Снайпер "Альфы": жене приходилось говорить, что работаю слесарем

"Это не было обманом. Это легенда. У меня уже было двое маленьких детей. Жена считала, что я "тестирую электрочайники в горах". " 8 Декабрь 2015, 21:29
Владимир Березовец, первый вице-президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа", прилетел из Москвы в Бишкек всего на сутки. За это время его расспросами о боевом прошлом и нестабильном настоящем удалось "замучить" корреспонденту Sputnik Асель Минбаевой.
— "Альфа" — это элита спецназа. Зачем вам понадобилась такая работа?
— Кто же в молодости не хочет быть суперменом?
— Это скорее в детстве. Повзрослев немного, кто мечтает собой рисковать?
— Я никогда не думал, что меня могут убить. Не заложено в мозгах. Я был профессиональным спортсменом, мастером спорта.
(фото: SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ)
Отбор в "Альфу" был жестким — 600 человек на место. Помимо спорта, от нас требовалась здравая голова. Думать надо было быстро. Вообще, тестировали нас серьезно.
— И даже на знание литературы?
— А почему нет? Мы должны были быть разносторонне развитыми. Кстати, недавно попался на глаза нынешний тест ЕГЭ по литературе, и там был такой вопрос: "Сколько пуговиц было на халате у Обломова?". Ответьте мне, как этот вопрос может характеризовать знания человека?
— Никак, конечно. И вообще не принципиально, сколько там пуговиц. А вы помните свои первые дни в "Альфе"?
— Мы постоянно тренировались. Еще изучали новое секретное оружие. Сейчас это смешно. Дипломат был со встроенным автоматом, пистолеты бесшумные только появились, гранаты шумовые. Сейчас это кажется детским лепетом, а тогда было "шоком".
— Как вы впервые оказались на спецоперации?
— Это было в 1983 году. Помните, когда дети высокопоставленных лиц Грузии захватили в заложники целый самолет? Они хотели попасть в Турцию. Сейчас это так просто! А тогда угнали самолет.
За первые минуты захвата они убили несколько человек, включая несколько членов экипажа. Однако оставшиеся пилоты оказали сопротивление и посадили самолет в аэропорту Тбилиси. Террористы подумали, что приземлились в Турции, а когда узнали, что они снова в Тбилиси, расстреляли стюардессу.
(фото: SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ)
Затем они потребовали дозаправить самолет и открыть им выход в Турцию, иначе взорвут судно. Через сутки "Альфа" начала штурм, который длился несколько минут. За это время никто не погиб — они так и не успели взорвать гранаты.
— И что вы там делали?
— Я был снайпером. Но, к счастью, тогда мне не пришлось стрелять. Тогда вообще считалось, что если кто-то погибнет при штурме — это плохая работа.
— А когда пришлось стрелять?
— Уже в Афганистане, когда на наш блокпост напали.
— И как? Страшно?
— Шока у меня не было. Вообще ни разу. Может, потому, что обкатка у нас хорошая была. По нам уже и танки проезжали.
— А своего убитого первого помните?
— Такое нельзя рассказывать. Еще не все рассекретили. Не буду… А вообще, первых все помнят.
— Расскажите, что вы чувствовали в тот момент, когда впервые убивали человека?
— Непонятно стало, зачем все это? Но самое страшное в работе снайпера — ошибиться. Мы по фотографиям выбирали цели, запоминали лица. Но когда видишь их в жизни, все они на одно лицо. И ты изучаешь противника по особым приметам: кто-то там прихрамывает, кто-то по-особенному ходит. И только тогда стреляешь.
(фото: SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ)
— Вы же туда добровольцем поехали?
— Да, все мы были добровольцами.
— Зачем?
— Для повышения своего профессионализма и самоутверждения. 
— А у вас семья на тот момент была?
— Да, и жена, и двое детей маленьких.
— А почему она не протестовала?
— Она не знала, где я работаю. Мы были засекречены. Для всех я слесарь научно-исследовательского института. Когда улетал в Афганистан, жена думала, что я еду испытывать электрочайники в горах Кыргызстана.
— Не стыдно было ее обманывать?
— Это легенда, а не обман. 
— А когда узнала?
— Уже нормально отреагировала.
— А после Афганистана что? Ушли в отставку?
— Нет, участвовал в спецоперациях, например, в 1988 году в Орджоникидзе захватили автобус со школьниками. Террористы требовали выкупа и возможности вылететь в Израиль. Им открыли "коридор", и они улетели в Тель-Авив, но потом их выдали обратно СССР.
— А что вы чувствовали к этим людям? Ненависть?
— Омерзение. Не могу понять, когда прикрываются слабыми. Детьми.
(фото: SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ)
— Когда вы оставили службу?
— В 35 лет. Вышел на пенсию. У нас, "альфовцев", год идет за полтора, а в Афганистане — год за три. Тогда распадался Советский Союз, и я уже не понимал, кому служу. Раньше думал, что после этого смогу жить на пенсию и подрабатывать тренером. Казалось, что 250 рублей — огромные деньги. А потом оказалось, что их хватает только на два бака бензина. Но ничего, перестроился, занялся бизнесом.
— А зачем создали Ассоциацию ветеранов "Альфы"? Не хватило той романтики?
— Меня выбрали офицеры запаса. А я не могу подвести народ.
— И что вы делаете? В чем ваша цель?
— После выхода на пенсию многие "альфовцы" оказались брошены и никому не нужны. А теперь представьте, что человек умеет только убивать. Не все могут найти свой путь. Некоторые наложили на себя руки, другие связались с бандитами.
— А бывших "альфовцев" неохотно берут на работу?
— Считается, что мы "примороженные". Но "альфовцы" — это люди с высшим образованием, иногда с двумя. Мы быстро соображаем, и психика у нас в том же Афганистане не сломалась. Мы ехали туда в 26-28 лет. Это у 18-летних мальчишек могло что-то там щелкнуть.
Правда, мы не станем прогибаться и льстить.
Сейчас в Кыргызстане работа с бывшими "альфовцами" очень хорошо поставлена. Кроме того, мы организуем II Международный форум антитеррора, в котором будут участвовать как бывшие, так и действующие специалисты.
— А почему вы, ветераны? Неужто молодых нет?
— Действующие подразделения общаются через какой-то фильтр. Им постоянно надо писать рапорты. Мы же общаемся напрямую. И мы, ветераны, не лишние в этой борьбе — сейчас в Кыргызстане орудует ИГИЛ, в Узбекистане исламисты ведут подрывную деятельность. С Северного Кавказа в Сирию уехало воевать более двух тысяч человек. Да и все эти движения беженцев. Это же легализация преступного мира!
Приходит человек, говорит, что у него нет паспорта. Ему в ответ: мол, рассказывай, кто ты. А через час — на тебе паспорт, иди. Даже отпечатки пальцев не снимают.
— В новостях есть такой прием, называется "бантик". Это когда сначала диктор рассказывает о взрывах, войне и об экономическом кризисе, а в самом конце выходит сюжет про кошку, которая родила 25 котят. Давайте и мы с вами закончим на хорошей ноте. Как вам в Кыргызстане? Понравилось?
— Я заметил две особенности: во-первых, у вас люди очень открытые, доброжелательные, им все интересно, они неравнодушные. У нас же каждый себе на уме.
И еще эта медлительность. Вы же всегда опаздываете! Мне казалось, что невозможно опоздать на час. А у вас это даже и не опоздание.
Ну и, конечно, Иссык-Куль с горами. Чудо!