Aegis учится сбивать

Что именно США отрабатывали в Северной Атлантике 22 Октябрь 2015, 11:16
Флот США впервые испытал в европейских морях противоракету. С борта эсминца «Росс» была поражена баллистическая ракета-мишень. Запуск произведен в рамках многосторонних учений флотов НАТО, решавших целый ряд взаимосвязанных задач по обороне от ракетной атаки и обмену целевой информацией.
Эсминец ВМС США «Росс» Фото: Robert S. Price / U.S. Navy / Flickr

По ту сторону баллистики

То, что подается как «огневые испытания противоракеты», — лишь часть учения флотов НАТО. Очень многое было опробовано впервые — пусть пока и в достаточно «стерильных» полигонных условиях.

Что же на самом деле происходило в водах Северной Атлантики 20 октября?

Во-первых, это было не испытание системы перехвата, а боевое учение по отражению ракетной атаки корабельным соединением. Причем соединение было собрано из кораблей разных стран НАТО, а атака, пусть с натяжкой, но носила комбинированный характер.
The Arleigh Burke-Class guided missile destroyer USS Ross (DDG 71) launches an an SM-3 guided interceptor as part of the Maritime Theater Missile Defense (MT...
Условный удар наносился двояко. Во-первых был осуществлен тот самый заатмосферный перехват баллистической цели ракетой Standard SM-3 Block IA, выпущенной с американского эсминца «Росс», оснащенного боевой информационно-управляющей системой Aegis. В качестве мишени использовали исследовательскую ракету Terrier Orion небольшой дальности, запущенную с полигона на Гебридских островах. Эту новость и растиражировали СМИ в связи с политической актуальностью тематики европейской ПРО.

Во-вторых, одновременно был сымитирован удар по соединению противокорабельными ракетами. Имитация достаточно условная (две ракеты-мишени), однако для начальной проверки процедур боевой работы и технических средств вполне достаточно. Мишени были сбиты ракетами Standard SM-2, выпущенными с борта другого американского эсминца «Салливанс».

В-третьих, это не было учение собственно американского флота. Соединение, вышедшее в море, состояло из кораблей нескольких стран НАТО. При этом отмечено, что обстрел баллистической цели велся на основании траекторной информации, переданной на «Росс» с кораблей союзников: нидерландского фрегата «Де Зевен Провинсен» и испанского «Блас де Лесо».
Оба эти корабля отличаются тем, что на них установлены модернизированные РЛС и их экипажи прошли предварительное обучение по обнаружению баллистических целей. Тренировки выполнялись на американском морском полигоне средств ПРО в районе гавайского острова Кауаи.

Какой сценарий боевых действий отрабатывался в Северной Атлантике? В какой ситуации корабельному соединению может понадобиться одновременно атаковать баллистические цели и отбиваться от крылатых ракет?

Ракеты над Северным морем

Первое, что приходит в голову, это пресловутое развертывание в Северном море против российских стратегических ракет. Именно этот сценарий российские военные воспринимают крайне нервно. В 2012 году тогдашний глава Генштаба Николай Макаров заявил, что в случае развертывания кораблей-носителей противоракет в Черном море, а также у северных границ России, незамедлительно будут приняты ответные меры.

Если рассматривать набор траекторий межконтинентальных ракет, стартующих из европейской части России по целям в США, то практически все они проходят либо непосредственно над Скандинавией и Северным морем, либо рядом. Поэтому размещение огневых средств американской ПРО «в засаде» в этих районах (что можно сделать сравнительно быстро, поскольку такими средствами служат корабельные пусковые установки) рассматривается как угроза потенциалу российского ракетно-ядерного удара.
Пост управления оружием ракетного крейсера «Монтеррей», оснащенного системой Aegis. Фото: Вади Гирда / AP

Если обстановка деградировала до такой степени, что удар сделался неизбежным, противоракетные соединения кораблей становятся первоочередной целью. Их будут вычищать из района противокорабельными ракетами с кораблей, подводных лодок и авиации, не давая работать по основной цели.

Для решения подобных задач требуется отработка одновременной обороны соединения от морских крылатых ракет (а в дальнейшем, видимо, и от авиационных средств поражения) и атаки баллистической цели.

Использованные на учениях ракеты типа SM-3 Block IA для этого не годятся, но ракеты следующего поколения (SM-3 Block IIB, ожидаются на кораблях к 2020-2022 годам) смогут атаковать межконтинентальные ракеты. В принципе, моделирование показывает, что ограниченными возможностями по перехвату ракет из района Северного моря обладают уже ракеты SM-3 Block IIA (в июне 2015 года как раз с успехом испытали такую ракету).

В прицеле — Китай?

Не следует думать, что свет клином сошелся только на России, которую каждый норовит обидеть. Североморский сценарий технически реален и отрабатывать действия в нем будут, но все-таки куда вероятнее выглядит другая версия, менее разрушительная для человеческой цивилизации. Ее-то, пожалуй, и стоит принять за рабочую.

На другой стороне Евразии — новая сверхдержава Китай, в последнее время вооружившаяся крайне интересными боевыми системами. Речь о противокорабельных баллистических ракетах DF-21D с предполагаемой дальностью свыше 1,5 тысяч километров. В данный момент разрабатывается ракета DF-26 с дальностью до 3,5 тысяч километров.
Ракеты DF-21D на параде в Пекине, сентябрь 2015 года. Фото: Damir Sagolj / Reuters
Эти изделия могут оснащаться как обычным, так и ядерным боезарядом. Боевые блоки — маневрирующие (что вызвано характером атакуемых целей), имеют определенное сходство с блоками ракет Pershing II. Оборудованы системой корреляционного наведения на конечном участке траектории (радиолокатор и оптико-электронные датчики). Ракета может действовать по данным спутниковой разведки.

Перехватывать блоки таких ракет имеющимися в распоряжении флотов средствами крайне трудно, если вообще возможно. Реальная эффективность этого оружия ограничивается точностью донаведения на конечном участке, однако полагаться на то, что она низкая и всегда будет низкой, не следует.

К этим ракетам, размещаемым на мобильных шасси, тут же прицепили ярлык «убийц авианосцев», уже изрядно потертый от постоянного переклеивания с одной техники на другую. Они стали важным компонентом столь популярной ныне доктрины блокирования доступа в район (Anti-Access/Area Denial).
Крейсер «Лейк Эри» запускает ракету SM-3 Block IB в полигоне на Кауаи, октябрь 2013 года.
Целью этих ракет действительно являются американские авианосцы, причем применяемые вполне конкретным образом: для силовой поддержки Тайваня в том случае, если Пекин решится на операцию по воссоединению с исторически разлученной территорией. В 2009 году американские военные честно заявляли, что способов для борьбы с DF-21D, примененной в этих условиях, у них нет.

Странно было бы ждать, что они не станут эти способы искать. С уверенностью можно утверждать, что ответ именно на этот вполне практический вызов они первым делом и ищут на учениях в Северной Атлантике. И уже только после этого думают о том, как бы поаккуратнее выиграть ядерную войну против России.

Которая, кстати, уже пробовала в начале 1970-х годов разработать противокорабельную ракету Р-27К. На вооружение ее не приняли — только в опытную эксплуатацию с 1975 года на одной лодке проекта 605. В 1980 году лодку списали. Однако с нынешним прогрессом в элементной базе и системах наведения трудно исключать попытку повтора подобной разработки — тем более что китайский пример перед глазами.