Земля в прицеле

Как разворачивалась военно-воздушная операция в Сирии 24 Декабрь 2015, 07:11
Военно-воздушная операция в Сирии обрела к концу 2015 года невиданный масштаб: удары по позициям террористов наносятся уже не только авиабомбами, но и высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования. Однако без наземной части операции и помощи правительственной армии все эти усилия сводятся на нет. Гарантий на объединение войск Башара Асада и противостоящих ему представителей сирийской оппозиции до конца так и не появилось. И если этого не произойдет, то в 2016 году вопрос о вводе полноценного сухопутного контингента — либо одной страны, либо нескольких в составе коалиции — в Сирию станет главным.
Военно-воздушная операция в Сирии стала для России первой полноценной военной кампанией со времен "пятидневной войны" с Грузией. Уроки августа 2008 года стали поводом для приведения армии к новому облику, суть которого сводилась к переходу от советских форм ведения войны (с ударными армиями, штабами и корпусами) к современным, рассчитанным на локальные конфликты. О том, какие выводы военное командование и президент Владимир Путин сделают по итогам сирийской операции, говорить пока рано. Четыре месяца — явно недостаточный срок, чтобы до конца осознать всю сложность возникающих при ее проведении проблем. Тем более что это не учения, которые можно или провести хорошо и наградить кого-то, или провести плохо и кого-нибудь за это публично отчитать. В Сирии идет настоящая, а не учебная война. В Москве понимают, что одной воздушной поддержкой успеха в борьбе с террористами добиться невозможно, но на проведение сухопутной части операции идти пока не собираются, надеясь объединить усилия армии Башара Асада и представителей Сирийской свободной армии. Исходя из этого, можно предположить, как именно будут действовать вооруженные силы РФ в Сирии в 2016 году.
"Единственно верный путь борьбы с международным терроризмом — это действовать на упреждение, бороться и уничтожать боевиков на уже захваченных ими территориях, не ждать, когда они придут к нам" — так 30 сентября Владимир Путин пояснил смысл начала операции РФ в Сирии. В тот же день самолеты из состава смешанной авиагруппы, сформированной на авиабазе Хмеймим (близ Латакии), совершили 20 вылетов и нанесли точечные удары по восьми объектам "Исламского государства" (организация запрещена в РФ). По первоначальным планам считалось, что переброшенных в Сирию штурмовиков Су-25СМ (12 машин), фронтовых бомбардировщиков Су-24М и Су-34 (12 и 4 соответственно), истребителей Су-30СМ (4 единицы), ударных вертолетов Ми-24 (12 единиц) и многоцелевых Ми-8 (4 машины) будет достаточно для прикрытия правительственных войск в момент наступления. География основных ударов российских вооруженных сил формировалась преимущественно в провинциях Алеппо, Идлиб, Дейр-эз-Зор, Ракка, Латакия, Пальмира, Дамаск и Хама — именно там, согласно данным российской разведки, было сосредоточено большинство командных пунктов боевиков, позиций, укрепленных районов, минометных точек и оружейных складов "Исламского государства". Однако армия Башара Асада, истощенная длительной гражданской войной, едва ли представляла собой какую-либо реальную силу: без поддержки авиации ей с трудом давались бы даже оборонительные действия.

По словам источника "Власти" в органах оперативного военного управления, усиление в виде российской авиации позволило сирийским вооруженным силам перегруппировать свои штурмовые подразделения (в частности, создать 4-й штурмовой корпус) и перейти в наступление. Так, например, при поддержке с воздуха им удалось деблокировать авиабазу Кваирес, выбить боевиков из двенадцати населенных пунктов в Латакии, а на рубеже пунктов Кбаны и Гмам зачистить от террористов ряд тактически важных высот. В Пальмире штурмовые отряды продвинулись на глубину свыше 6 км, добивая террористов в населенном пункте Максам. В районе Дамаска в ходе напряженных городских боев продолжается освобождение захваченных боевиками районов Джаубар и Восточная Гута. "Впервые за четыре года боевых действий сирийская армия освободила 80 населенных пунктов, обеспечив установление контроля над территорией более 500 кв. км",— подчеркивали в Генштабе.

Картина в целом складывалась достаточно непростая: по информации "Власти", несколько раз фиксировалось возвращение групп террористов в места, куда ранее наносились точечные удары Су-24М и Су-34, а это означало, что сирийские войска не всегда в состоянии удерживать позиции для последующего продвижения.

