Вежливые люди. Бархатный сезон

"Вежливые люди" вышли на полевые испытания 25 Сентябрь 2015, 12:03

Заметка четвертая. "Вежливые люди" вышли на полевые испытания


Среда для участников проекта "Вежливые люди. Бархатный сезон" стала экватором службы. Но если в армии для тех, кто отслужил половину срока, уже начинаются некоторые послабления, то тут ровно наоборот – нагрузки вышли на пиковую мощность. Организаторы приготовили на этот день для нас весьма увлекательную и насыщенную "развлекательную" программу. И начали с самого трудного: мы снова получили противогазы, оружие, каски и бронежилеты, которые уже не кажутся нам легкими и удобными, как в первый раз. Двум командам — служивших и не служивших в армии — предстояло пройти полосу препятствий морпеха. Как нам объяснили инструкторы, от общевойсковой полосы она отличается протяженностью почти в два раза и количеством разнообразных препятствий. Для начала всех в обучающем режиме провели по каждому элементу и рассказали как именно их лучше преодолевать. После этого заместитель командира бригады морской пехоты Черноморского флота, предложил командирам команд тянуть жребий – проигравшие первыми пошли на полосу.
Надо сказать, что это испытание стало едва ли не самым сложным за весь проект. Одно дело, когда ты проходишь эти препятствия в ознакомительном режиме без амуниции. Тогда она кажется вполне посильной. Но совершенно другое, когда на тебе бронежилет и каска, по всей длине полосы горят дымовые шашки, внезапно хлопают взрывпакеты, а рассредоточенные по краям полосы бойцы стреляют в воздух холостыми, добавляя к и без того не легкой физической составляющей испытания довольно чувствительный психологический прессинг. Ко всему прочему, погода до сих пор стоит замечательная, и крымское солнце жарит немилосердно, несмотря на конец сентября.
Здесь у команды служивших начинаются проблемы. Не все смогли преодолеть полосу препятствий до конца. Однако данное испытание не идет в зачет, поскольку главное для нас — просто его пройти. Не служившие почти в полном составе это сделали. Единственным слабым звеном оказался американский радиоведущий Тим Керби, который слег уже после третьего элемента. Причем слег в прямом смысле. Перепрыгнув через бетонный бартер, по обе стороны к которому примыкают небольшие рвы, он упал и больше не встал. Его поливали водой, обмахивали, он кряхтел, потом, вроде, пришел в себя и даже изъявлял желание продолжить испытание. Но все попытки встать снова на ноги оказались для него тщетными.
"Спекся янки", — с плохо скрываемым удовлетворением произнес один из морпехов, наблюдавших за этим процессом.
Остальные улыбнулись уголком рта.

Этот провал окончательно подкосил нашего американского коллегу. Он официально объявил, что проиграл, и проект для него завершен.

Однако проект не завершен для остальных, хотя справедливости ради надо сказать, что полоса морпеха сбила остававшуюся спесь со всех без исключения. К полудню среды все участники уже испытывали накопившуюся усталость, мышцы ныли, а самым востребованным элементом аптечки стали пластыри, которыми заклеивались многочисленные мозоли на ногах. Но день только начался, впереди нас ждали полевые испытания.

На полигоне


Поле – академия солдата. Там проходит львиная доля всей боевой подготовки военнослужащих. По рассказам офицеров нашей бригады, нынешний уровень снабжения части всем необходимым не идет ни в какое сравнение с тем, что было раньше. Войска стали получать новые образцы техники. Морпехи теперь имеют достаточное количество горючего, запчастей и боеприпасов для того, чтобы полигон не пустовал ни днем, ни ночью. Доказательство этих слов — звуки стрельбы и разрывов, которые доносятся до казарм. 

На полигон мы добегаем марш-броском (помним про жару и полную экипировку). Сержанты то и дело подгоняют наш растянувшийся строй "подбадривающими" окриками: "Подтянулись, девочки!"
Тут нас уже ждет раскаленный на солнце бронетранспортер. Нам предстоит научиться за минуту загружаться внутрь и выгружаться из него. Несмотря на внушительные размеры бронемашины, внутри настолько тесно, что мы диву даемся, как в БТР может помещаться 11 здоровых мужиков в полном снаряжении. Но это только поначалу. После десяти посадок-высадок забираться и вылезать из бронетранспортера становится значительно легче, а внутри уже кажется вполне комфортно. И, кстати, подвеска у БТР-80 настолько мягкая, что при передвижении по пересеченной местности, нас внутри совершенно не трясет, а от случайных ударов головой о броню защищает каска.
Отработав это упражнение, команды разбегаются по разным частям полигона. Одни уходят сдавать нормативы по разборке-сборке автоматов АКМ-74 и снайперской винтовки Драгунова (СВД). Другие идут отрабатывать надевание противогазов в палатке с боевым газом и оборудование окопа для стрельбы лежа. Потом команды менялись местами и родом деятельности.

Осторожно! Газы!

В газовой палатке приключилась забавная история. Когда мы туда заходили в противогазах, внутри лежала тряпочка, пропитанная боевым отравляющим веществом раздражающего действия. В противогазах мы ничего не почувствовали, что свидетельствовало о том, что они правильно подогнаны и исправны. После выхода из палатки желающим было предложено заглянуть в нее уже без противогаза. В нашем отделении нашлось сразу два таких смельчака – архитектор и детский писатель. Чуть приоткрыв полу палатки, они лишь на мгновенье заглянули внутрь и тотчас как ошпаренные отскочили назад, держась за лицо. Им тут же дали команду стать под ветер и не трогать глаза. Через несколько минут они пришли в себя.
"Как ощущение?" — спросил я их.

"Да вообще! Мы даже не ожидали такого эффекта, газовые баллончики отдыхают", — дружно признали они.

головокружение от успехов: бойца из строя выбил кузнечик

Отдышавшись, мы опять же марш-броском добежали до стрельбища. Здесь нам предстояло поразить мишени из автомата Калашникова, пулемета Калашникова и СВД. А вот тут уже команду не служивших ждало большое разочарование. Лишь несколько человек показали достойный результат. Зато опыт, полученный в свое время в армии, помог команде служивших на три головы разбить своих оппонентов. Двое участников стрельб были пулеметчиками в разных частях спецназначения: каждый из них выбил больше очков, чем вся команда служивших вместе взятая.
«Большой тест-драйв на флоте» - это не только суровые армейские испытания, выдержать которые подчас не может даже..
Словив такое головокружение от успехов, участник, которого прозвали Старый, поскольку он действительно самый старший на проекте — 43 года, решил побравировать перед организаторами. Поймав кузнечика, он сказал, что когда служил в ВДВ, они их запросто уминали, пополняя свой дневной рацион. После чего съел насекомое.

И тем же вечером был отправлен в больницу с подозрением на аппендицит. Так команда служивших потеряла одного бойца до конца проекта.
Продолжение следует.