Винтовка Ремингтона: по странам и континентам

История компании Remington 5 Ноябрь 2015, 11:12
Как это очень часто бывает, едва только винтовки Ремингтона увидели свет, как появились подражатели: 17 октября 1865 года T.T.S. Лэйдли и С.А. Эмери получили патент № 54,743 на затвор, аналогичный затвору Джозефа Райдера, но разработанный так, чтобы избежать ущемления патентов Райдера. В 1870 году оружейная компания Уитни в Коннектикуте купила права на патент Лэйдли-Эмери и стала выпускать оружие под этот затвор, конкурируя с компанией «Ремингтон». 
Карабин 1864
Карабин 1864 года оказался образцовым оружием и выпускался много лет. Единственное усовершенствование его заключалось в том, что его затвор каждый раз под каждый заказ меняли на соответствующие патроны и, прежде всего, с патронов кругового воспламенения на патроны центрального боя.

Однако он оказался сложнее в производстве, имел не три, а четыре детали, а реальных преимуществ не давал. Фирме не удалось заинтересовать правительство Соединенных Штатов, и она проиграла Ремингтону в государственных испытаниях винтовок в Нью-Йорке. Тем не менее, винтовки фирмы пользовались популярностью в Латинской Америке, куда они поставлялись под патрон .43 калибра для испанского Ремингтона или .50-70 калибра, принятого в США. В производстве они оставались с 1871 года до конца 1881 года.
По истечении срока действия патентов Ремингтона-Райдера, фирма Уитни принялась копировать затворы Рмингтона в открытую, причем в общей сложности выпустила от 50000 до 55000 винтовок и карабинов, хотя подтвердить это документально пока не удается. Тем не менее, финансовое положение компании ухудшилось, и в 1888 году все активы компании приобрела компания Винчестера. Причина покупки банальна: таким образом, с рынка устранялся еще один конкурент, а техническая документация уже не могла попасть в руки потенциальных конкурентов. 

Что касается армии самих Соединенных Штатов, то следует заметить, что винтовка Ремингтона официально на ее вооружение не принималась ни разу и официально не состояла. Хотя… хотя на самом деле это ничего не значит!
Затвор винтовки под патрон центрального боя.
Так, карабин Ремингтона («Морской карабин 1867 года») в 1867 году закупил американский флот, имевший отдельный от сухопутного департамент вооружений. Сначала ВМФ заказали фирме 5000 карабинов, а потом такое же количество пистолетов с затвором «роллинг блок». Правда, пистолеты такой популярностью как карабины не пользовались, ведь в то время уже существовало достаточное количество куда более эффективных револьверов. На вооружении они находились недолго, и уже в 1879 году 4000 карабинов было продано частным торговцам и таким образом разошлось по штатам.
Затвор закрыт, курок спущен.
В 1867 году в количестве 498 штук флот заказал фирме так называемые «кадетские винтовки» того же калибра, что и карабины, для курсантов флотских училищ. В 1870 году в дополнение к карабинам флот заказал 10000 винтовок М1870 «Нэйви». С того же 1870 года и по 1872 год три модификации винтовки Реминтона произвел для американской армии Спрингфильдский государственный арсенал, получив на это лицензию от фирмы. Сначала было выпущено 1008 винтовок и 314 карабинов, а спустя год уже 10001 винтовка. Для чего? Для испытаний! А они проводились очень интенсивно, о чем свидетельствует количество расстрелянных патронов – 89828 штук только за 1872 год. Из них осечек было 2595, то есть 2.9% выстрелов. Удалось выяснить, что максимальная скорострельность винтовки Ремингтон равна 21 (!) выстрелу в минуту, против 19 у винтовки «Спрингфильд» с откидным затвором и винтовки Пиподи. Казалось бы, замечательный результат, однако фирма, обладающая всеми правами на затвор, требовало за винтовки такую цену, на которую армия согласна не была.
Винтовка с простейшими прицельными приспособлениями. Такие могли поставлять и в Гондурас, и в Чили, и на Филиппины
В тоже время едва только результаты испытаний стали известны, как в фирму потянулись «ходоки» от штатов – заказывать винтовки для… национальной гвардии! В ноябре 1871 года губернатор штата Нью-Йорк заказал для национальной гвардии штата 15000 винтовок под патрон .50-70.

