На глобальном рынке оружия настал «момент Hyundai»

Глобальный рынок вооружений переживает «хендаизацию» 9 Апрель 2015, 07:24
Когда-то появление средних по качеству, но зато недорогих машин Hyundai перекроило автомобильный рынок – теперь похожий процесс происходит в сфере военно-промышленного комплекса. Приход новых экспортеров оружия с предложением «разумной цены» не только создает угрозу для американских и европейских производителей, но и ослабляет военно-олитическое влияние развитых стран, пишет в Wall Street Journal Джо Катцман, аналитик и почетный редактор специализированного информационного ресурса Defense Industry Daly.
Оружие высокой точности и программное обеспечение десятилетиями помогали США поддерживать военное превосходство. Сейчас же на рынок выходят новые игроки, пишет Катцман, и сегодня члены блока НАТО Турция и Польша покупают самоходные гаубицы не у Америки или Германии – они обращаются в Samsung  Новейшие корабли снабжения для Великобритании строит Daewoo, а Korea Aerospace Industries поставляет боевые реактивные самолеты TA-50 и FA-50 Ираку, Индонезии и Филиппинам. Эти самолеты стоят на 33-50% меньше, чем самый дешевый истребитель американского производства, F-16; можно сэкономить даже больше, если купить бразильские A-29 Super Tucano (20 таких машин обошлись ВВС США в $427 млн . Турция, Бразилия, ЮАР с ОАЭ, не говоря о России и Китае, – все они также производят высокоточное оружие, включая «невидимые» крылатые ракеты.
Korea Aerospace Industries - боевые реактивные самолеты TA-50 и FA-50 
Крупнейший в Европе производитель вооружений BAE Systems в 2014 году зарегистрировал снижение объема продаж: £16,64 млрд против £18,18 млрд в 2013-м; мировой лидер ВПК – Lockheed Martin – закончил прошлый год чуть лучше, чем 2013-й (выручка $45,6 млрд против $45,4 млрд), однако обе эти цифры хуже результатов предыдущих трех лет. Появление «достаточно хорошего» оружия с приемлемым соотношением цены и качества, безусловно, угрожает положению исторически сильных производителей. И заодно может пошатнуть дипломатические и военные отношения западных стран и остального мира, считает Катцман. Во-первых, пишет аналитик, трудно переоценить значимость личных отношений с военными других стран. Примеры Пакистана, Египта и других государств показывают, что вчерашний генерал завтра может стать президентом. Во-вторых, широкие возможности в выборе поставщика лишают западные страны возможности не отдавать те или иные виды вооружений тем или иным режимам и, следовательно, ослабляют их влияние.
Осознавая эти трудности, Пентагон уже предложил третью по счету «стратегию компенсации» (third offset strategy), которая подразумевает, что в сложившейся ситуации на рынке вооружений США будут конкурировать и добиваться превосходства в высокотехнологичных областях – кибербезопасности, продвинутых системах анализа «больших данных», робототехнике и автономном оружии, электромагнитном вооружении, новых технологиях производства амуниции (3D-печать).
Будет ли эта стратегия эффективной – еще вопрос, отмечает аналитик. Программы по военной робототехнике есть в более чем 80 странах, Исламское государство уже использует легкие беспилотники, Северная Корея и Иран научились вести кибервойну. Рыночные барьеры – недостаток инвестиций, сложность создания глобальных сервисных сетей – могут притормозить «хендаизацию». Но вот остановить ее у западных стран вряд ли получится, констатирует Катцман.