Джимми Картер: Необходимость участия России и Ирана в мирном урегулировании в Сирии несомненна

В колонке для The New York Times 39-й президент США Джимми Картер предлагает план по урегулированию сирийского кризиса с участием пяти стран. 26 Октябрь 2015, 08:48
Я знал Башара Асада, президента Сирии, с тех пор, как он был еще студентом колледжа в Лондоне. Мы провели много часов в переговорах с момента его прихода к власти. Зачастую это происходило по просьбе правительства Соединенных Штатов, так как наши послы были отозваны из Дамаска из-за дипломатических разногласий.
Президент Сирии Башар Асад
До революции, начавшейся в марте 2011 г., Сирия являла собой хороший пример гармоничных отношений между ее различными этническими и религиозными группами, в том числе арабами, курдами, греками, армянами и ассирийцами, среди которых были христиане, иудеи, сунниты, алавиты и шииты. Семья Асада правит этой страной с 1970 г., она очень гордилась подобной относительной гармонией среди столь разнообразных групп.
Когда протестующие в Сирии потребовали давно назревших реформ политической системы, президент Асад увидел в этом незаконную революционную попытку свергнуть его режим и ошибочно применил для искоренения протестов чрезмерную силу.

В результате комплекса сложных причин его поддержали военные, большинство христиан, иудеев, мусульман-шиитов, алавитов и других, опасавшихся поглощения радикальными мусульманами-суннитами.
Кофи Аннан, бывший генеральный секретарь ООН, и Лахдар Брахими, экс-министр иностранных дел Алжира, пытались прекратить конфликт, но были вынуждены отказаться от своих усилий, бесплодных из-за разногласий между Америкой, Россией и другими странами относительно статуса Асада на время мирного процесса.
Бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан
В мае 2015 г. группа мировых лидеров, известных как "Старейшины", посетили Москву, где мы подробно обсуждали ситуацию с американским послом, бывшим президентом Михаилом Горбачевым, экс-премьером Евгением Примаковым, министром иностранных дел Сергеем Лавровым и представителями международных исследовательских институтов, в том числе из Московского центра Карнеги.
Российская сторона отметила многолетнее партнерство между Россией и режимом Асада, а также большую угрозу "Исламского государства" для России, где, согласно оценкам, 14% населения принадлежат к мусульманам-суннитам. Позднее я спросил президента Путина о его поддержке Асада и встречах с представителями разных сирийских фракций.
Он ответил, что прогресс был невелик, по его мнению, единственный реальный шанс на прекращение конфликта заключается в том, если в подготовке всеобъемлющего мирного предложения к США и России присоединятся Иран, Турция и Саудовская Аравия.
Путин полагал, что представители всех сирийских фракций, за исключением "Исламского государства", примут практически любой план, выработанный при участии этих пяти государств. С его одобрения я передал эти предложения в Вашингтон.
Недавнее решение России поддержать Асада при помощи авианалетов ужесточило борьбу и может увеличить поток беженцев в соседние страны и Европу. Одновременно оно помогло разъяснить выбор между политическим процессом, в котором у режима Асада будет своя роль, и еще большей войной с ростом угрозы для мира со стороны "Исламского государства".

С этими ясными альтернативами, пять государств, упомянутых выше, могут сформировать единодушное предложение. К сожалению, между ними сохраняются разногласия.
Важно участие России и Ирана. Единственной уступкой Асада за четыре года войны стал отказ от химического оружия, предпринятый под давлением России и Ирана. Точно также он не прекратит войну, принимая уступки от Запада, но, скорее всего, сделает это по призыву своих союзников.

Необходимы уступки не только от воюющих в Сирии сторон, но и от великих наций, утверждающих, что стремятся к миру, но отказывающихся сотрудничать. 


Источник