Модель винтовки получила название «Модель штата Нью-Йорк», а затем последовал заказ 1873 года на 4500 винтовок и 1500 седельных карабинов «с кольцом и скобой». Внешне их отличали «голубые стволы» (т.е. вороненой стали) и «белые детали», то есть полированный затвор и курок. Потом ремингтоны получила милиция Южной Каролины (калибр .45-70), Техаса и уже в 1898 году 35 винтовок под маузеровский патрон 7х57 были изготовлены для команды судна «Ниагара», доставившего на Кубу (а как раз в это время началась испано-американская война) группу журналистов газеты «Нью-Йоркер», принадлежавшей отцу «желтой прессы» Уильяму Херсту.
Пистолет Ремингтон М1866 .50 калибра предлагался в свободную продажу.
Но если с Америкой Ремингтону не очень повезло, то в Европе его винтовки встретили с распростертыми объятиями. Где? Да везде! Например, в той же Австро-Венгрии, где в 1866 году фирма Эдуарда Паджеа в Вене начала производство винтовок под патрон калибра 11,2-мм и с ятаганным штыком системы Вердля. Следующей страной стала оружейная «Мекка Европы» – Бельгия, где винтовки Ремингтона в 1869 году стала производить фирма… Нагана! Правда, не для себя! А для сопредельных держав: 6100 пехотных винтовок для гвардии Папы римского (на стволе выбиты «ключи св. Петра») плюс еще 1700 карабинов (1868 г.); 5000 кавалерийских карабинов для Нидерландов и 2250 карабинов со штыками для полиции и милиции; 686 винтовок для Великого герцогства Люксембург; 15000 для Бразилии; 6000 для Греции. Впрочем, впоследствии бельгийцы также выпускали ремингтоны под маузеровский патрон 7,65х53 мм и они под названием М1910 использовались в их собственной армии.
Курок взведен, затвор открыт.
В датской винтовке М1867/96 использовались патроны центрального боя калибра 11,35-мм. Всего Дания получила 31500 винтовок для пехоты и 7040 карабинов для конницы. Интересной особенностью датских карабинов был дополнительный магазин в прикладе. Он вмещал 10 патронов и закрывался сверху откидывающейся крышкой, представлявшей верхнее ребро приклада. Называлась это модель «инженерной».

В Канаде карабины Ремингтона выпускались для полиции Монреаля, имели длинный прямой игольчатый штык и патроны .43 калибра «испанского образца». Интересно, что оси затвора и курка на них закреплялись с противоположной стороны одним винтом и двулепестковой пластиной.
Курок взведен, затвор закрыт.
Что касается Франции – страны столь могучих оружейных традиций, то… до конца франко-прусской войны она получила от Ремингтона в общей сложности 393442 винтовок и карабинов всех типов, причем под разные патроны: русский бердановский .42 калибра, .43 египетский, и .43 испанский, поскольку в условиях войны французы брали все, что может стрелять. То есть контракты других стран перекупались французами по завышенной цене, так как собственного оружия им не хватало! Французский арсенал в Сент-Этьене наладил выпуск ремингтонов под патрон калибра 11-мм М/78 Бьюмонт, но зачем это было сделано для всех исследователей остается тайной.

Началась Первая мировая война, и Франция, имевшая восьмизарядную винтовку Лебеля под 8-мм патрон, опять вынуждена была заказывать «однозарядки» ремингтона для колониальных войск. Калибр был стандартный – 8-мм, модель называлась М1910 и поставлялась французам в 1914 – 1915 гг. Вооружались ими части в Марокко, Алжире, и Французском Индо-Китае.
Французские солдаты 22-ого инженерного полка в своей удивительной небесно-голубой форме и с 8-мм винтовками Ремингтона в руках. 1915 год.
Другим крупным покупателем ремингтонов стала Греция, которая сделала большой заказ, но получила только 9202 винтовок. А дальше началась франко-прусская война, собственного оружия Франции не хватило и ее правительство сделало Реминтону предложение: купить греческий заказ по 15 долларов за штуку по цене 20 долларов! «Сила солому ломит!», так что против такого «профита» фирма не устояла и перепродала винтовки французам! В итоге греки так обиделись, что не стали делать второй заказ!

Однако интереснее всего дела у Реминтона обстояли где? Ну, конечно в России, где же еще… Тут надо иметь ввиду, что компания «Э. Ремингтон и сыновья» с самого начала рассматривала Россию как важного потенциального клиента, и пыталась открыть ее для своей продукции, но, сколько ни старалась, удача так к ней и не пришла. Зато в документах компании 1877 года отмечено, что «Карл Гунниус был доброжелательно настроен к системе Ремингтона и не любил винтовку Бердана». Он же направил и меморандум военному министру генералу Милютину, призывая того проявить интерес именно к винтовке Ремингтона. Но тот был против нее и написал саркастическую резолюцию, что Россия не Папская область и не Египет, чтобы закупать ремингтоны, и что он находит необходимым заявить о важности для России разрабатывать свою собственную систему вооружения.

Постойте, постойте, но разве в книгах по истории оружия советской эпохи не написано, что это Горлов и Гуниус как раз и «проложили дорогу» в Россию винтовке Бердана? Вот он текст, который я уж и забыл где взял, но то, что это было напечатано у нас, несомненно: «В России переход к уменьшенному калибру 4,2 линии произошел 1868 году. Незадолго до этого военное министерство командировало в США офицеров А. Горлова и К. Гуниуса. Им предстояло разобраться во всем обилии систем стрелкового оружия, …и отобрать лучшее для российской армии. После тщательного изучения Горлов и Гуниус выбрали винтовку, разработанную полковником американской армии X. Берданом. Однако, прежде чем передать ее на вооружение и рекомендовать для серийного производства, оба посланца внесли в конструкцию 25 усовершенствований. В итоге винтовка настолько изменилась, что практически потеряла сходство с прототипом, да и сами американцы прозвали ее «русской». После успешных испытаний русские заказали заводу Кольта в Хартфорде не менее 30 тыс. винтовок, принятых для вооружения стрелковых батальонов». 

