Заблудившийся робот-шпион

Как США «подарили» СССР секретный сверхзвуковой дрон 16 Декабрь 2015, 09:47
Наверное, велико было удивление сотрудников советской контрразведки, когда 9 ноября 1969 года в степи в нескольких сотнях километров от Байконура они обнаружили «подарок» в виде поврежденного матово-черного летательного аппарата необычных форм, да еще и беспилотного... Впрочем, обо всем по порядку и издалека.
В 1955 году, в разгар Холодной войны, президент США Д. Эйзенхауэр вынес генсеку СССР Н. Хрущёву предложение: разрешить странам проводить взаимные наблюдательные полеты над своей территорией. То есть США инспектировал бы с воздуха территорию СССР, а Советский Союз — США. До полета первого спутника остается несколько лет, а о шпионаже из космоса и подавно речи еще не было. Хрущёв предложение отклонил.
В середине 1950-х Советский Союз еще не имел средств противовоздушной обороны, способных сбивать американские самолеты-разведчики Lockheed U-2. Зенитные ракеты С-25, составлявшие два кольца ПВО вокруг Москвы, имели предельную высоту перехвата порядка 20 километров. Но в 1957 году на вооружение был принят более совершенный комплекс, знаменитый С-75, впоследствии сбивший в небе Демократической республики Вьетнам, по некоторым оценкам, свыше тысячи американских самолетов. 
С-75 производит запуск зенитных управляемых ракет
Обломки самолета-разведчика U-2, демонстрировавшиеся на специальной выставке в Парке культуры имени Горького (Москва)
После того, как 1 мая 1960 года, в разгар Холодной войны, в небе над Свердловском С-75 перехватил U-2, а его пилот Гари Пауэрс попал в плен, руководство США спешно свернуло программу пилотируемых полетов над Советским Союзом, поняв, что купол ПВО над СССР достиг стратосферы. 
Однако соблазн узнать военные секреты «одной шестой части суши» был слишком велик. По инициативе ЦРУ была принята программа разработки разведывательных беспилотных летательных аппаратов. На этот раз ставка была сделана не только на высоту полета, но и на максимальную скорость самолета-разведчика. Такой шаг имел смысл. К примеру, зенитная ракета С-75 развивала скорость свыше трех скоростей звука, но и реактивная авиация тех лет вплотную подбиралась к таким гигантским скоростям. К тому же беспилотный самолет мог быть меньше по габаритам, а значит, радиолокаторы обнаружат его позднее, когда стрелять вдогон может быть уже поздно.
К тому времени компания Lockheed, получившая контракт Центрального разведывательного управления, уже имела опыт разработки сверхскоростных летательных аппаратов — создала A-12, одноместный разведчик, способный развивать скорость в 2,6 скорости звука (3100 км/ч). Но над территорией СССР их использование было уже слишком рискованным, к тому же появились и успешно эксплуатировались первые спутники видовой разведки.
Lockheed А-12, сверхзвуковой разведчик, 1960-е гг. (фото: wikimedia.org)
К 1962 году окончательно сформировался внешний вид сверхскоростного беспилотника, впоследствии получившего название D-21. Американские инженеры выбрали футуристическую схему его функционирования. Посадка — вообще самый сложный и опасный этап полета любого летательного аппарата, а в 60-е годы для БПЛА и вовсе был фантастикой. К тому же приземлить после задания над чужой страной аппарат зачастую было некуда. Поэтому решено было в конце разведзадания планер с двигателем взрывать над морем (дабы секретные авиационные технологии не достались врагу), а фотоаппаратуру и дорогостоящую навигационную систему спасать на парашюте. Этим экзотические решения не заканчивались: отсек с пленкой и электроникой предполагалось подхватывать прямо в воздухе самолетом со специальными направляющими-захватами. В крайнем случае отсек мог приводниться, и тогда его подбирал военный корабль.
D-21 (фото: airforcelive.dodlive.mil)
Для того, чтобы БПЛА мог развить высокую сверхзвуковую скорость, в него установили прямоточный воздушно-реактивный двигатель (ПВРД). Двигатели такой конструкции недороги, так как не имеют движущихся частей, а также способны работать в стратосфере и на гиперзвуковых скоростях, но для запуска требовали предварительного разгона до высоких значений числа Маха.  Эту проблему решили просто: установили D-21 на спину того самого пилотируемого разведчика A-12 — его скорости как раз хватало для запуска ПВРД. 
D-21 на спине у A-12 во время испытаний. Воздухозаборник и сопло закрыты обтекателями (фото: www.reddit.com)
Обшивка D-21 из-за трения о воздух нагревалась до 400 градусов Цельсия, поэтому в конструкции была применена оригинальная система ее охлаждения — перед тем, как попасть в камеру сгорания, топливо циркулировало под обшивкой планера, выполненного из титановых сплавов. Некоторые материалы были радиопоглощающими, что должно было еще больше снизить радиолокационную заметность летательного аппарата.
