Россия строит корабли для тех, у кого есть деньги

Двадцать лет разрушительных «реформ». Такова аксиома нашего времени, оправдывающая задержки и непреодолимые (якобы) трудности при обновлении корабельного состава ВМФ России. Субмарина за двадцать лет и фрегат — за девять. Налицо полная утрата технологий и культуры производства. Мы не умеем строить ничего, и нам потребуется еще ...дцать лет для восстановления предприятий и утраченных кадров. Желательно купить за рубежом очередной “Мистраль”, чтобы наши корабелы приобрели хоть какой-то опыт в проектировании и строительстве современных кораблей.

Его звали “Вечный”

Как известно, последние боевые корабли 1-го ранга (большой противолодочный корабль “Адмирал Чабаненко” и ТАРКр “Петр Великий”) были переданы ВМФ России в 1998-99 гг. Эсминец “Вечный” среди них не значится, хотя он вступил в строй на 7 лет позже. Сейчас на пару с эсминцем “Внушительный” (новое имя — “Тайчжоу”) эсминец “Вечный” (“Нинбо”) несет службу в составе ВМС Китая.
Коротко о важном: два ракетно-артиллерийских эсминца пр. 956-ЭМ, заложенные в 2002-ом и переданные заказчику в 2005-06 гг.
Три с половиной года с момента закладки до вступления в строй для корабля океанской зоны с полным водоизмещением 8000 тонн! Темпы постройки догоняют показатели советского периода. Вот она, великая суть капитализма, в погоне за прибылью капиталисты творят чудеса.
Одним из главных недостатков пр. 956 считалось отсутствие возможностей для постоянного базирования вертолета. Пожелания китайцев были учтены в пр. 956-ЭМ (экспортный, модернизированный). В кратчайшие сроки специалисты Северного ПКБ откорректировали проект: эсминец получил полностью измененную кормовую часть. Исчезла 130-мм артиллерийская установка, на её место переместилась пусковая установка ЗУ90С с погребом боезапаса зенитного комплекса “Ураган”. В результате перекомпоновки в средней части корпуса образовалось достаточно места для полноценного вертолетного ангара.
Было усилено зенитное вооружение за счет замены устаревших АК-630 на два современных модуля ЗРАК “Каштан”.
В отличие от российского флота, довольствующегося базовой модификацией ПКР “Москит”, Китаю были поставлены модернизированные противокорабельные ракеты с увеличенной дальностью стрельбы (“Москит-ЭМ”, до 200 км при низковысотном профиле полета).
"Нинбо" стреляет "Москитом"
Эсминцы “Тайчжоу” и “Нинбо” вместе с двумя другими “Ханчжоу” и “Фучжоу” (бывш. “Важный” и “Вдумчивый” — заложенные еще при Союзе, но достроенные на китайские деньги в 1999-2000 гг.) составляют однородное ударное соединение ВМС НОАК, несущее 32 сверхзвуковые ПКР и 192 зенитные ракеты.

Риф-М

Зенитная система С-300 не нуждается в долгом представлении.
В мире существуют всего три корабельных ЗРК С-300ФМ. Первый заменил собой один из двух С-300Ф на борту атомного крейсера “Петр Великий” (для замены второго С-300Ф на С-300ФМ не хватило средств).
Два других комплекта С-300ФМ были собраны в середине 2000-х и установлены на борту эсминцев “Шэньян” и “Шицзячжуан” (тип 051С).

Не секрет, что корпусные конструкции составляют лишь малую часть стоимости кораблей. Наряду с ГЭУ наиболее сложным и дорогостоящим элементом корабля считается его оружие. В первую очередь — дальнобойные ЗРК, для которых требуются соответствующие средства обнаружения и управления огнем.
Оба китайских эсминца Тип 051С были построены в 2006-07 гг. специально для размещения уникальной зенитной системы.
Комплекс С-300ФМ на борту эсминца “Шэньян”. На переднем плане подъемное “зеркало” радиолокатора Ф1М, перед ним — пусковые установки револьверного типа (6 ПУ по 8 ракет в каждой). На заднем плане — радар общего обзора типа “Фрегат”. Все российского производства
В чем отличие С-300ФМ от “обычных” С-300Ф, установленных на четырех отечественных крейсерах?
Отличие в системе управления огнем. Вместо 30-тонной “Сиськи” ЗР-41 используется современная РЛС Ф1М с фазированной антенной решеткой. Резко увеличилась дальность стрельбы (с 90 до 150 км), в два раза возросла плотность огня (одновременное наведение до 12 ракет по шести воздушным целям — вместо шести ракет по трем целям у ЗР-41).
Возможности новой СУО позволили вооружить корабли зенитной ракетой 46Н6Е2 с увеличенной дальностью пуска (до 200 км) и повышенными возможностями в борьбе с баллистическими целями.
Эсминцы типа 051С стали первыми кораблями ВМС НОАК с зональными системами ПВО. Благодаря российским комплексам С-300ФМ, китайские эсминцы были на тот момент лучшими морскими зенитными платформами, превзойдя по возможностям ПВО/ПРО американский “Иджис”.

Наша гордость “Викрамадитья”

Бывший советский авианесущий крейсер “Адмирал Горшков”, ставший индийским авианосцем INS Vikramaditya.

