Карибский кризис 

22 октября 1962 г. Кеннеди заявил по радио, что СССР создал ракетную базу на Кубе. США и СССР на грани ядерной войны.   22 Октябрь 2015, 13:31
Мои соотечественники.
С тяжелым сердцем и во исполнение присяги, я отдал приказ ВВС США начать военные действия с применением обычного оружия, чтобы стереть с лица земли ядерные ракеты, размещенные на Кубе
Президент США Кеннеди
Джон Кеннеди подписывает прокламацию о вводе режима карантина вокруг Кубы, 23 октября 1962
После этого заявления президента США Джона Кеннеди в октябре 1962 года могла начаться Третья мировая ядерная война. Могла…

Сегодня легко рассуждать, а в те часы мир реально оказался на грани – Америка была готова ударить по Кубе, а СССР ответить в Европе, направив танковые армии через Германию и Францию к Ла Маншу.

О тех, почти былинных годах сегодня вспоминают нечасто.
Потому и стоит, хотя бы пунктиром обозначить те события – формат статьи не позволяет написать слишком много, а ведь материалов сейчас на дюжину книг хватит. Вот американцы архивы приоткрывают. Вот европейцы что-то новенькое публикуют. Вот и у нас поднять досье документов секретариата ЦК КПСС от октября 1962 года – не проблема.

Сейчас рассекреченные документы времен Карибского кризиса показывают, как близок был мир к Армагеддону. И когда руководству СССР и США стало ясно, куда может завести вспыхнувший конфликт, нашли, в конце концов, выход – отступили от края…

Черновик речи президента США, с цитаты которого мы начали этот рассказ, был найден недавно среди личных бумаг брата президента Роберта Кеннеди, которые хранились в архиве президентской библиотеки в штате Массачусетс. Сам Роберт был в те дни министром юстиции в правительстве США. Потом его, как и Джона, убили. Он, вслед за братом мог стать президентом США, но кому-то этого очень не хотелось. Роберт слишком многое знал…
Вот и сейчас, спустя полвека именно из его архива появился этот текст заявления Джона Кеннеди.

Хочется обратить внимание на очень показательный факт – президент США обращается к народу не в день, когда на Америку кто-то напал, и надо дать отпор. Кеннеди говорит о том, что Америка сама нападает!

Вот вам и разница между двумя речами, которые начинаются словами: «Мои соотечественники…» и «Братья и сестры, к вам обращаюсь я…»

В найденных документах Роберта Кеннеди раскрывался и план вторжения на Кубу. Сценарий предусматривал бомбардировку острова 500 авиаударами, а затем высадку 90 тысяч американских солдат.

В качестве последнего аргумента планировалось использование ядерного оружия, что вызвало бы адекватный ответ со стороны Советского Союза и означало развязывание мировой ядерной войны.

Что же заставило две державы подойти к этой черте?

Президент Джон Ф. Кеннеди обсуждает со своим братом, генеральным прокурором Робертом Ф. Кеннеди проблему Карибского кризиса. Вашингтон. 1 октября 1962 года.

Операция «Анадырь»

Карибский кризис, как именуются в истории эти события, начался 14 октября 1962 года, когда самолёт-разведчик ВВС США обнаружил на Кубе советские ракеты средней дальности.

Выглядело это так. Вот фотография, сделанная тем самолетом-разведчиком:
На фото видны пусковые установки и складированные ракеты.

Советские специалисты не позаботились о маскировке. Да и американским самолетам-разведчикам было, одно время, позволено беспрепятственно летать над Кубой и делать аэрофотосъемку ее территории. Потом начали по ним стрелять и сбивать, но поздно – ракеты были уже идентифицированы и демаскированы…

СССР пошел на завоз этих ракет на Кубу по довольно простой причине – США разместили к тому времени в Турции свои ракеты, которые могли достичь Москвы за 10 минут. Подлетное время советских ракет с Кубы до США было еще меньше. Поэтому идея разместить их там выглядела, на первый взгляд, как эффективный ответ американцам. Запускать ракеты, естественно, никто и не собирался. Рассматривали их, как оружие сдерживания и средство ответного удара.

Пережив Великую Отечественную войну, СССР и не помышлял о том, чтобы самому начать новую бойню. А вот оборона нужна была крепкая, и в этом контексте ракеты на Кубе могли стать весомым аргументом против возможного удара НАТО и США по нашей территории. Благо, высшему руководству в Москве уже были известны планы ядерной бомбардировки советских городов – и «Дропшот», и остальные, которые с завидной прытью плодил Пентагон…

Вспоминая те дни, единственный ныне живущий участник конфликта из когорты мировых лидеров Фидель Кастро говорил на конференции по Карибскому кризису, поведенной в Гаване в 1992 году:

«Если бы речь шла только о нашей обороне, мы бы не пошли на размещение ракет. Советские военные базы имели высокую политическую цену для имиджа нашей страны, которым мы дорожили. Мы видели в размещении ракет укрепление социалистического лагеря, что помогло бы в какой-то мере улучшить баланс сил».[ii]

Кроме всего прочего, кубинское руководство, заручившись советской военной помощью, хотело исключить новые рецидивы американской интервенции, подобные высадке боевиков в заливе Кочинос (Свиней), организованной ЦРУ для свержения Кастро, и провалившейся.

