Крыло ястреба

Легендарный нож кукри 9 Ноябрь 2015, 20:21
Легкая оторопь берет человека, далекого от темы ножей, при первой встрече с непальским кукри. Уж больно выделяется этот самобытный предмет от того, чем должен быть нож в представлении широких масс.

Что же из себя представляет кукри на самом деле? Традиционный сувенир из поездки по экзотическим странам? Грозное боевое оружие? Или попросту реликтовый артефакт, дошедший до нас из древности? Попробуем достигнуть некоторой ясности по этим вопросам.

Можно худо-бедно проследить, «откуда есмь пошла Земля Русская», а вот история происхождения кукри далеко не столь очевидна. Бытуют разные версии, и каждая следующая уводит нас в пыль веков, теряющуюся на зыбкой грани легенд и преданий, всё глубже и глубже…Возможно, неукротимые бойцы и воины, защитники Непала из племени гуркхов, переняли форму у кописа – меча, которым были вооружены завоеватели армии Александра Македонского. Может статься, что предком его был представитель еще более седой старины – меч-серп хопеш, выходец из Африки и Египта. Безусловно одно – кукри действительно сродни крокодилу, который от эпохи динозавров дожил до наших дней без существенных изменений. Дожил и сохранился, в отличие от возможных предков и родственников. Залог же подобной живучести – что у ножа, что у крокодила – идеальная приспособленность для выполнения именно своего специфического функционала.
Непал - небольшое горное королевство, зажатое между Китаем и Индией. Между прочим, двумя самыми населенными странами мира! Неудивительно, что от желающих поработить и присоединить Непал исторически не было отбоя. Да и собственная внутренняя история королевства пестрит противостояниями и междуусобицами. И вот тут и начинается самая интересная часть истории, в том числе – история боевого ножа, неразрывно связанная с историей страны и народа.

Значительную часть территории Непала составляют хребты Гималайской системы, среди которых и Эверест (тиб. Джомолунгма) – самый высокий и, пожалуй, самый известный наземный пик. Всё это делает Непал самой высокогорной страной в мире. На практике же это означает, что центром и средоточием жизни становятся долины, особенно имеющие плодородный слой земли. Как раз таким местом и является долина Катманду, или Большая Долина, являвшаяся в древние времена дном горного озера, и которой в будущем была уготована судьба стать столицей вновь образованного королевства.
Интересно, что хоть в русском написании и принято называть владыку Непала королём, дословно его титул звучит иначе - «шах-ин-шах» (шах среди шахов), как и традиционное наименование верховных правителей Востока, Ирана например и других. Дело в том, что пока Непал (до 1768г.) как единое государство не существовал, его нынешнюю территорию занимало несколько раздробленных княжеств, каждое из которых было подвластно собственному правителю - шаху. Ситуация стала меняться, когда в 1742 году в 20 летнем возрасте к власти в княжестве Горка пришёл Притхви Нарайян Шах. По замечаниям современников он спал и видел себя правителем большого и сильного государства, на образование которого и устремил все силы. И в этой многолетней борьбе главной его опорой и стали те, кому в дальнейшем суждено было стать военной элитой и опорой государственной власти в стране – гуркхи. Завладев после 25 лет упорной борьбы Большой Долиной, Притхви Нарайян Шах объединил и возглавил страну, сделал столицей Катманду, и основал собственную династию правителей, которой гуркхи продолжали служить верой и правдой. Невысокие, жилистые и выносливые воины по габаритам больше напоминающие европейских подростков, с самого детства обучались ратному делу, в том числе и владению кукри. И то сказать, кукри никак нельзя назвать оружием для дилетантов!
Хорош он и как хозяйственный помощник, нечто среднее между мачете и топориком, которым он, по большому счёту и является, и даже для религиозных целей – убить жертвенное животное – он подходит весьма и вполне. Только самую грозную славу и известность приобрёл кукри именно в умелых руках специально обученных людей из племени гуркхов – боевой элиты страны, ценой своих жизней веками отстаивавших независимость собственной Родины. “Лучше умереть, чем жить трусом” – вот принятый среди них девиз. Возможно, будь о нём заранее наслышаны прагматичные обитатели туманного Альбиона, и не пришлось бы многим из них погибнуть в войне 1814-1816г, в ходе которой сэр Дэвид Октерлони (кстати, один из самых удачливых генералов с английской стороны! ) написал на имя высочайшего своего руководства, что его войскам не по силам окончательно покорить гуркхов . Одержав победу в этой компании, британцы сумели вынести для себя немалый прок: к тому, что по Договору Сугаули, вступившему в силу в 1816 году, Непал потерял половину своей территории, победители получили право набирать в свои ряды добровольцев из гуркхов, которые с 1850г. официально были включены в состав англо-индийский военных сил. После того, как в 1947 году территория Британской Индии по трехстороннему соглашению между Индией, Непалом и Великобританией получила независимость , все имевшиеся гуркхские полки были включены в состав британской армии. И действуют в ней как боевые подразделения по сей день!
До сих пор боевые кукри состоят на вооружении не только армии, но и полиции. Что же делает кукри тем, что он есть, и почему он так исключительно хорош?
Поскольку длина клинка намного превышает размеры рукояти, кукри не подходит для вычурного фехтования или каких-либо хитрых манипуляций с ножом.И эта же особенность делает его незаменимым при рубящих ударах – тут он несомненно на высоте: подобно молотку или топору буквально «рубит сам», просто потому что так устроен. Рассказывают, что умеющий обращаться с данным ножом, может перерубить ствол диаметром около 20 см, причём без каких-либо последствий для лезвия. Нет свидетельств о том, что за всю свою долгую историю военной службы, хоть один кукри в бою сломался бы, и подвёл тем самым владельца. Если сложить вышесказанное, легко понять, какая страшная поражающая мощь может быть у этого оружия в рукопашной схватке. Видимо, именно поэтому гурх никогда не станет обнажать кукри без весьма основательной на то причины, предпочитая уклониться от пустого столкновения, насколько это возможно.