В Пальмире штурмовые отряды продвинулись на глубину свыше 6 км, добивая террористов в населенном пункте Максам

Требовалось усиление. Поскольку Владимир Путин сразу указал, что речи о проведении наземной операции российскими войсками пока не ведется, ставку было решено сделать на усиление огневой поддержки. Так впервые в истории в боевых условиях были опробованы крылатые ракеты 3М14 "Калибр-НК", запущенные 7 октября с четырех кораблей Каспийской флотилии (малые ракетные "Углич", "Град Свияжск", "Великий Устюг" и сторожевой "Дагестан"). Они нанесли 26 ударов по 11 наземным целям. Впоследствии словосочетание "впервые участвуют в боевых действиях" будет употреблено в отношении стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, а также новейших крылатых ракет Х-101. Количество самолетов, принимающих участие в операции, постепенно увеличилось до 69 единиц — в дополнение к Хмеймиму прибавилась и авиагруппа, расположенная на территории РФ: четыре единицы Су-27СМ, пять Ту-160, шесть Ту-95МС, восемь Су-34 и четырнадцать Ту-22М3. После того как турецкие ВВС сбили российский штурмовик Су-24 на границе с Сирией, высшее военное командование приняло решение перекинуть в Хмеймим новейшую зенитную ракетную систему С-400 "Триумф", которая прикрывает практически всю территорию страны. По словам источника "Власти" в оборонно-промышленном комплексе, практической пользы использования ракет Х-101 нет, поскольку они рассчитаны на применение против мощной системы ПРО вероятного противника, которого у исламских радикалов в Сирии нет. А появление "Триумфа" следует расценивать как ответ на проявление агрессии со стороны ВВС Турции, сбивших российский Су-24М на границе с Сирией, говорит он: ""Исламское государство" не располагает авиацией, по крайней мере, на данный момент".
Так или иначе, но с тех пор количественные показатели о вылетах и нанесенных ударах только увеличивались, о чем Минобороны в обязательном порядке отчитывалось. Наученные горьким опытом слабого информационного сопровождения во время войны с Грузией, отныне военные рапортовали о каждом удачно совершенном действии. По словам начальника главного оперативного управления Генштаба Сергея Рудского, с 30 сентября по 15 декабря российской авиагруппой был выполнен 4201 боевой вылет, из них 145 вылетов самолетов стратегической авиации. В Генштабе подчеркивают, что наступление ведется по всему фронту, а самые интенсивные бои проходят в Латакии, Алеппо, Хаме, Хомсе и Дамаске: "Формирования террористов несут значительные потери".

Однако за последние месяцы продвинуться дальше этих провинций по факту так и не удалось. Ситуация осложняется также тем, что удары по объектам террористов наносятся с воздуха с двух сторон: с одной — международной коалицией во главе с США, с другой — Россией. И каждая сторона по-своему обозначает цели для ударов, что приводит к постоянным взаимным упрекам. По словам директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, большая антитеррористическая коалиция, инициатором которой выступал президент Франции Франсуа Олланд после терактов в Париже и которую поддержал Владимир Путин, так и не состоялась. "Времена, когда нам, в смысле России, США и Великобритании, было проще, так и не вернулись,— считает эксперт.— Мы продолжаем бороться с международным терроризмом растопыренными пальцами, а не кулаком". По его мнению, в обозримом будущем при сохранении той же стратегии борьбы России с "Исламским государством" ситуация в Сирии вряд ли будет урегулирована.
Сирийские военные рассчитывали на значительную поддержку своих иранских коллег из Корпуса стражей исламской революции, однако их помощь, по неофициальной информации, достаточно скромная и ограничивается лишь военными инструкторами и небольшим количеством реальных бойцов спецподразделений. Ни одна из западных стран возможность проведения сухопутной операции в Сирии не обсуждает, говорит глава МВД Германии Томас де Мезьер. "Воздушная операция в Сирии является очень действенной, однако на протяжении долгого времени стабильность возможна только в результате наземной операции",— сказал министр, добавив, что "этот вопрос должен быть решен на региональном уровне". По решению Генштаба РФ в район Хамрат провинции Хомс было переброшено шесть гаубиц "Мста-Б" 5-й гаубичной артиллерийской батареи 120-й гвардейской артиллерийской бригады, однако они лишь прикрывают сирийские штурмовые подразделения в момент атаки.