Согласие Фиделя на размещение ракет на Кубе Советскому Союзу удалось получить быстро. Кастро вместе с Эрнесто Че Геварой договорились дать «добро», и СССР начал операцию «Анадырь».

Размах был серьезный – ракеты с Кубы могли держать под прицелом и сам Вашингтон, и ещё около половины авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков на территории США – именно стратегические бомбардировщики служили тогда главной ударной силой.

Занятно, что в те годы, согласно международному праву, размещение ядерного оружия в третьих странах не считалось каким-то нарушением! Американские ракеты в Турции не попадали ни под один договор, ни под Устав ООН! Также и советские ракеты на Кубе.

Но, американцы посчитали иначе.

Военная истерия в США в те годы была столь высока, что в Нью-Йорке, например, в начале 60-х годов периодически звучал над городом сигнал учебной ядерной тревоги, и люди в панике бросались с улиц кто куда…

Так что эти ракеты на Кубе попали Штатам в «больное место» - они почувствовали себя реально незащищенными. А ведь многие десятилетия океанские пространства считались в Америке лучшей гарантией от иностранного военного удара. И вот, гарантии вдруг не стало…

Вверх по лестнице, ведущей к Армагеддону

Если вспоминать хронологию тех дней, то она выглядит вот так.
Первый снимок ракет от 14 октября
14 октября 1962 года самолет разведчик U-2 ВВС США сфотографировал на территории Кубы советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 ("SS-4", по классификации НАТО).

16 октября президенту Джону Кеннеди сообщили о наличии ракет на Кубе.
Фото, представленное Кеннеди 16 октября
В течение нескольких дней американцы сосредотачивают вокруг Кубы ударные группировки ВМС и ВВС – до 200 боевых кораблей и 180 боевых самолетов. В воздухе постоянно дежурят стратегические бомбардировщики B-52 с ядерными бомбами на борту для нанесения ударов уже не по Кубе, а по целям в СССР.
Джон Кеннеди на совещании с командующим ВВС США
Подняты «в ружьё» силы НАТО в Западной Европе. Были готовы к удару по СССР 6 подводных лодок в Норвежском море.

22 октября президент США Джон Кеннеди выступает по американскому радио и телевидению с сообщением об обнаружении на Кубе советских ракет. Он требует от СССР их вывода и объявляет военную блокаду Кубы.

В эти дни нервничают и в Кремле. На срочно созванном заседании Совета Безопасности ООН советский представитель Валентин Зорин решительно отрицает наличие на Кубе ракет с ядерным оружием. Зачем? Ведь представитель США показал на том же заседании Совбеза фотографии, сделанные с борта U-2, где явственно видны позиции для запуска ракет.

25 октября Кеннеди дает указание в Государственный департамент — начать подготовку к созданию проамериканского правительства на Кубе после вторжения на остров войск США и его оккупации.

Как знакомо по событиям последний лет – Ирак, Ливия, Косово…

За 50 лет в головах у американского истеблишмента не повернулось ни-че-го…
Радиус покрытия ракет, дислоцированных на Кубе:
Р-14 — большой радиус
Р-12 — средний радиус
В Москве Никита Хрущев собирает Пленум ЦК КПСС, и разбирает все варианты развития событий, вплоть до войны с США и НАТО.

26 октября Фидель Кастро посещает советское посольство в Гаване и через посла направляет письмо Н.Хрущеву, в котором убеждает «не отступать и не колебаться».

К тому времени кубинские и советские военные приходят к выводу, что агрессии США против Кубы можно ожидать между 27 по 29 октября.

27 октября над островом сбит американский разведывательный самолет U-2. Его пилот погиб. Обстановка накалилась до предела. Этот день назван «черной субботой».

Н.Хрущев выступает по московскому радио и предлагает «размен»: он требует от США убрать ракеты из Турции в обмен на вывод ракет с Кубы. Также он требует от американцев взять на себя обязательство не вторгаться на Кубу.

Позже Кеннеди получает от Хрущева личное письмо, переданное по удивительному каналу связи!

Советский разведчик Александр Феклистов, работавший тогда в Вашингтоне посольстве СССР, в своей книге «За океаном и на острове» пишет, что именно в «черную субботу» он был приглашен на обед в ресторан политическим обозревателем крупнейшей (до сих пор) телекомпании АВС Джоном Скали. Во время обеда Скалли заявил, что «все члены руководства США одобряют предложение военных немедленно напасть на Кубу, которые заверили президента, что могут покончить в течение 48 часов с советскими ракетами и режимом Кастро».

