ВМС КНР: новый эсминец и проблемы эволюции

В марте 2014 г. в состав ВМС Китая вошел новый корабль — Kunming («Куньмин»), головной эсминец проекта 052D. В ближайшие 10–15 лет эти корабли будут определять возможности КНР в дальней морской и океанской зонах, действуя в том числе и в составе авианосных ударных групп китайского флота. По своим возможностям они являются функциональными аналогами несколько более крупных американских эсминцев типа Arleigh Burke и позволяют КНР в перспективе бросить вызов морскому могуществу США и их союзников, прежде всего Японии. 31 Июль 2015, 19:27
О возрастающей мощи флота КНР Technowars уже писал в статье «Китай выходит в открытое море» (#12/2013). Новый эсминец водоизмещением 7000 тонн должен стать крупносерийным для своего класса кораблем — предполагается строительство не менее 12 единиц данного типа. Помимо уже вошедшего в строй головного корабля, на воду спущены еще два эсминца, остальная пятерка находится на разных этапах строительства. До конца этого года предполагается закладка остальных четырех эсминцев проекта 052D. Вся дюжина должна войти в строй до конца 2018 года. Из крупных китайских боевых кораблей проект 052D станет самым крупносерийным: его предшественники последних 20 лет, от проекта 051B до 052C, строились сериями от одной до шести единиц — очевидно, китайские конструкторы искали оптимальные характеристики и возможное вооружение корабля. Роль основного эсминца тем временем исполняли устаревающие суда проекта 051 (без литер), созданные в свое время на основе советского проекта 56 1950-х годов разработки.
 
Представитель компании Jiangnan Shipyard, построившей эсминец, и представитель принимающей стороны подписывают акт о передаче эсминца «Куньмин» китайским ВМС
Ключевым новшеством проекта 052D для ВМС НОАК является оснащение корабля полноценной боевой информационно-управляющей системой, построенной по идеологии американской БИУС Aegis, обеспечивающей коллективную оборону соединения. На данном проекте это реализовано в сочетании с современной РЛС с активными фазированными антенными решетками (АФАР) и подпалубными универсальными пусковыми установками по типу американской Mk 41 или российского УКСК (универсальный корабельный стрельбовый комплекс).
Корабли, построенные по этой концепции, отличаются резко возросшими возможностями ПВО, что позволяет поставить под сомнение главный американский козырь в вой­не на море — господство в воздухе, обеспеченное мощью палубных авиа­ционных соединений. В сочетании с ударными возможностями самих эсминцев, появлением у КНР собственной палубной авиации и потенциалом дальней береговой авиации при столкновении в западной части Тихого океана эти возможности могут дать синергический эффект, резко повышая эффективность каждого элемента в отдельности и системы в целом.
 
Эсминец «Куньмин» — головной корабль проекта 052D 
Сведения о ракетном вооружении корабля, помимо того что он может нести до 64 ракет разных типов, пока не полны. Известно, что для целей ПВО будут служить ракеты, аналогичные тем, что используются в ЗРК HQ-9 (китайский вариант системы семейства С-300П), а для ударных задач — ракеты российского комплекса Club (экспортная версия противокорабельного ракетного комплекса «Калибр»). Может применяться и ракета 3М-54Э — двухступенчатая ПКР дальностью полета 220 километров, преодолевающая первые 180 километров пути на скорости в 0,8М, а последние 40 км после отделения первой ступени — на скорости около 3М, что существенно осложняет ее перехват.
Противолодочное вооружение эсминца будет представлено классическим «джентльменским набором» — вертолет в ангаре и противолодочные торпедные аппараты на самом корабле. Его основной артсистемой должна стать 130-мм пушка H/PJ38, в арсенале которой могут находиться и высокоточные снаряды.
 