В 1964 году сцепка из самолета-носителя и беспилотного разведчика начала совершать первые испытательные полеты для проверки общей аэродинамики. Первый полет состоялся в 1966 году. Сверхзвуковой носитель поднялся на высоту 18000 метров и вышел на скорость, втрое превышающую звуковую, для запуска ПВРД БПЛА-разведчика. Затем аппарат отделился от носителя, устремился вперед и пролетел около 200 км, после чего был потерян. Неплохо для начала. Во втором испытательном полете D-21 пролетел уже свыше 2000 км и разбился из-за неисправности гидронасоса. Практически удался третий полет: БПЛА пролетел свыше 2500 км, совершил восемь заложенных в программе поворотов, однако контейнер с аппаратурой не сбросился из-за отказа электроники. 
Очередной запуск летом 1966 года закончился трагедией. При отделении от носителя разведчик вдруг закрутило вбок, он ударился о самолет, отчего тот на скорости, втрое превышавшую звуковую, задрал нос и был мгновенно разрушен набегающим потоком воздуха. Пилоты катапультировались, но один из них утонул при приводнении.
Концепцию пришлось поменять: теперь D-21 решено было подвешивать под стратегический бомбардировщик В-52 и снабжать твердотопливным ускорителем. Причем ускоритель по размеру и весу превышал сам БПЛА — имел в длину 13,5 метров и весил свыше шести тонн. Зато монструозный восьмимоторный В-52 мог поднять сразу два таких БПЛА.
В-52 с двумя БПЛА D-21 на внешней подвеске
Первые пять полетов закончились неудачно: аппарат после отстыковки задевал пилон, не запускался двигатель после отработки ускорителя и так далее. Последовала череда доработок и первый успешный полет с нового носителя. За которым последовали два неудачных. Одноразовые аппараты из дорогих сплавов продолжали теряться. Лишь в июне 1968 года обновленный D-21 успешно отлетал. Но следующие два полета также закончились авариями из-за незапуска ПВРД. Можно сказать, испытания шли ровно, но не в том направлении: один успешный старт, один-два неудачных. Лишь в ноябре 1969 года БПЛА успешно выполнил первую боевую задачу: отснял горный район Китая, где, по данным американской разведки, находились предприятия атомной промышленности. Но в заданный район для сброса контейнера аппарат не прибыл, и его сочли утерянным. D-21 «перепрошили» и запустили снова. На этот раз он отлетал удачно, привезя ценные фотоснимки. В декабре 1970 года БПЛА повторил полет, прилетел в заданный район для сброса контейнера, но у него не раскрылся парашют... Следующий полет также не удался: аппарат слетал, вернулся, сбросил контейнер, но самолет его не поймал. Спасательное судно также не сумело его отыскать. А каждый пуск обходился американским налогоплательщикам в 5,5 млн долларов — по тем временам огромная сумма.
Обломки D-21 в авиационном музее в Пекине. Табличка гласит, что обломки были найдены в провинции Юнань, а аппарат совершал разведывательный полет 20 марта 1971 года, в ходе которого и потерпел аварию на территории Китая (фото: www.flickriver.com)
После того, как следующий аппарат был потерян, терпение у руководства ЦРУ окончательно иссякло и программу решили закрыть. Да и спутники-шпионы к тому времени умели делать такую работу надежнее и глобальнее.
Так что стало с тем аппаратом, который в 1969 году улетел в неизвестном направлении? Спустя много лет, когда начали расскречивать документы советских времен, выяснилось, что у него «заглючила» система управления, и вместо разворота на обратный курс он продолжил лететь по прямой, пока не израсходовал все топливо и не упал на территории СССР.
«Подарок судьбы» доставили сначала в НИИ ВВС, а затем передали в ОКБ Туполева для изучения, по результатам которого аппарат решили повторить, но на отечественной технической базе и из отечественных материалов. Причем состав разведывательной аппаратуры, который советские специалисты сумели примерно восстановить, несмотря на срабатывание самоликвидатора, решено было дополнить средствами радиотехнической разведки, а советская панорамная фотокамера обладала более высокие характеристики. Проект получил название «Ворон». БПЛА предполагалось запускать с самолета-носителя (был выбран Ту-160) и разгонять твердотопливным ускорителем — ровно так, как было в оригинальном американском варианте, о котором советские инженеры, разумеется, не знали.
(фото: profilib.com)
(фото: profilib.com)
(фото: profilib.com)
(фото: profilib.com)
Тем не менее обнаружилось, что «Ворон» все-таки обладает существенными недостатками, в той или иной мере свойственным любому воздушному разведчику: фотосъемку можно было выполнять только при соответствующих погодных условиях, а эпизодическая радиотехническая разведка давала слишком мало информации. И как и в случае с американским оригиналом, проект был закрыт из-за стремительного развития космических средств разведки. Но с передовыми технологиями вероятного противника советские конструкторы все-таки сумели ознакомиться.
D-21 был выдающимся летательным аппаратом. Он умел подниматься на высоту в 29000 метров и разгоняться до скорости в 3350 км/ч. Подвела недостаточно развитая для такого сложного робота электронная начинка, которая даже в США с ее традиционно развитой микроэлектронной промышленностью была сложна. Да и зенитно-ракетные комплексы уже были достаточно совершенны, чтобы обнаруживать и сбивать такие цели. Беспилотные разведчики получили новый импульс к развитию лишь относительно недавно благодаря все большей миниатюризации электроники и развитием спутниковой связи. И тем не менее такие аппараты безнаказанно барражируют в небе только  тех стран, которые не обладают современными системами ПВО. Российская Федерация в число таких стран не входит.