Феклисов ответил, что кубинский народ во главе с Фиделем Кастро готов бороться и защищать свою страну до последней капли крови. Битва будет жестокой, кровавой и долгой. Кроме того, у СССР есть возможность нанести ответный удар в другом регионе мира.

Скалли спросил, идет ли речь о Западном Берлине? Феклистов на свой страх и риск утвердительно заявил, что это «вполне возможный вариант», и что советские танки после воздушного налета на Кубу будут там через 24 часа.

Вскоре Скалли вновь вышел на связь, назначил встречу и передал письмо от «верховной власти» для советского руководства, содержавшее американские условия урегулирования кризиса:

1. СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные системы под наблюдением ООН.

2. Соединенные Штаты снимают блокаду Кубы - «карантин».

3. Соединенные Штаты делают публичное обязательство не вторгаться на Кубу.

«Тогда я попросил его уточнить смысл «верховной власти», и он сказал, подчеркивая каждое слово: «Джон Фицджеральд Кеннеди, президент Соединенных Штатов», пишет А.Феклистов в своих воспоминаниях.

Той же ночью в Вашингтоне встретились советский посол Анатолий Добрынин и Роберт Кеннеди, брат президента США. Роберт Кеннеди заявил, что его Джон Кеннеди готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил Кеннеди о ракетах в Турции.

«Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса», — ответил Роберт Кеннеди.

28 октября все члены Президиума ЦК КПСС были в Кремле. Было получено письмо от Кеннеди, дополненное ещё один пунктом условий – США гарантировали убрать свои ракеты из Турции.

Тут же командующему советской группировкой на Кубе был дан приказ начать демонтаж стартовых площадок советских ракет. Через три недели их на Кубе не было.

20 ноября Джон Кеннеди отдал приказ прекратить блокаду Кубы.

Американские ракеты были выведены из Турции в течение нескольких месяцев.

Happy end! Как в Голливуде…

Компромисс, который в Штатах скрывали многие десятилетия

По мере того, как время отдаляет те события, комментарии, касающиеся хода развития конфликта и поведения в нем разных действующих лиц становятся всё более, скажем так, тщательными, более скрупулезными.

В нынешних оценках тех событий как будто отражается не «вчерашний день», если так можно характеризовать историю полувековой давности, а дела сегодняшние, с сегодняшними же подходами, политической культурой, уровнем понимания.

Прежде, чем перейти к ним, нельзя не привести здесь мнение о Карибском кризисе того человека, которого уже давно нет на свете, но о котором помнят и говорят так много, что его позицию озвучить просто необходимо. О ком речь? Речь о Че Геваре!

«Это страшный пример, - писал он о договоренностях между Кеннеди и Хрущевым. – Народ (Кубы) был готов пожертвовать собой в ядерной войне, чтобы его прах сцементировал новые общества! И когда за его спиной заключается пакт, по которому ядерные ракеты убирают, он не вздыхает с облегчением, не благодарит за передышку, он бросается в драку, чтобы заявить собственное мнение, обозначить свою боевую позицию, дальнейшее желание бороться, даже если останется один», — писал Эрнесто Че Гевара.

Про Хрущева у нас вспоминают редко. Впрочем, как и про Кеннеди. А вот для американцев – это герои их истории. И самое интересное, что в этой истории безгрешный, якобы, Кеннеди попал и под огонь сегодняшней критики. Журнал «Foreign Policy» только что выступил со статьей «Миф, который на полвека извратил внешнюю политику США», в которой автор прямо пишет: «Действия Джона Кеннеди во время Карибского кризиса пора представить в истинном свете».

Так что же ему не по нраву?
«Умелые действия президента США Джона Кеннеди в ходе Карибского кризиса, разгоревшегося ровно 50 лет назад, возведены в ранг центрального мифа «холодной войны». Строится он на тезисе о том, что Кеннеди, благодаря военному превосходству США и своей стальной воле, заставил советского премьера Хрущева капитулировать и вывезти с Кубы тайно размещенные там ракеты… Согласно мифу, Хрущев лишился всего, а Кеннеди не поступился ничем. Таким образом, завершением кризиса стал безраздельный триумф Америки и безоговорочное поражение СССР», пишет автор статьи.

И эти тезисы представляются ему «неверными». А что, по его мнению, «верно»?

«Победа Кеннеди в сражении «холодной войны», неоднозначном как по своему течению, так и по результатам, стала ориентиром для американской внешней политики». И это – исторический факт!

«Она обожествляла военную силу и силу воли, ни во что не ставя дипломатию взаимных уступок.

Она задавала стандарт жесткости и рискованного противостояния со злодеями, соответствовать которому было просто невозможно - хотя бы потому, что этой победы не было».

Ну, и что тут плохого с точки зрения самой Америки?