Настоящий кукри вид имеет характерный и легко узнаваемый. Клинок серповидно изогнут, режущая кромка всегда по вогнутому краю. Интересная особенность лезвия - зонная закалка, иными словами у обуха сталь значительно мягче, что на практике достигается за счёт исключительного умения кузнецов. Заточка имеет переменный угол, что позволяет выполнять разные операции одним ножом (рубить, строгать, резать), просто используя разные части лезвия.
Если продолжить экскурс в анатомию этого интересного инструмента, следующим в глаза бросаются идущие вдоль обуха выразительные долы, которые часто в народе, а особенно на ножах других модификаций, называют «кровосток».

Кукри по объективным причинам не приспособлен к типичным колющим ударам, а потому и мифический «кровосток» ему вовсе бы и не был нужен. Более того, кровостоком долы никогда и не были, а служат лишь для придания дополнительной прочности клинку. Каким же образом? Никакого секрета здесь нет - если посмотреть на клинок в разрезе, получается любимая всеми инженерами двутавровая балка, которая в разы прочнее и жестче, чем сделанная из того же материала балка квадратного поперечного сечения.

Следующий элемент, привлекающий внимание - вырез у рукояти, где лезвие теряет своё благородное название и переходит в не заточенную пяту. Назначение его – придать дополнительную гибкость. С его помощью удаётся перераспределить нагрузку и изменить сопротивление материала, повышая устойчивость металла к повреждению.
Помимо строго практического значения всем элементам придаётся так же и символический смысл. К примеру, уже упоминавшийся вырез – называемый «чо» - в версии с более острыми углами обозначает трезубец Шивы, более округлый, «след коровы» связан с богиней Кали.
Кольца на рукояти не только обеспечивают лучшее сцепление с ладонью, но ещё и призваны напоминать об уровнях мироздания. Навершие рукояти ромбической формы ни что иное, как символ божественного всевидящего ока, выбирайте, которого: треугольная в проекции форма лезвия напоминает нам о священной троице - Шивы, Вишну и Брахме. К слову, канонически выполненная рукоять кукри делает его совершенно непригодным для забивания гвоздей – помимо того, что не удобно, попросту портить будет жаль. Отдельный вопрос — качество стали, из которой изготавливают кукри. Именно из-за которого, к слову, не сохранились древнейшие образчики: самые старые из хранящихся в музеях кукри датируются 15 веком. Традиционно ковавшийся вручную, нож этот, даже во времена максимально приближенные к нашей действительности, зачастую всё еще изготавливался полукустарным способом, из б/у рельс или автомобильных рессор. И если наши соотечественники-казаки, вновь яро устремившиеся к традициям, пускали на свои шашки чудо отечественного автопрома – автомобиль «Москвич», то Непальские кузнецы предпочтение отдавали машинам производства Германии и Швеции, чуть реже - Японским.

До сих пор настоящие ценители предпочитают приобретать кукри у местных мастеров, выполненных с большой долей ручного труда. Отчасти, вкладывается в это и некий сакральный смысл: такой нож считается как бы более одушевлённым, нежели серийно-поточное производство, и, следовательно, лучше служит своему хозяину, защищая и оберегая его.

Если вы ревнивый поклонник «всамделишности», то есть повод для огорчения – самый «настоящий» кукри нужно будет искать в запасниках непальского министерства обороны. Только так можно получить тот нож, который приторочен на поясе воина-гуркха. В широком же смысле кукри уже давно «шагнул в народ», и ‘вариации на тему’ именно этого ножа существуют у множества фирм-производителей по всему миру. А основная масса «доподлинных» кукри, весьма конкурентного вида и качества, изготавливается не только и не столько в Непале, поскольку страна остаётся преимущественно аграрной, с малоразвитой промышленностью, а на небольших производствах ближайшего соседа – Индии.

Не существует одного, «самого правильного» рецепта для любого традиционного блюда, каждая хозяйка хоть что-то своё собственное, да привнесёт. Это же можно сказать и о кукри - не может быть единого вида да и вообще стандарта у этого богатого историей и традициями ножа.
Будучи вещью, весьма функциональной по своей сути, каждый кукри несёт на себе непременный отпечаток своей специализации. Оно и понятно, трудно ожидать полной идентичности боевого скакуна и деревенского тяжеловоза, при том, что и тот, и другой, несомненно, остаются конями. В каждой провинции ножи ковались несколько на свой манер, формируя определенный узнаваемый внешний вид, а зачастую даже мастер не мог выковать 2 абсолютно идентичных клинка… Поэтому разнообразие кукри достаточно велико не только с функциональной точки зрения (боевые, хозяйственные, для религиозных целей), но и чисто в визуальном плане, а кроме того, ещё полно и сувенирных. И только вам решать, нужен ли вам трудяга, верный спутник для непродолжительных вылазок на природу, или удивительно красивый, радующий глаз и сердце, исключительно декоративный его собрат.