-й механизированной дивизии под руководством брата президента Махера Асада, батальоны палестинского ополчения… В настоящий момент сирийские войска находятся примерно в 30 км к западу от стратегически важной авиабазы Ат-Табка и, соответственно, в 90 км от столицы ИГ. Серьезность готовящейся операции придает тот факт, что на этот участок фронта были переброшены силы из района Пальмиры, где до сих находится довольно большое количество мобильных частей боевиков, а главное – из-под Алеппо, чем, кстати, незамедлительно воспользовались не присоединившиеся к перемирию джихадисты из "Ахрар аш-Шам", "Фронта ан-Нусры" и др.
Судя по всему, изначально речь шла о броске на Дейр-эз-Зор, который уже несколько лет находится в осаде игиловцев. Разблокирование этого города и зачистка одноименной провинции, наряду с уничтожением боевиков в провинции Хомс, позволили бы Дамаску рассечь группировку ИГ и начать наступление. А затем взять под полный контроль границу с Ираком на всей ее протяженности. После этого можно было бы смело наступать на Ракку, которая оказывалась бы в полном окружении. Но, судя по всему, в Дамаске приняли иное решение – идти непосредственно на Ракку. Решение довольно рискованное.
Одной из главных причин принятия такого решения могло послужить начавшееся 24 мая наступление на столицу ИГ сил проамериканской SDF (Syrian Democratic Forces). В самом деле, успех SDF мог бы иметь весьма серьезные последствия для Дамаска. Во-первых, американцы тут же объявили бы себя победителями международного терроризма, распиарив эту победу чуть ли не до уровня взятия Берлина в мае 45-го и победы во Второй мировой. Международный терроризм, в первую очередь в лице ИГ, давно стал в сознании западного обывателя стараниями СМИ чем-то вроде немецкого нацизма, победа над ним – серьезная заявка на восстановление однополярного мира, который по факту уже перестал существовать. Ну, или, как минимум, на безоговорочное восстановление доминирующей позиции в западном полюсе, в котором диктат США давно не вызывает радостных чувств.
Конечно, взятие Ракки совершенно не означает победы над ИГ. Сирийская пустыня – идеальное место для многолетней партизанской войны, а боевики ИГ отличаются высокой мобильностью, умением мимикрировать и "сливаться с местностью". Кроме того, ИГ – по сути, разветвленная сетевая структура, т. е. уничтожение каких-то частей этой системы совершенно не означает, что без них не будут функционировать другие части. К тому же, никто не отменял поддержку, которой боевики по-прежнему пользуются у значительной части суннитского населения, как в Сирии, так и в Ираке, а также высокую идейную мотивацию террористов.
ИГ – это гидра. Отрубишь одну голову – тут же вырастет еще две. Надо тут, безусловно, отдать должное создателям – система работает практически идеально. Даже если выдавить полностью из Сирии в Ирак, это тоже не будет для них смертельно. Как мы видим на примере штурма Фаллуджи, позиции террористов в этой стране еще даже сильнее, чем в Сирии, и иракская армия, даже при поддержке курдов и иранского ополчения, вот уже который день публично расписывается в собственном бессилии.

Напомню, что лидер ИГ аль-Багдади недавно призвал сторонников активизироваться в других странах. Пространство для маневра у ИГ в этом плане широченное. Можно ожидать активизации террористов, как минимум, в Ливии и Афганистане. Последнее представляется наиболее опасным, так как это уже угроза российскому "подбрюшью". Как показали недавние события в Актюбинске (Актобе), даже такой устойчивый режим как в Казахстане - не способен обеспечить полную безопасность наших границ.
Но вернемся к Ракке. Итак, Асаду совершенно не нужно, чтобы она вместе с лаврами победителя ИГ досталась американцам. Неудивительно, что в Вашингтоне, судя по всему, решили любой ценой взять столицу боевиков до начала президентских выборов, чтобы записать это в личный актив Обамы. Успешное взятие Ракки, к тому же, позволит проамериканским силам обратить внимание на Дейр-эз-Зор, мотивируя это необходимостью контроля над иракской границей для того, чтобы окончательно добить террористов уже там. Это будет означать фактический раздел Сирии, при этом центральная и восточная ее части с ее нефтеносными районами окажутся в зоне влияния США, и там будет относительный, но мир. А Дамаску останется лишь узкая полоска средиземноморского побережья на западе страны, в котором будет продолжаться мясорубка гражданской войны всех против всех. Более того, американцы и их союзники начнут еще настойчивее требовать отставки Асада как единственного способа сохранить хоть в каком-то виде целостность страны.
Кстати, курдам, американцы, скорее всего, пообещали, ну, как минимум, содействие в соединении кантонов Рожавы, а как максимум – объединение с иракским Курдистаном в новом государстве. Разумеется, для Дамаска это тоже, мягко скажем, не сулит ничего хорошего. 

Оригинал материала.
Стоит также отметить, что снятие значительных сил правительственной армии из-под Алеппо дает шанс "зеленым", как "умеренным", так и не очень (все та же "ан-Нусра"). Совершенно очевидно, что их активизация нужна с одной целью – отвлечь внимание Асада от Ракки. И выгодно это практически всем участникам конфликта: США, Турции, Саудии и ее союзникам. Сегодня многие военные эксперты прямо говорят о том, что перенос основных сил в провинцию Ракка является ошибкой, т.к. он не только обнажает фронт под Алеппо, позволяя боевикам свободно простреливать трассу, соединяющую основные города страны: Алеппо, Хама, Хомс и Дамаск, но и ставит под удар Дейр-эз-Зор, к тому же позволяет ИГ вновь нарастить силы в районе Пальмиры.