«Представление, сложившееся о Карибском кризисе - мол, Кеннеди добился успеха, не отступив ни на дюйм, - укрепилось в политическом мышлении… Оно (sic!) проявляет себя и сегодня, полвека спустя, в тревогах по поводу уступок Ирану в связи с его ядерным оружием или талибам в контексте их роли в Афганистане.

Американские лидеры не любят идти на компромисс. И это во многом связано с укрепившимся неверным пониманием тех 13 дней в октябре 1962 года».

Во как! Выходит Кеннеди, вернее, предложенный им алгоритм разрешения Карибского, самого смертельно опасного, кризиса, виноват в том, как янки уходят из Афгана, и как они ведут себя с Ираном?! Нашли крайнего…

«На самом деле кризис завершился не фиаско советской дипломатии, а взаимными уступками, - отмечает автор «Foreign Policy». – Советы вывели свои ракеты с Кубы в обмен на обещание США не вторгаться на остров Фиделя Кастро и убрать из Турции ракеты «Юпитер».

И вот здесь обратим внимание на историю с этими ракетами «Юпитер».

Дело в том, что американские власти долгое время держали в секрете договоренности с Хрущевым о выводе ракет «Юпитер» из Турции. Американское правительство не могло признаться своим гражданам в том, что в октябре 1962 года «проявило слабину» перед советами!

«С самого начала люди Кеннеди делали все возможное, чтобы скрыть уступку по «Юпитерам». Роберт Кеннеди 27 октября сказал послу СССР Анатолию Добрынину следующее: «Юпитеры» мы уберем, но это часть сделки не подлежит разглашению». Тайна хранилась 16 лет(!) вплоть до появления в книге Артура Шлесингера, работавшего в команде Джона Кеннеди, абзаца об этом факте.

Затем советники Кеннеди опубликовали статью, посвященную 20-й годовщине кризиса, в которой признали пункт договоренности, касающийся «Юпитеров». Однако, сделали это так, чтобы принизить его значимость, заявив, что Кеннеди к тому времени уже решил убрать «Юпитеры» из Турции.

Они признали, что секретность, окружавшая ту часть сделки, которая касалась «Юпитеров», была настолько важна, что любая утечка «оказала бы разрушительное воздействие на безопасность США и их союзников».

Эти советники Кеннеди, держа в тайне гарантии по «Юпитерам», дезориентировали своих коллег, соотечественников, преемников и других союзников, заставив их прийти к ошибочному выводу о том, что «в ту «черную субботу» достаточно было сохранить твердость», - пишет автор «Foreign Policy».

Заметим попутно, что к американцам можно предъявлять многие претензии, но вот в чем им не откажешь, так это в создании и поддерживании политических мифов, которые работают на имидж несокрушимой Америки!

Сам факт разоблачения этой части сделки Кеннеди и Хрущева «вызвал бы немалое смятение в НАТО, где была бы воспринята как предательство Турции», пишет «Foreign Policy».

Роберт Кеннеди даже сказал Анатолию Добрынину, что эти опасения были для него главной причиной, по которой сделке надлежало остаться тайной. А.Добрынин телеграфировал слова Бобби в Москву: «Если бы о таком решении было объявлено сейчас, это бы серьезно раскололо НАТО».

Вот какие ставки были вокруг просто оглашения факта компромисса со стороны США!

«Почему СССР не организовал утечку?» - спрашивает американский автор.

Так СССР из этого тайны и не делал. Просто «железный занавес», как называли тогда информационную блокаду, закрывал не только Советский Союз от Запада – на Западе висел свой «железный занавес», который закрывал его от влияния СССР. И именно поэтому туда не дали просочится открытой в Москве информации о том, что США в рамках договоренностей убрали свои ракеты из Турции.

Об этом знали даже студенты МГИМО, где я учился в те годы. И никакой тайны из этого «размена» в Москве не делали. Поэтому весьма удивлен подобными оценками, звучащими сегодня в статье «Foreign Policy». Кстати, пора назвать её автора – это, между прочим, известный американский деятель, почетный президент Совета по международным отношения Лесли Гелб (Leslie H. Gelb).

Согласно предположению самого Лесли Гелба, «Хрущев никогда не рассматривал возможность утечки, потому что не мог знать, как кризис будет преподноситься впоследствии - насколько слабым он будут выглядеть».

Оставим подобную оценку на совести мистера Гелба. Но что-то не приходилось слышать, будто СССР выглядел тогда в чьих-то иностранных глазах, как «слабак». Зато помню, как взвились американцы, да и натовцы, когда Хрущев им сказал: «Мы вас закопаем» и погрозил «кузькиной матерью», да ещё и ботинком в ООН ударил. И где здесь «слабак»?

Вот так американцы себя и убаюкивают: «Мы, дескать, сильнее всех». Забывают они, что подобное бывало уже в истории: «Deutschland Uber Alles»…

А дальше мистер Гелб переносит опыт полувековой давности в современность. И это очень откровенно!

