Кремль делает ставку на ударные системы

Серия совещаний, прошедшая в мае этого года, стала прологом к созданию Воздушно-космических сил, возможно ноябрьская серия – может ознаменовать ускоренное развитие ударных систем оружия, способных преодолевать любые комплексы противоракетной обороны (ПРО) 24 Ноябрь 2015, 05:52
Ядерно-оружейный бюджет увеличат на 4 миллиарда рублей
Высшее военно-политическое руководство страны решает задачу обеспечения безопасности государства в непростых условиях объявленной России экономической войны. С одной стороны, необходимо найти адекватный ответ разрабатываемой в США системе быстрого глобального удара, позволяющей с помощью обычных вооружений вывести из строя ядерные силы России в течение одного часа. С другой – противостоять распространению ИГ (запрещенная в России террористическая группировка). В борьбе с этими угрозами хороши любые средства, в том числе даже самые экзотические. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на совещание к президенту привезли презентацию «Статуса-6», и не только этой системы.

На протяжении пяти дней Владимир Путин совещался с руководителями военного и космического ведомств и представителями промышленности об исполнении гособоронзаказа, корректировке планов переоснащения войск, развитии видов и родов войск на период 2016–2020 годов с учетом результатов проведенных в 2015 году учений и международной ситуации в целом. И если предыдущая серия совещаний, прошедшая в мае этого года, стала прологом к созданию Воздушно-космических сил, то ноябрьская – может ознаменовать ускоренное развитие ударных систем оружия, способных преодолевать любые комплексы противоракетной обороны (ПРО). «Мы будем работать и над системой противоракетной обороны, но на первом этапе, как мы неоднократно говорили, будем работать и над ударными системами, которые в состоянии преодолевать любые системы противоракетной обороны», – заявил Владимир Путин на совещании по развитию Вооруженных сил.

Согласно проекту федерального бюджета на 2016 год, расходы по разделу «Национальная оборона» на ядерно-оружейный комплекс будут увеличены почти на 4 млрд руб. В 2015 году объем финансирования по этой статье составляет более 44,5 млрд руб., тогда как на 2016 год планируется потратить более 48,3 млрд руб.

В 2016 году должны начаться бросковые и летно-конструкторские испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) «Сармат», предназначенной для замены советской (ныне – украинской) МБР Р-36М2 «Воевода». Полезная нагрузка МБР «Сармат» должна достигать 10 т, что на 1,25 т больше, чем у «Воеводы».

В 2016 году должен завершиться этап разработки конструкторской документации боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин». Как ожидается, один состав БЖРК сможет нести шесть межконтинентальных баллистических ракет РС-24 «Ярс» и будет приравниваться к полку, в дивизии планируется иметь пять полков.

Не мог президент не поинтересоваться, как идет реализация комплексной целевой программы создания гиперзвукового оружия. Представители отечественного ОПК не раз заявляли, что Россия не отстает в этой области от мировых лидеров ракетостроения. Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд.

Главная задача – добиться управляемого продолжительного устойчивого полета в атмосфере. А это невозможно достичь без принципиально новых материалов, аэродинамики, бортовой радиоэлектроники, новых расчетных программ с учетом воздействия на аппарат плазмы, образующейся на поверхности корпуса. Сейчас якобы уже написан рецепт топлива, которое позволит летательным аппаратам достигать гиперзвуковой скорости. Но «рецепт» – не главное. Топливо может быть самое разнообразное: от керосина до водорода. Ключевым элементом является новый двигатель. Создать однотипный двигатель для полета в диапазоне скоростей от 0 до 6 Махов практически невозможно. Поэтому речь о комбинированной силовой установке. Сроки разработки этого нового очень дорогостоящего оружия зависят от состояния экономики. Создание гиперзвукового оружия – самая больная тема, и разговор о нем, если он состоялся в Бочаровом Ручье, не мог быть простым. По крайней мере в ближайшие три года такого оружия у Российской армии не будет. Ожидается, что все НИОКР будут выполнены к 2019–2020 годам.

На второе место в ряду приоритетов Владимир Путин поставил работы над системой противоракетной обороны. К ним можно отнести уже существующий оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер» (по классификации НАТО – SS-26 Stone). Однако это только небольшая часть из того, что предстоит сделать.

На рубеже 2020 года США могут перейти на использование принципиально нового класса вооружений для доставки до цели боеголовок и высокоточного оружия. Средствами доставки станут гиперзвуковые межсредные летательные аппараты, создаваемые по программам Falcon и Х-37. Как полагают специалисты, с учетом появления новых систем воздушно-космического поражения должны быть изменены требования для российских радиолокационных средств Системы предупреждения о ракетном нападении. Системы контроля космического пространства и средств поражения. Разработчики обещают, что Российская армия вскоре получит аналоги американских систем ПРО – мобильного противоракетного комплекса дальнего перехвата THAAD (Theater High Altitude Area Defense) и наземного комплекса перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории GBMD (Ground-Based Midcourse Defense). В 2015 году в России прошли полигонные испытания элементов новой ПРО. Неизвестно, когда новые комплексы появятся в Российской армии. Пока в роли ПРО-зонтика над Москвой и Центральным промышленным районом России выступает система А-135 «Амур».

Президент в очередной раз отметил, что Россия не собирается втягиваться в гонку вооружений. Но при этом страна уже втянута в информационную и экономическую войну, а в Сирии – и в реальные боевые действия. На войне не обойтись без цензуры. Не случайно во всех телерепортажах о встречах президента с военачальниками и руководителями ОПК после 9 ноября больше нет общих планов. В кадре – только Владимир Путин. Таким образом, зрителей лишили увлекательной игры в отгадывание по составу участников, о чем реально могла идти речь на совещании. Засекречен и список совета главных конструкторов по направлениям вооружений. На войне как на войне.