Но на самом деле все было не так, вернее не совсем так! Тот же Гунниус, оказывается, симпатизировал совсем не системе Хирама Бердана, а старался продвинуть винтовку фирмы «Ремингтон» на вооружение русской армии! И, оказывается, это наш военный министр и «царский сатрап» Милютин настоял на принятии на вооружение винтовки Бердана-2 со скользящим затвором, а Горлов и Гунниус в итоге просто сделали то, что им было приказано сверху! И ведь верное министр принял решение! Потому, что затвор Ремингтона хотя и был хорош, и достаточно прост, но, тем не менее, имел один серьезнейший недостаток – он не годился для установки на него магазина, в то время как магазинные винтовки уже начали появляться. То есть наш военный министр оказался настолько дальновиден, что уже тогда это понимал, а вовсе не был эдаким тупым царедворцем, какими царских министров было принято у нас изображать во времена оные! Откуда это известно? А вот откуда: из исследования Джорджа Лаумана, крупнейшего в США специалиста по винтовкам Ремингтона, автора серьезного исследования, изданного в 2010 году. Причем, открытие это ничуть нашей истории ни в чем не умоляет, так что придумывать ему это смысла не было никакого, да и документы соответствующие тоже сохранились.
Филиппинские инсургенты 1899 года с винтовками Ремингтона в руках.
Выше уже отмечалось, что в годы Первой мировой войны, когда оружия воюющим державам крайне не хватало, Франция закупила винтовки «Ремингтон» для вооружения своих солдат второй линии, и срок службы их оказался на удивление долгим. Но самое интересное, что партию винтовок «Ремингтон» М1902 (то есть выпущенных в 1902 году), и сделанных под русский патрон 7,62x54 мм, закупила также и Россия, причем даже еще раньше, а именно в годы Русско-японской войны! Использовались они или нет в то время, сказать затруднительно, но отдельные образцы из этой партии и сейчас появляются на рынке коллекционного оружия. Потом, уже из СССР эти винтовки были зачем-то отправлены, куда бы вы думали? В Испанию, в 1936 году, в качестве военной помощи республиканцам. Всего в октябре 1936 года было поставлено 23350 винтовок, которые в накладных документах были записаны как «винтовки иностранные старые». А какие «иностранные старые винтовки» могли прийти из России? Только ремингтоны, понятно. Кстати, потом они были захвачены в качестве трофеев националистами и демонстрировались на выставке трофейного оружия в августе 1938 года! Почему Сталин поступил именно так, «сплавив» республиканцам военный хлам, непонятно. То есть понятно, что таким образом часть складов была очищена от накопившегося там старого, но еще в целом годного оружия, да к тому же еще СССР за них получил плату испанским золотом. Но разве это была для нас такая уж хорошая реклама? Или же он изначально не верил в победу республиканцев, где главными заправилами были все же не коммунисты, а столь не любимые им социал-демократы, кто знает?!
Рядовой и офицер филиппинской республиканской армии. В руках у рядового карабин «Ремингтон».
Что касается собственно Испании, то там еще в 1868 году провели испытание винтовок Ремингтона, Пибоди и Шаспо. Победил Ремингтон, и испанцы заказала фирме 10000 винтовок под испанский патрон .43 калибра. Затем последовал второй контракт на 50000 и третий на 30000 винтовок уже в 1873 году. Причем третий заказ был получен одновременно со вторым по причине «деловой активности» терпящих поражение французов! Ну, а потом испанцы сами наладили выпуск ремингтонов по лицензии и продавали свою продукцию в страны Латинской Америки.

Винтовки Ремингтона М1867 года и карабины М1870 года находились на вооружении армии Швеции, Норвегии и Швейцарии. В целом же список стран, имевших в своих арсеналах винтовки Ремингтона чрезвычайно обширен. Среди них: Египет и Судан, Эфиопия и Марокко, Персия, Турция, Йемен, Израиль (!), где их применяли в 1948 году, затем это Аргентина, Боливия, Бразилия, Чили, Гондурас, Колумбия, Коста-Рика, Куба и Пуэрто-Рико, Доминиканская республика, Эквадор, Эль-Сальвадор, Французская Гвиана, Гватемала, Гаити, Гондурас, Ямайка, Мексика, Никарагуа, Панама, Парагвай, Перу, Тринидад, Уругвай, Венесуэла, Камбоджа, Китай, Япония, Филиппины и даже Новая Зеландия!

Ну, а потом они моментально канули в Лету. Невозможно пристроить магазин, хотя сама по себе система исчерпывающе совершенна!

                                                                                                  Вячеслав Шпаковский