Россия спровоцировала конфликт в Пентагоне

Россия не только каждый день фигурирует в новостях о военных операция то на территории Украины, то в Сирии, – она также сумела озадачить Пентагон. 4 Ноябрь 2015, 07:22
Россия не только каждый день фигурирует в новостях о военных операция то на территории Украины, то в Сирии, – она также сумела озадачить Пентагон. Новый воинственный стиль Кремля заставил Вашингтон спорить о том, какой должна быть американская армия и более того – какие цели она должна решать. Споры стали настолько бурными, что охватили даже Капитолийский холм: на этой неделе вопрос о будущем вооруженных сил страны будет обсуждаться в Сенате США. О том, на какие дебаты толкает американских политиков и военных Россия, пишет Politico.

Одну из сторон дискуссии представляет отставной полковник Дуглас Макгрегор, в прошлом участник одной из самых известных военных операций современности – «Бури в пустыне» (1991 год). Вскоре после победы коалиционных сил в Кувейте Макгрегор пришел к выводу, что если бы его солдаты сражались с более подготовленным и лучше вооруженным противником – например, российской армией – исход был бы совсем иной, и поэтому армия США нуждается в реорганизации и обновлении.
Полковник не оставляет эту мысль уже 25 лет. В прошлом месяце он распространил презентацию PowerPoint, в которой на 21 слайде расписал 4 сценария возможных сражений с современной Россией в балтийских странах (Пентагон считает этот регион наиболее вероятным местом столкновений за пределами Ближнего Востока). В двух из них американские силы оказываются раздавленными, в двух побеждают. Согласно анализу Макгрегора, исход сражения зависит от вида войск: обычные для армии США боевые бригады (Brigade Combat Teams, BCT) оказываются разгромленными; «разведывательно-ударные группы» (Reconnaissance Strike Groups, RSG, терминология Макгрегора) способны одержать верх. Этот разбор, утверждает полковник, показывает, насколько американской армии необходима реформа.
С противоположной позицией выступает генерал-лейтенант Герман Рэймонд Макмастер, в прошлом подчиненный Макгрегора, который сделал в армии карьеру и сейчас возглавляет центр по интеграции новых технологий в вооруженных силах. По версии Макмастера, возможная будущая война может оказаться не такой быстрой, как предполагает Макгрегор, – она может затянуться, как война в Афганистане или Ираке. А это значит, что армия должна быть крепкой и как можно лучше оснащенной, и нынешняя структура вооруженных сил подходит для этого куда лучше, чем быстрые легкие группы. «Это основа, и основа хорошая, – говорит Макмастер о BCT. – Она работает».По сути спор между Макгрегором и Макмастером – это дискуссия о том, способна ли армия США одержать верх над равным себе противником, сохраняя свою текущую структуру. Как показывает диспут, отмечает Politico, в этом сомневаются многие даже внутри Пентагона.

«Макгрегор до чертиков пугает армию, – цитирует Politico члена Комитета начальников штабов США. – Он предлагает заставить армию сменить огромного неуклюжего монстра на более легкие и подвижные силы. Готов поспорить, что ребята, отвечающие за бронированные части и авиацию в ярости. Реформа вашу мать: Макгрегор пришел в зоопарк и дал пощечину горилле».

«Дуг Макгрегор – головная боль, но это не делает его неправым. Серьезные люди воспринимают его всерьез», – говорит бригадный генерал в отставке Марк Киммитт.

Скептики утверждают, что дебаты Макгрегора и Макмастера – это спор о бюджете, и нагнетание мыслей о российской угрозе – хороший способ заставить Конгресс не урезать бюджетные расходы на армию.

Но дискуссия ведет и к размышлению на более широкую тему – о том, какими вообще должны быть войны, которые ведет Вашингтон. Реформатор Макгрегор утверждает, что силами его «разведывательно-ударных групп», способных действовать без снабжения в течение 1–2 недель, можно разгромить противника и сделать это быстро. Вооруженные силы, состоящие из таких групп, не нуждаются в многочисленном поддерживающем персонале, и это то, чего хотят политики: сократить численность вооруженных сил и тратить на них меньше денег. Макмастер отвечает на это, что, во-первых, бои легко могут продлиться гораздо дольше, чем планировалось, а во-вторых, от армии требуется не только высадиться, победить и удалиться, – нужно еще и проводить постконфликтное урегулирование, а значит, требуется больше личного состава. У Макгрегора есть ответ и на это: если бы Вашингтон больше думал о ведении войны и победе в ней и меньше – о госстроительстве в чужих регионах, ему не потребовалась бы армия из многих сотен тысяч солдат.
“If you want something new, you have to stop doing something old… People in
any organization are always attached to the obsolete

Это ровно та проблема, с которой США столкнулись в Афганистане и Ираке, пишет Politico, где после выполнения боевых задач американская армия поддерживала свое присутствие недостаточными силами и тратила на это большое количество ресурсов.

Какая из двух позиций в конце концов одержит верх, пока сказать невозможно: с одной стороны, реформировать армию и отказываться от исправно работавшей (и работающей) системы тяжело, с другой – вооруженные силы находятся под постоянным давлением, связанным с сокращением бюджета. В любом случае, говорится в статье, споры на эту тему в Вашингтоне набирают силу: не меньше дюжины различных комиссий и рабочих групп изучают вопрос. Политики вряд ли оставят генералам решать судьбу армии, заключает Politico; остается только надеяться, что они не станут дожидаться, пока ее начнет решать Россия.