«Политиков мысль о компромиссе, как правило, не приводит в восторг, тем более, если речь идет о внешней политике США. Миф о Карибском кризисе усилил надменность. Миф, а не реальность, стал меркой ведения переговоров с противниками».

Потрясающее признание на страницах ведущего внешнеполитического журнала Америки из уст президента Совета по международным отношениям, бывшего сотрудника Пентагона!

С начала 1960-х «мало кто хотел подставляться, предлагая даже мягкие компромиссы с противниками».

«Открыто допустить сегодня, что Иран может под строгим контролем обогащать уран до несущественных в военном отношении процентов, - политическое самоубийство, хотя такое обогащение и разрешено Договором о нераспространении ядерного оружия», - откровенно пишет Л.Гелб.

«Команда Барака Обамы ведет переговоры с движением «Талибан», и ее требования абсолютны – талибы должны сложить оружие и принять кабульскую конституцию. Никакой серьезный обмен уступками не представляется возможным».

Вот как «отыгрываются» в современной политике установки 50-летней давности.

А в завершении статьи Лесли Гелб просто выносит «вердикт»:

«Слишком долго внешняя политика США делала акцент на угрозах и конфронтации и минимизировала роль компромисса.

Да, компромисс – не всегда решение, а порой – совершенно неправильное решение. Но политики всех мастей должны быть в состоянии открыто и без страха изучать возможность компромисса, сопоставляя его с альтернативами».

Вот какой урок извлекли американцы из истории с Карибским кризисом.

Во всяком случае, в редакции журнала «Foreign Policy»…

«Стрелки ядерного апокалипсиса показывали без одной минуты полночь»

Вспоминают о том, что 50 лет назад мир стоял на грани самоуничтожения, и в Великобритании. «Как США играли в русскую рулетку с ядерной войной» - так называется статья в «The Guardian».

У жителей Туманного Альбиона своё видение тех событий, что само по себе очень показательно: «мол, в кризисе не участвовали, но орден заслужили, хотя бы за то, что рассказываем неизвестные никому вещи…»

Знаменитый публицист Ноам Хомски (Noam Chomsky) решил удивить публику публикацией секретных прежде стенограмм заседаний американского руководства в октябре 1962 года, да и не только этим...

Он пишет, что обязан данной публикацией историку из президентской библиотеки им. Джона Ф. Кеннеди Шелдону Стерну (Sheldon Stern).

Этот Стерн обнародовал «заслуживающие доверия» записи совещаний президентского комитета, где Джон Кеннеди вместе со своими самыми близкими советниками обсуждал вопрос о том, как действовать в условиях Карибского кризиса.

«Стерн опубликовал доступный и точный обзор этих исключительно важных записей, которые были рассекречены лишь в 1990-х годах, в своей книге «Тhe Week the World Stood Still» («Неделя, когда мир замер»).

Удивительно дело – одни пишут о 13 днях кризиса, другие – о 7 днях. И каждый представляется экспертом в данном вопросе?

Но… «других экспертов у нас нет».
По оценке самого Джона Кеннеди, вероятность возникновения войны тогда составляла 50%. Проценты выросли, когда конфронтация достигла своего пика, и в Вашингтоне ввели в действие «план Судного дня», обеспечивающий выживание в условиях ядерной войны хотя бы правительства, пишет журналист Майкл Доббс (Michael Dobbs). Он приводит слова Дино Бруджиони (Dino Brugioni), «одного из главных членов команды ЦРУ, отслеживавшей наращивание советской ракетной группировки» на Кубе.

Бруджиони не видел иного выхода, кроме «войны и полного уничтожения», когда «стрелки ядерного апокалипсиса показывали без одной минуты полночь».

Помощник Джона Кеннеди Артур Шлезингер (Arthur Schlesinger), которого мы уже вспоминали выше, назвал эти события «самым опасным моментом в истории человечества».

Министр обороны Роберт Макнамара (Robert McNamara) вслух задавал вопрос о том, доживет ли он до следующих выходных, а позднее признавался, что «нам сильно повезло».

Но, что самое важное в этой статье в «The Guardian», так это фраза Ноама Хомски: «Если пристальнее взглянуть на происходившее тогда, у этих оценок и высказываний появляется исключительно мрачный подтекст, отзвуки от которого звучат по сей день».

Далее – самые захватывающие факты, которые приводит Хомски.

27 октября американские эскадренные миноносцы, обеспечивавшие блокаду Кубы, сбрасывали глубинные бомбы на советские подводные лодки.

Согласно советским отчетам, командиры подводных лодок «начали говорить об использовании ядерных торпед, чей заряд мощностью в 15 килотонн примерно соответствовал бомбе, разрушившей в августе 1945 года Хиросиму».

Кеннеди ввел высочайшую степень ядерной боевой готовности. Это означало, что «натовские самолеты получали разрешение на полет до Москвы и сброс бомб».