Главный калибр ствольной артиллерии эсминца «Куньмин» — новое 130-мм орудие H/PJ38, способное вести огонь в том числе и корректируемыми боеприпасами
При всех возможностях нового ко­рабля стоит отметить, что в настоящее время основу ВМС НОАК составляют достаточно старые боевые единицы: 16 из 32 эсминцев и 33 из 45 фрегатов построены более 20 лет назад, при этом — в силу большего на тот момент отставания Китая в военной технологии — они уступали (и уступают) российским, европейским и американским кораблям соответствующих классов по своим возможностям.
Схожим образом складывается ситуация в подводном флоте: из почти 70 номинально имеющихся в составе флота подлодок лишь 19 относятся к современным, при этом Китай часто сталкивается с трудностями в ходе их ремонта и модернизации. Однако не менее существенной проблемой является специфическое место ВМС в доктринах Народно-освободительной армии Китая, связанное с традициями и историей его современных Вооруженных сил.
Боевая рубка «Куньмин»
Выросшая из полупартизанских формирований китайских коммунистов (8-й армии, Новой 4-й армии и др.), НОАК не имела опыта столкновений огромных регулярных армий, который получили участники Второй Мировой войны на советско-германском и западноевропейском театрах военных действий. После завершения гражданской войны в Китае и образования КНР НОАК фактически участвовала только в двух войнах — корейской 1950–1953 гг. и войне с Вьетнамом в 1979 г. Кроме того, можно упомянуть боевые действия в Тибете, пограничные конфликты с Индией и СССР, «перестрелки» с Тайванем. Боевой опыт, извлеченный из этих конфликтов, был недостаточным для того, чтобы сформировать современные вооруженные силы, способные тягаться с противниками уровня СССР или США. Кроме того, свой отпечаток на формирование армии и ее систему управления накладывают и культурные традиции страны, которые в КНР часто входят в противоречие с требованиями современной войны. Одной из главных проблем вооруженных сил КНР считается малая инициативность командиров на местах и слепое следование однажды принятым шаблонам и спущенным сверху инструкциям. Эти недостатки отмечались и в конфликтах с участием Китая, и в совместных учениях, в том числе российско-китайских: те решения, которые самостоятельно принимал российский ротный командир, его китайский коллега получал из вышестоящих штабов через две, а то и три ступени.
Эти особенности китайского менталитета являются, возможно, самым главным и самым труднопреодолимым препятствием на пути создания современных вооруженных сил, в том числе военно-морских, способных гибко и быстро реагировать на стратегические и тактические перемены.
 
Надстройка с антенным постом эсминца «Куньмин»
Тем не менее развитие ВМС продолжается. Китайская военно-морская стратегия предусматривает три этапа развития флота. На первом предполагалось создание группировок, которые могли бы поддерживать заданный операционный режим в пределах зоны, ограниченной «первой цепью островов» (острова Рюкю и Филиппинский архипелаг), включающей акватории Желтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей и одновременно призванной играть роль «морской Великой китайской стены». В настоящее время этот этап завершен.
На втором этапе (до 2020 года) планируется наращивание возможностей активных действий ВМС в пределах зоны, ограниченной «второй цепью островов» (Курильские острова, Хоккайдо, острова Нампо, Марианский и Каролинский архипелаги, Новая Гвинея) и включающей акватории Японского и Филиппинского морей, а также морей Индонезийского архипелага. Ключевым здесь является строительство кораблей класса «корвет/фрегат» и дизельных подлодок.
 
Авианосец «Ляонин» в составе авианосной ударной группировки в ходе учений ВМС НОАК. Видны также корабли типов 052C и 054A.
На третьем этапе (до 2050 года) предполагается создать мощный океанский флот, способный решать поставленные цели практически в любом районе Мирового океана. Ключевой задачей здесь является создание полноценных авианосных сил (частью которых является упомянутый выше эсминец) и атомного подводного флота.
Так или иначе, наращивание возможностей ВМС — долгий и сложносоставной проект с негарантированным результатом, прежде всего в силу реакции соперников, тоже не стоящих на месте. При этом, несмотря на прогресс, сохраняется разрыв между технологическим уровнем Китая и остальных ведущих военных держав, включая и Россию. Архитектура и потенциал современных боевых кораблей ВМС НОАК в значительной степени определены либо прямым экспортом из РФ, либо более или менее честным «заимствованием» технологий.
 
Авианосец «Ляонин» ВМС НОАК
Особенно это заметно на примере китайского авианосца Liaoning («Ляонин»; восстановленный советский авианесущий крейсер «Варяг», спущенный со стапеля судостроительного завода в Николаеве в 1988 г., в 1993 г. по договору о разделе Черноморского флота отошедший Украине, а в 1998 г. проданный ею КНР для строительства, как заявлял покупатель, плавучего развлекательного центра) несущего палубные истребители J-15, скопированные с Су-33. Заимствованы и основные элементы самого авианосца, включая систему аэрофинишеров, радиолокационное вооружение, связь и навигацию. До полноценного собственного авианосца и авиакрыла предстоит пройти еще долгий путь.
«Ляонин» лишь немногим уступает в размерах самым большим военным кораблям в мире — американским авианосцам класса «Нимиц»
Говоря о перспективах ВМС Китая, нужно отметить, что путь создания мощного океанского флота прямо связан с экономическим прогрессом в стране и занимает порядка 20–30 лет. Таким образом, полноценным боевым организмом новый китайский флот станет еще не скоро, и его судьба непосредственно зависит от способности КНР поддерживать экономический рост и далее. За последние полторы сотни лет это уже четвертая попытка построить сильный флот. Первые три оказались неудачными по ряду причин, начиная с поражения от Японии и гражданской войны до Великой Культурной Революции.