Французская версия соглашения по "Мистралям"

Французское издание "La Tribune" опубликовало статью, в которой излагаются обстоятельства переговоров с Россией по случаю расторжения контрактов на поставку в Россию двух универсальных десантных кораблей типа Mistral. 21 Сентябрь 2015, 15:01
Французское издание "La Tribune" опубликовало статью Michel Cabirol "Mais Pourquoi la Russie a Accepte l'accord sur les Mistral", где излагаются обстоятельства переговоров с Россией по случаю расторжения контрактов на поставку в Россию двух универсальных десантных кораблей типа Mistral. Как и бывает обычно при подобных обстоятельствах, каждая из сторон сейчас выставляет достигнутое соглашение как собственную дипломатическую победу. Приводимый ниже текст стоит рассматривать как французскую версию событий в противовес известной российской версии, в то время, как истина, скорее всего, находится где-то посередине и будет описана лишь историками.
L'accord sur la résolution du dossier Mistral semble plus favorable à la France qu'à la Russie. Le secrétaire général de la Défense et de la Sécurité nationale, Louis Gautier, qui a négocié cet accord, en révèle certaines coulisses.

Почему Россия согласилась на соглашение по «Мистралям»

Соглашение по ситуации вокруг кораблей типа Mistral выглядит более выгодным для Франции, чем для России. Возглавлявший переговоры генеральный секретарь по обороне и национальной безопасности Франции Луи Готье раскрыл некоторые детали корреспонденту газеты Мишель Кабироль (Michel Cabirol)
Универсальный десантный корабль типа Mistral (c) military-today.com
Почему Россия согласилась на более выгодные для Франции условия расторжения договора о поставке двух универсальных десантных кораблей типа Mistral российскому флоту? Возглавлявший переговоры генеральный секретарь по обороне и национальной безопасности Луи Готье раскрыл 8 сентября некоторые интересные детали во время слушаний в Национальном собрании Франции. Выбор пал на Готье из–за его навыков в области контроля за экспортом вооружений и роли в подготовке переговоров с Россией. 

«4 декабря 2014 года премьер-министр доверил генеральному секретариату по обороне и национальной безопасности первый мандат: провести межведомственное рассмотрение этого дела, — отметил Луи Готье. — Оно же естественным образом привело к составлению такой рекомендации: выйти на контакт с Россией и начать с ней дискуссию для объяснения условий приостановки соглашения и, в перспективе подтверждения этого решения, отмены поставки двух кораблей». 

После пяти месяцев переговоров Луи Готье убедился в разногласиях среди его российских собеседников. Некоторые из них выступали за передачу кораблей, чего нельзя было сказать о главном представителе российской стороны Дмитрии Рогозине. Российский вице–премьер «изначально не слишком поддерживал» покупку французских кораблей, отметил Готье. В любом случае, «у российской стороны не было единой позиции». 

Россия хочет сохранить Францию в числе партнеров


В качестве объяснения решения Москвы принять соглашение Луи Готье подчеркнул, что Россия хочет «сохранить партнерские отношения с Францией или, по крайней мере, сделать так, чтобы она осталась возможным собеседником». По его словам, в России в первую очередь хотели, чтобы «этот вопрос разрешился и не создавал помех в остальных дипломатических контактах с нашей страной». В частности в урегулировании украинского кризиса и переговорах с Ираном: «Как мне кажется, главным образом обе страны были заинтересованы в том, чтобы этот вопрос не отравлял главные дипломатические вопросы». 

Кроме того, у России, «без сомнения, были те же причины не желать долгих и дорогостоящих тяжб, что и у французского государства». Тем более что в России хотели «скорейшего платежа. А в случае арбитража это может затянуться надолго, причем не только из–за работы судей, но и из-за сторон, которые могут вести свою игру в процессе, привнося новые элементы в дело».

Выгода Франции


Парижу пришлось проделать долгий путь, чтобы подписать наиболее выгодное для своих интересов соглашение. «С юридической точки зрения наша изначальная позиция оставляла желать лучшего», — уверяет Луи Готье. Тем более что два подписанных правительством Фиона в январе 2011 года договора (государственный и торговый) «обязывали французское государство предоставить ряд гарантий, в частности касательно передачи технологий и оборудования, которое должно было быть поставлено в Россию».

В межправительственном соглашении предусматривался арбитраж по итогам шести месяцев безуспешных переговоров, а в торговом договоре объединения DCNS с ОАО "Рособоронэкспорт" было прописано судебное разбирательство через 12–14 месяцев после возникновения разногласий. Перед DCNS «вставал риск выплаты российской компании пени в размере 0,2% от стоимости поставки за неделю просрочки в пределах 5% общей стоимости».

Изначально русские требовали куда большую сумму. В конечном итоге Франция вернула им 949,7 миллиона евро, из которых 56,7 миллиона евро приходятся на затраты на подготовку экипажей. Без финансовых расходов, пени и компенсаций. «Ничего этого нет, нам удалось получить удовлетворительный результат», — подчеркнул Луи Готье. Россия требовала компенсаций за оборудование причалов во Владивостоке и производство вертолетов, которые должны были быть размещены на борту кораблей. Кроме того, перепродажа кораблей должна была осуществляться с согласия России.

В конечном итоге, в договоре прописана сумма операции и указывается, что для реэкспорта кораблей Россию требуется только уведомить, а не получить от нее разрешение. 

Последствия для министерства обороны и DCNS


Деньги на выплаты России были взяты из бюджета министерства обороны Франции, однако оно «в течение трех дней получило перечисленные DCNS 893 миллиона [евро] и получит оставшиеся 56,7 миллиона в конце года», — объяснил Луи Готье. То есть в бюджете министерства обороны ничего не меняется. Чего не скажешь о государственном бюджете, который потерял 56,7 миллиона евро.

Что касается DCNS, то страховая компания Coface покроет не только сумму контракта, но и расходы на охрану (миллион евро в месяц за каждый корабль) и общие расходы, которые в настоящий момент обсуждаются с предприятием-строителем. Так, например, в них попадет маржа DCNS как участника создания системы. В то же время торговая маржа выплатами Coface не покрывается. 

«В общей сложности сумма выплат Coface может достичь миллиарда евро, — уточнил Луи Готье. — Однако речь тут не идет о сумме страхового случая, которая будет установлена лишь при перепродаже кораблей DCNS. Здесь сумма будет иной: Coface вычтет сумму перепродажи из суммы выплат по условиям изначального договора с компанией». 

Итог


Конечный счет будет зависеть от стоимости охраны, демонтажа оборудования (порядка 2,5 миллионов евро), переоборудования под стандарты нового заказчика и скидки при перепродаже. «Вычет этих расходов из суммы страхового случая позволит дать конечную оценку, — подчеркнул Луи Готье. — Проще всего было бы перепродать корабли египтянам или индийцам, если те подтвердят свои намерения, с учетом стандартов их флотов и традиций сотрудничества с Россией».