26 октября назвал «самым опасным моментом» майор Дон Клосон (Don Clawson), пилотировавший один из таких натовских самолетов. Он так описывает пережитое им во время 24-часовых полетов стратегических бомбардировщиков: командиры «никак не могли помешать какому-нибудь взбунтовавшемуся экипажу сбросить термоядерный заряд».

Стратегическое авиационное командование держало в неведении высшее военно-политическое руководство страны. А это значит, что члены президентского комитета, решавшие судьбы мира, знали еще меньше.

Основываясь на записях заседаний комитета при президенте, Стерн приходит к выводу, что 26 октября президент Кеннеди «склонялся к началу военных действий с целью уничтожения ракет» на Кубе. Согласно планам Пентагона, вслед за этим должно было состояться вторжение на остров.

Тогда было очевидно, что такие действия могут привести к войне на уничтожение.

26 октября в 6 часов вечера в Вашингтон лично Джону Кеннеди было доставлено письмо от Хрущева. Премьер Хрущев заявил в этом послании, что он выведет наступательное оружие с Кубы, если Соединенные Штаты выведут свои ракеты из Турции.

И что происходит в Вашингтоне? Там начинают считать «за» и «против».

Один вариант заключался в том, чтобы вздохнуть с облегчением, объявить миру, что США будут придерживаться норм международного права и откажутся от угроз нападения на Кубу, вывести устаревшие ракеты из Турции.

Но «такие мысли не могли даже рассматриваться», утверждал советник по национальной безопасности Макджордж Банди (McGeorge Bundy).

Мир должен был тогда должен понять, что «сегодня угроза миру таится не в Турции, а на Кубе», где на нас нацелены ракеты.

Логика железная: гораздо более мощные ракетные силы США никак не могут быть угрозой миру, потому что американцы – «Хорошие», а их противники – «Плохие». И это не должно ставиться под сомнение!

Вот такая пропаганда…

Дальше – ещё сильнее!

«Мысль о том, что США могут сдержать нормы международного права, была настолько нелепа, что не заслуживала даже рассмотрения».

Вслушайтесь в эти слова. Они пришли в 2012 год из 1962 года!

Как объяснил авторитетный либеральный комментатор Мэтью Иглесиас (Matthew Yglesias), «одна из основных функций международного порядка заключается в том, чтобы узаконить применение смертоносной силы западными державами» - то есть, Соединенными Штатами, цитирует Ноам Хомски.

Поэтому, продолжает он, «исключительно наивно» и довольно «глупо» говорить о том, что США должны соблюдать нормы международного права и прочие условия, которые мы навязываем бессильным.

Возвращаясь в 1962 год, Н.Хомски пишет: в ходе дальнейших совещаний у Джона Кеннеди Соединенные Штаты взяли на себя обязательство убрать из Турции устаревшие ракеты. Но сделали они это не публично, и только в устном виде. Важно было создать иллюзию для всего мира, что Хрущев капитулировал.

Если бы возникло впечатление, что Соединенные Штаты ликвидируют ракетные базы в Турции под давлением Советского Союза, то «в альянсе НАТО могли возникнуть трещины».

Что касается Кубы, то совет политического планирования Госдепартамента объяснял следующее:

«Главная опасность, с которой мы сталкиваемся в лице Кастро, заключается в том влиянии, которое само существование его режима оказывает на левые движения во многих странах Латинской Америки… То простое обстоятельство, что Кастро вполне успешно оказывает демонстративное неповиновение США, сводит на нет всю нашу политику в Западном полушарии, проводившуюся почти полтора столетия».

Честно, открыто, предельно цинично…

Конец кризиса? Да, но только «официально»

Официально Карибский кризис закончился 28 октября.

В тот вечер ведущий Чарльз Коллингвуд (Charles Collingwood) в специальном выпуске новостей CBS сообщил, что мир устранил «самую ужасную угрозу ядерного холокоста со времен Второй мировой войны», нанеся «унизительное поражение советской политике».

Америка, открыв рты, слушала эту пропаганду…

В Москве также занимались расхваливанием своих успехов – разрешение Карибского кризиса стало «очередной триумфальной победой миролюбивой внешней политики Советского Союза над силами империализма и войны». Вот как-то это выглядело так…

Самое потрясающее, заключается в том, что некоторые американские политологи сегодня поддерживают решение Хрущева о размещении ракет на Кубе! Кто бы мог подумать!

Шелдон Стерн, признает: «Первоначальные доводы Хрущева в пользу отправки ракет на Кубу были в основе своей верны. Советский лидер не намеревался использовать это оружие в качестве угрозы безопасности США. Но он считал развертывание ракет оборонительным шагом, направленным на защиту кубинских союзников от американского нападения, отчаянной попыткой придать СССР видимость равенства в соотношении ядерных сил».

