Ремингтон: самая простая винтовка на свете!

История возникновения компании Remington 3 Ноябрь 2015, 10:30
Говорят, что 80% мужчин в душе убийцы. И этому вполне можно поверить, если вспомнить нашу тысячелетнюю биологическую историю: мужчины охотились на дичь, а женщины собирали злаки. Поэтому неудивительно, что нам приятно держать оружие в руках, иметь его у себя дома, читать о нем статьи в журналах, да и самому из него стрелять – чего уж там. И у каждого мужчины есть, в общем-то, свой любимый образец – у кого-то это армейский автомат («любовь юности»), у кого-то купленный в штатах за баксы дорогущий винчестер («совсем как в ковбойских фильмах»), а у кого-то что-то еще. Мне лично очень нравятся… винтовки Ремингтона с откидным затвором (или с крановым, так тоже говорят). Однако про них у нас почему-то до обидного мало написано, хотя в истории вооруженной борьбы конца XIX – начала ХХ вв. ей довелось сыграть очень важную роль! 
Карабин «Ремингтон» .46 калибра 1865 года.
Ну, а рассказ об этом оружии нужно будет начать с размышления о том, что одной из причуд истории техники является то, что хорошая идея часто происходит в голову разным людям, причем, примерно в одно и то же время. Но еще чаще бывает так, что хорошую идею одного использует совершенно другой человек. И вот как раз история с винтовкой Ремингтона из этого числа. И, кстати, она во всех отношениях очень даже поучительна.
Элифалет Ремингтон.
Сам Элифалет Ремингтон родился 28 октября 1793 года, а умер 12 августа 1861. Как и многие другие американцы, он появился на свет в семье эмигрантов из Англии, уехавших искать счастья за океан. Став кузнецом, он в возрасте 23 лет сделал хорошую винтовку, для которой выковал ствол, а механизм купил у заезжего торговца. А так как винтовка понравилась, а технологию он отработал, то дело было только за тем, чтобы открыть собственную фирму по ее изготовлению, что он и сделал. Фирма называлась «Э. Ремингтон и сын». 
Капсюльный револьвер Ремингтона «Новая модель» обр. 1858 года.

Официально компания была зарегистрирована в городе Иллион, в штате Нью-Йорк в 1825 году. Отец и сын работали вместе в течение 19 лет, после чего приняли в свое дело еще племянника Элифалета-старшего – Фило Ремингтона. А затем к семейному бизнесу присоединились еще два сына основателя компании – Сэмюэл и Элифалет Третий. 
Патронный револьвер 1875 года .44 калибра, украшенный гравировкой.

После этого компанию переименовали в «Э. Ремингтон и Сыновья». Под этим названием компания работала до 1888 года, пока бразды правления не перешли в руки внуков основателя компании – Грэму и Гартли Ремингтонов. Братья решили, что «Ремингтон Армз Компании» звучит более солидно, чем прежнее название, придуманное их дедом, и, не раздумывая, сменили его в третий раз. Под этим названием она существует и сегодня, правда, выпускает уже не только оружие.
Револьверная винтовка Ремингтона.
Впервые компания прославилась благодаря револьверу, созданному 1863 году, который составил конкуренцию самому Кольту (тот, кстати, в это время уже умер!) и был принят на вооружение американской армией. Успех револьвера, имевшего цельную замкнутую рамку в отличие от револьверов Кольта, навела ее владельцев на мысль выпускать еще и револьверные карабины такой же системы. Ну, и практически одновременно с этим револьвером и своими револьверными винтовками фирма выпустила свой мировой шедевр – кавалерийский карабин с так называемым крановым затвором или затвором «роллинг блок», как его называют сами американцы. 

Причем придумал его отнюдь не Ремингтон и не его сыновья, а некто Леонард Гейгер. Долгое время думали, что он был сотрудником компании Ремингтон. Однако, благодаря новым исследованиям, проделанным Эд Халлом, стало известно, что Гейгер не только не работал на семью Ремингтонов, он может быть даже никогда с ними и не встречался.
Затвор и курок карабина обр. 1865 года.
А вот Джозеф Райдер действительно был сотрудником фирмы «Ремингтон» и он разработал свой затвор почти одновременно с Гейгером. Во всяком случае, сходство между идеями Гейгера и Райдера налицо. Райдер получил свой патент 15 ноября 1864 года. Гейгер – 17 апреля 1866-ого. И вот тут, вместо того, чтобы судиться, фирма «Ремингтон» купила патентные права у Гейгера. Два брата Гейгера на этом обогатились, но затвор конструкции Джозефа теперь все стали называть «ремингтоновским»!
Затвор открыт.
Впрочем, фирма успела выпустить винтовки по патенту Райдера, получившие обозначение «Карабин старой модели». В марте 1864 года федеральное правительство заказало 1000 таких карабинов .46 калибра (11,6-мм) под патроны кольцевого воспламенения. В декабре контракт был пересмотрен, и заказ возрос до 5000 экземпляров. Первые 1250 были выпущены в феврале 1865, более 1500 изготовили в марте, а окончательная поставка была сделана 30 апреля 1865 года. В то же время «Ремингтон» подписал и второй контракт (в октябре 1864 года) на 15000 карабинов, получивших название «вторая модель». Они были рассчитаны на более мощный патрон .50 калибра (12,7-мм) Спенсера также кольцевого воспламенения, которые использовались в семизарядном карабине образца 1865 года. Первые 1000 были поставлены армии в сентябре 1865 года, спустя пять месяцев после прекращение военных действий. Остальные 14000 карабинов были изготовлены к марту 1866 года и армия объявила их излишними. Поэтому в ноябре 1870 года фирма выкупила у нее всю поставку и продала винтовки во Францию, где они применялись в годы франко-прусской войны! 