Что изменилось? Всё. В процессе постройки на корабле было заменено большинство элементов выше ватерлинии (234 секции корпуса) и полностью заменена энергетическая установка. Проложено 2300 километров кабелей. Заменены котлы и установлены турбины повышенной мощности. Модернизированы опреснители — теперь корабль способен производить до 400 тонн пресной воды в сутки. Индийцы потребовали демонтировать все устаревшее вооружение (впоследствии на корабле будут установлены зенитные комплексы Barak израильского производства). Перестройке подвергся ангар. В процессе работ авианосец получил сплошную полетную палубу площадью 8093 кв. м. Для обеспечения работы авиакрыла в носовой части появился взлетный трамплин с углом схода 14°. Для обеспечения работы авиакрыла на борту “Викрамадитьи” были оборудованы две стартовые позиции с газоотбойниками, установлены трехтросовый аэрофинишер и оптическая система посадки “Луна-3Э”. Грузоподъемность носового самолетоподъемника была увеличена до 30 тонн.
Изначально контракт на модернизацию (фактически постройку) авианосца предусматривал передачу корабля заказчику в 2008 году. Разумеется, этот смелый график оказался сорван. Русские немного “отвафлили” индусов, вдвое превысив смету и задержав передачу “Викрамадитьи” на 4 года. Еще один год ушел на восстановительный ремонт ГЭУ, котельная группа которой вышла из строя на ходовых испытаниях в 2012 году.
Что ж, теперь все проблемы позади. Вот уже второй год INS Vikramaditya несет службу в составе военно-морских сил Индии.
Вопреки всем скептикам (“сперва научитесь строить фрегаты!”), в нашем суровом отечестве был построен настоящий авианосец длиной 283 метра и водоизмещением 45 тыс. тонн! Построен достаточно быстро: общий ход работ занял не более 8 лет. Стоимость глубокой модернизации “Горшкова” составила 2,3 млрд. долл., что вполне укладывается в мировые стандарты для авианесущих кораблей.

Парадокс?

Как только появляются деньги, заканчиваются все вопросы. Как-то решается проблема с “отсутствием мощностей и кадров”. Мгновенно находится место для постройки корабля любого размера и назначения (как так? неужели? Единственное место, где можно строить авианосцы — Николаевский ССЗ, на территории Украины).
Авианосец и четыре эсминца, не считая комплектов вооружения для ВМС Индии и Китая, — палубные истребители, зенитные комплексы “Риф-М”, крылатые ракеты семейства “Калибр”... Данный список был бы неполон без индийских фрегатов типа “Тальвар” (пр. 11356).
Проект “Тальвар” был разработан в инициативном порядке Северным ПКБ на основе сторожевика пр. 1135. Стоит признать, результат превзошел ожидания. Из некогда удачного “Буревестника” получился многофункциональный боевой корабль XXI века: с технологией “стелс”, солидным ударным потенциалом и отличными оборонительными системами для корабля такого класса. Объективно, “Тальвар” — лучший из существующих на сегодняшний день фрегатов. Самый сбалансированный и хорошо вооруженный, при том относительно простой по конструкции и дешевый в постройке.
В период с 1999 по 2013 гг. на российских верфях было построено шесть кораблей данного типа. Средний темп постройки одной единицы составил 4 года с момента закладки до вступления в строй. Первые три “Тальвара” строились на “Северной верфи”, последняя троица — на калининградском “Янтаре”.
На том самом “Янтаре”, который уже 11-й год не может достроить БДК “Иван Грен” для российского флота. Сходный по водоизмещению, но гораздо более примитивный по оснащению, чем индийский “Тальвар”.
Любопытно, что аналогичные СКР пр. 11356, строящиеся для российского флота в количестве четырех единиц, также превратились в долгострои. Головной “Адмирал Григорович”, заложенный в 2010 году до сих пор не был передан флоту. В общем, удивляться нечему.
Авианосец, эсминцы, “Тальвары” — это еще не все.
Невидимая и в прямом, и переносном смысле часть списка — это 15 подводных лодок проектов 636М и 636.1 для военно-морских сил Китая, Алжира и Вьетнама. Все это — модернизированные “черные дыры”, неуловимые ДЭПЛ типа “Варшавянка” с обновленными системами и оружием. Строившиеся в 2002-2015 гг. со средним темпом постройки 2-3 года.
ДЭПЛ “Синдуракшак” после глубокой модернизации на ССЗ “Звездочка” (2013 год). В рамках российско-индийского контракта стоимостью 80 млн. долл. «Синдуракшак» получила новую гидроакустическую станцию USHUS, радар Porpoise, новые средства РЭБ, систему радиосвязи
СCS-MK-2, комплекс управляемого оружия Club-S (противокорабельные и тактические крылатые ракеты — экспортные модификации семейства российских ракет «Калибр»). Любопытно, что ни одна из “Варшавянок” российского флота не удостоилась подобной модернизации, оставшись на уровне 80-х гг.
Что касается наших моряков, то им достались “черные дыры” иного характера. Таинственные финансовые схемы, в которых растворяются любые средства.
Только так объясняется парадокс, при котором мы строим авианосец для Индии, в то время как отечественный флот не может получить корвет в течение девяти лет (эпопея “Совершенного” на Амурском ССЗ, длящаяся с 2006 года по н.в.).
Приведенные примеры красноречиво свидетельствуют, что у нас нет недостатка ни в технологиях, ни в производственных мощностях, ни в кадрах.
Нельзя предъявить претензии к самим верфям, ССЗ и поставщикам высокотехнологичного оборудования. Они производят продукцию в частном порядке, руководствуясь выгодой и здравым расчетом. Экспорт помог им выжить в условиях отсутствия заказов от Минобороны. В то время как сам выход на мировой рынок частично нивелировал потери, вызванные развалом Союза: сейчас можно открыто приобрести любую технологию и найти нового поставщика материалов и оборудования.
Проблема лежит в иной плоскости: бюджетом Минобороны распоряжаются васильевы-сердюковы с очевидными для Минобороны последствиями.