С этим согласен и Майкл Доббс: «Хрущев был искренен в своем стремлении защитить кубинскую революцию от могущественного северного соседа».
Спустя годы Роберт Макнамара, бывший у Кеннеди министром обороны, признавался, что Куба не без причин опасалась нападения США. «Будь я на месте кубинцев или Советов, я бы думал точно так же», - заявил он на конференции, посвященной 40-летнему юбилею Карибского кризиса.

События октября 1962 года многие называют звездным часом Кеннеди. Но есть и вопрос: как следует расценивать довольно умеренные заявления и действия Кеннеди по урегулированию кризиса?

«Соединенные Штаты имеют полное право применять мощную военную силу по всему миру, в то время как даже легкий намек на применение такой силы остальными (если не считать союзников и вассалов США), даже мысль о сдерживании угрозы применения насилия мировым гегемоном является поступком «возмутительным и предосудительным», замечает Ноам Хомски.

Ещё раз заметим – всё это публикуется сейчас в британской газете «The Guardian».

Это что же – англичане едко насмехаются над американцами? А как иначе это прикажете понимать?

При этом бросается в глаза, что статья просто огромная по объему! Редакция, как говорится, «не пожалела места»…

Более того, британская газета переходит от событий 50-летней давности к современной политике США. «Такая же доктрина положена в основу звучащих сегодня обвинений в адрес Ирана… Такие же принципы до сих пор способствуют сохранению риска ядерной войны».

«В 1962 году войну удалось предотвратить благодаря согласию Хрущева на гегемонистские требования Кеннеди. Но рассчитывать на такое здравомыслие постоянно и ото всех стран мира мы вряд ли можем. Это просто чудо, что ядерной войны удается пока избегать», завершает свое исследование Ноам Хомски.


Французы делают далеко идущие выводы

Ну, а как пройти мимо французской реакции на 50-летие?!

Карибский кризис, вроде бы для Франции «далекий и чужой», но обсуждают его сегодня ревностно и со знанием дела. И мы сейчас окунемся уже во французскую логику оценок. Что само по себе интересно, так как наглядно демонстрирует естественное разнообразие политических культур ведущих государств мира.

Итак, ведущее французское интернет-издание «Slate.fr» задается вопросом: «Какие уроки нужно вынести из Карибского кризиса».[vii]

Изложив суть происходивших тогда событий, французский автор Фред Каплан (Fred Kaplan) переходит к выводам, которые, по его разумению, важны для французской публики.

И он эпатирует публику по полной программе: «Проблема заключается в том, что все вынесенные уроки и выводы опираются на полную ложь о начале и завершении кризиса».

Ну, может у них во Франции так и есть, поэтому послушает разоблачителя.

«Один из этих мифов развеян: речь идет о теории, из которой следует, что Джон Кеннеди вынудил советского генсека Никиту Хрущева вывести свои ядерные ракеты с Кубы под угрозой силового вмешательства.

На самом же деле, как следует из тайных записей разговоров президента США с советниками (они уже 25 лет как доступны в библиотеке Кеннеди), оба лидера пришли к соглашению: Хрущев убирает свои ракеты с Кубы, а Кеннеди делает то же самое с установками в Турции».

«Ещё один (столь же фальшивый) миф продолжает упорно цепляться за жизнь. Якобы, в во время встречи с Хрущевым весной 1961 года в Вене Кеннеди отступил, и советский лидер решил установить ракеты на Кубе, так как был убежден, что молодой президент США слишком слаб, чтобы дать ответ на подобные действия».

Правильно, были такие оценки.

«Тем не менее, доказательства говорят о том, что Хрущев решил отправить свои ракеты на Кубу из-за чувства бессилия и незащищенности, - пишет француз. - В тот момент Хрущев действительно опасался, что США нанесут превентивный ядерный удар по Советскому Союзу. И эта мысль не была столь уж абсурдной».

Надо отдать должное европейцу. Он пишет, связывая Карибский кризис с возможным кризисом в Европе, от чего уходят заокеанские авторы.

Фред Каплан прямо цитирует слова Кеннеди, выделяя их из массы открытых ныне записей тех дней в Белом доме: «Если мы начнем войну, нанесем авиаудары и вторгнемся на Кубу, а Советский Союз ответит захватом Берлина, добавил президент, и тогда любой скажет: «Все-таки предложение Хрущева было не таким уж и плохим».

Все присутствовавшие на совещании у Кеннеди выразили резкий протест против сделки с Хрущевым, заявив, что она разрушит НАТО, ослабит позиции США в мире и вызовет множество самых разных бедствий».

А дальше французский автор переходит к историческим выводам. И это – самое интересное в его материале:

«Решение Карибского кризиса позволяет нам вынести для себя несколько важных уроков для современных проблем.

1. Главным действующим лицам необходимо поддерживать связь друг с другом.

В октябре 1962 года между Хрущевым и Кеннеди не состоялось ни одного телефонного разговора. Тем не менее, стороны активно обменивались телеграммами, а Кеннеди поддерживал связь с Москвой через советское посольство даже в тот момент, когда корабли и подводные лодки стояли друг напротив друга, или когда (апогей напряженности) был сбит американский самолет-шпион U2. Без этих контактов кризис вполне мог перерасти в открытую войну.