Удачным оружием оказались и карабины. Во всяком случае, для всадников. Именно карабином «Ремингтон-спортинг» в роковой битве с индейцами при Литтл Биг Хорне в 1876 году был вооружен и генерал Кастер. Уж генерал-то (пусть и воевавший там в чине полковника), наверное, мог позволить себе любое оружие. Но выбрал непатриотичные крупнокалиберные револьверы «Бульдог» и… однозарядный карабин Ремингтона!
Винтовка Ремингтона 1871 года
Винтовка Ремингтона 1871 года по испанский патрон .43 калибра испанского производства. Выпускалась испанским Национальным Арсеналом в Овьедо.

Ну, а сами «крановые затворы» также производила не компания «Ремингтон», а компания «Саваж» из Миддлтона, штат Коннектикут. То есть все было, как и раньше, когда стволы к своим винтовкам ковал еще сам Элифалет Ремингтон!

Ну, а теперь посмотрим на саму технику. Ведь перед нами, бесспорно, самый гениальный затвор для винтовки всех времен и народов, и равного ему по своей завершенности, простоте и надежности просто нет.

Патент Леонарда Гейгера.
Обратимся к патенту Гейгера, потому что на чертеже из него как раз все очень хорошо видно и понятно. Чем сразу подкупил оружейников-технологов Ремингтона этот затвор, так это его простота и высокая технологичность. Ведь весь затвор состоял всего лишь из трех основных деталей, двух осей и четырех пружин, не считая винтов. Сам затвор имел форму перевернутой буквы П, ну а курок под патрон с круговым воспламенением был типичным для своего времени и состоял из спицы и бойка. Обе эти детали были большими и потому прочными, вращались на массивных осях, так что ломаться в затворе было попросту нечему! При этом спущенный курок входил в срединный паз затвора и, по сути, в замкнутом состоянии составлял с ним одно целое.
Крепление осей затвора при помощи одной привинченной пластины. После ее удаления их можно было легко выколотить и извлечь затвор и курок.

Действовал этот затвор так. Для того чтобы произвести выстрел нужно было большим пальцем отвести курок назад. При этом он удерживался в этом положении спусковым крючком. Затем назад отводился П-образный затвор, имевший нарезку под пальцы на своих выступах слева и справа. Теперь в ствол можно было вставить патрон и прижать его затвором, подпружиненным снизу специальной пружиной. После этого оставалось прицелиться и спустить курок. Последний входил в затвор, намертво его при этом подпирал так, что никакая сила отдачи не могла их совместно откинуть назад, и одновременно своим бойком ударял по закраине патрона. 

Следовал выстрел, после которого все нужно было сделать в обратной последовательности. При этом экстрактор выталкивал гильзу из ствола, и винтовка была готова к повторному заряжанию.
Спортивный карабин .32 калибра.
С 1867 года по 1896 фирма «Ремингтон» выпустила огромное количество винтовок и карабинов под патроны с черным порохом. Например, в 1869 году только одной Турции было поставлено 125000 винтовок этой системы.
Одна из многочисленных моделей винтовки Ремингтона.
А затем появился бердановский патрон центрального боя, и фирме пришлось переделать свой затвор под новинку. Все свелось к следующим изменениям: так, затвор приобрел форму курка, внутри которого проходил канал для бойка. С правой стороны его была установлена изогнутая пластина («спица») для отвода его назад. И это все изменения! Теперь курок ударял по бойку и так же, как и раньше, его намертво запирал в «мертвой точке».
Рекламная листовка фирмы «Ремингтон».
Причем, несмотря на то, что в 1896 году уже многие страны перешли на многозарядные винтовки, «Ремингтон» по-прежнему выпускал «однозарядки», но уже под патроны с бездымным порохом и продавал их по всему миру. Винтовки выпускались следующих калибров: 6-мм (.236 калибр «Ремингтон»), 7-мм под маузеровские патроны для Испании и Бразилии, 7,62-мм (.30 калибр США), и 7,65-мм для Бельгии, Аргентины, Чили и Колумбии. Чем завлекали? Дешевизной – поскольку стоимость винтовки составляла всего 15 долларов со штыком. И высокими боевыми качествами. Например, подчеркивалась длина ствола – 30 дюймов, при том, что сама она была короче, чем многие другие, и вес – около 4 кг со штыком. Скорострельность винтовки была выше, чем у многих магазинных образцов и достигала 15 выстрелов в минуту.

Прицельная дальность стрельбы составляла 900 метров, хотя у некоторых винтовок были прицелы и на 1280 метров. Разбирать и чистить ее было также несложно и удобно. Обе оси курка и затвора удерживались от выпадения специальной пластинкой с левой стороны ствольной коробки обычным винтом. Достаточно было его вывернуть, обе эти оси выколотить, как и затвор и курок легко извлекались, а ствол можно было при этом чистить с обеих сторон! В результате даже папская гвардия в Ватикане сделала ее своим табельным оружием!
Винтовка «Ремингтон» .50-70 калибра Национальной гвардии штата Нью-Йорк.

                                                                                                  Вячеслав Шпаковский