2. В определенный момент, когда становится очевидно, что один лагерь начинает одерживать верх, ему следует предоставить другому возможность для выхода.

Причем, это вовсе не означает необходимости поступиться своими ключевыми интересами. Ракеты «Юпитер», которые Кеннеди вывел из Турции, были далеко не первой молодости. США уже тогда намеревались разместить в Средиземноморье новые подводные лодки класса «Поларис», у каждой из которых было 16 ядерных ракет на борту, и все они были куда менее уязвимы. Другими словами, эта сделка никак не отразилась на американских военных возможностях.

3. Между заключением соглашения и сохранением бдительности нет никаких противоречий. Компромисс – далеко не то же самое, что примирение.

4. Воображать себе, что выход из кризиса знаменует собой новую эру мира, совершенно ошибочно.

Гонка вооружений подпитывала «холодную войну» на протяжении еще трех десятилетий. Однако, каких-либо новых конфронтаций по Кубе или Берлину больше не было».

И опять француз показывает геополитический класс!

Ведь те выводы, что он сделал, блестяще отсутствуют в материалах англосаксов. А француз идет дальше – он выводит на иранский кризис сегодняшнего дня:

«Нынешнему конфликту вокруг иранской ядерной программы, конечно, далеко по своей напряженности до Карибского кризиса, однако, у них есть немало общих черт.

Иранские лидеры предлагают компромиссы для выхода из кризисной ситуации.

Их предложения пока что совершенно неприемлемы (они требуют, чтобы Запад снял санкции перед тем, как самим отказаться от обогащения урана), однако это не означает, что переговоры нужно закрыть.

Если мы не хотим начала новой войны (некоторые американцы и правда ее хотят), нам стоит лучше прозондировать почву. А Карибский кризис (настоящий кризис, а не связанные с ним легенды) дает нам представление о том, как лучше к этому приступить».

Во французском языке есть такое короткое, но емкое выражение «chapeau» - в вольном переводе: «снимаю перед Вами шляпу».

Так вот, господин Фред Каплан – «chapeau»!

Америка до сих пор любит Джона Кеннеди

От мнений экспертов и обозревателей самое время перейти к мнению общественному, благо, в эти октябрьские дни в Америке полувековому юбилею Карибского кризиса было уделено немалое внимание, несмотря на увлеченность предвыборной борьбой Обамы с Ромни.

Вот Национальное управление архивов и документации и библиотека Джона Кеннеди в Бостоне рассекретили около 2.700 страниц архивных документов, касающихся событий 1961-1964 годов, и стало известно из документов, что «белый и пушистый» Роберт Кеннеди – министр юстиции и генеральный прокурор в одном лице – намеревался заплатить мафиози 100.000 долларов за убийство Фиделя Кастро, 20.000 долларов за ликвидацию его брата Рауля, и столько же за убийство Эрнесто Че Гевары...

И этот человек был поставлен в США блюсти законы?! No comment…

Его брата в подобном не заподозришь, хотя, можно предполагать, что Джон с Робертом варианты устранения Кастро и Че Гевары обсуждали. Че, в конце концов, и уничтожили…

Как бы то ни было, результаты опроса, проведенного институтом Gallup, свидетельствуют о том, что Джон Фицджеральд Кеннеди лидирует в рейтинге президентов, возглавлявших США в течение последних 50 лет. Его действия одобряют сегодня 85% американцев.
История Карибского кризиса через 50 лет не засверкала новыми сенсационными красками.

Нет ни абсолютно неожиданных признаний, ни документов, которые могли бы перевернуть вверх дном всё, что мы знали об этих событиях прежде.

И это, наверно, хорошо и правильно.

Ведь, если о таком кризисе, что мог поставить крест на жизни Земли, сразу же не рассказать правды – а это было сделано, и история с ракетами в Турции единственное исключение, – то «полуправда» могла бы породить «полуложь», от которой до прямой лжи полшага.

И сегодня, когда в разных странах мира вспоминают и анализируют те давние события, можно прийти к одному парадоксальному выводу: американский президент и его команда в октябре 1962 года показали себя, как люди принципиальные и честные. Делали, что говорили, и говорили, что делали. Нечета некоторым из нынешних вашингтонских деятелей, у которых слова с делами никак не состыкуются…

Потому и уважают Кеннеди в народе до сих пор.

А наша страна с тех пор перестала искать стартовые площадки для своих ракет на далеких меридианах.

Просто создала оружие, которое и с родной земли долетит, куда надо…
Пик противостояния между сверхдержавами США и СССР на 1962 год. Тогда разразился так называемый Кари́бский кризис определивший политическое и военное противо...
Карибский кризис 1962 года считается самым опасным периодом "холодной войны" между СССР и США. Противостояние между двумя сверхдержавами достигло критической...