Сомнений в том, что операция РФ в Сирии будет продолжаться и дальше, нет

Исламские страны во главе с Саудовской Аравией заявили о готовности создать свою коалицию против "Исламского государства", но насколько серьезны их намерения, пока неизвестно. Получается, что по факту свой ограниченный контингент ввел в Сирию только президент США Барак Обама: 14 декабря он заявил, что американский спецназ приступил к поддержке наземных операций против "Исламского государства" путем оказания помощи "местным силам", ведущим наступление на юге страны и в провинции Ракка. Точное количество американских спецназовцев не называлось, однако, по оценке источника "Власти" в российском военном ведомстве, оно крайне небольшое: "США просто любят показывать свою независимость в принятии решений, это больше похоже на пиар".

Важно отметить, что поддержка США оказывается именно сирийской оппозиции, а не правительственным войскам: США традиционно и последовательно выступали за уход Башара Асада с поста президента страны, поскольку считают его нелегитимно избранным правителем. Менять свою позицию США не намерены, говорит военно-дипломатический источник "Власти", однако они понимают, что "между нынешним президентом Сирии и "Исламским государством" второе является наивысшим злом". Именно поэтому Москва решила идти ва-банк. "Мы намерены вести работу, направленную на объединение усилий правительственных войск и других формирований, заинтересованных в освобождении Сирии от международных террористов",— говорит Сергей Рудской.
По оценкам Генштаба, в настоящее время в Сирии действуют более 150 формирований из числа "умеренной оппозиции". "Наиболее патриотически настроенные из них уже воюют во взаимодействии с сирийскими правительственными войсками, сегодня их насчитывается более 5 тыс. человек,— отмечает генерал.— С ними налажен и поддерживается постоянный контакт, они предоставляют командованию российской авиационной группы координаты объектов террористов для поражения". Так, например, к 15 декабря для продвижения отряда "Ганим", входящего в Сирийскую свободную армию, российская авиация нанесла 17 ударов по позициям исламистов севернее Ракки, уничтожив более 150 боевиков и 11 единиц техники. По боевикам "Исламского государства" в интересах отрядов "Львы пустыни" и "Каламун" в районах Эль-Каратьен и Пальмира — 18 ударов. Ряд опрошенных "Властью" военных скептически относятся к появлению такого рода сил ("Сегодня они с нами, а завтра — против") и гарантий, что это объединение будет прочным, дать не могут: "Это как сидеть на пороховой бочке — никогда не знаешь, когда рванет". Но при этом подчеркивают, что такой формат взаимодействия "лучше, чем никакой".
Эксперт Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев предполагает, что сухопутные соединения российской армии в Сирии могут появиться в случае крайнего обострения обстановки. По словам высокопоставленного источника "Власти" в Генштабе, вопрос успешного наступления правительственных войск будет зависеть от целого ряда факторов, ключевым из которых является тактически выверенная наземная операция. Он утверждает, что в случае поступления приказа от высшего военного руководства офицеры-операторы, разрабатывающие планы применения армии, в короткое время смогут разработать план и для сухопутной операции РФ, но пока таких приказов не поступало. Поэтому военные будут использовать уже опробованные в деле технику и вооружения, а также пытаться привлечь на сторону правительственных войск максимальное число противников "Исламского государства". Полковник запаса Виктор Мураховский считает, что стратегия РФ в Сирии в ближайшее время почти не поменяется: в меньшей степени будут задействованы дальнобойные высокоточные виды вооружений, а упор будет сделан на оперативно-тактическую и штурмовую авиацию: "Это оптимально с учетом сетевой структуры противника и того, что его основные силы составляет вооруженная стрелковым оружием пехота". Александр Перенджиев также считает, что серьезные изменения в тактике ВВС России в Сирии возможны: "Все равно будем наносить удары, может, перейдем от количества к качеству и точности этих ударов — они должны разрушить инфраструктуру боевиков, перекрыть им каналы материально-технического обеспечения". Полковник Мураховский добавляет, что армия Башара Асада испытывает нехватку боеприпасов и людей, а ее штурмовой корпус оказался не слишком хорошо подготовленным: "Идет медленное выдавливание террористов из населенных пунктов, если так и будет все продолжаться, то операция может и до конца следующего года не закончиться". По мнению Мураховского, проблема могла бы быть решена поставками оружия ближнего боя сирийской армии, а также обучением сирийских солдат российскими военными специалистами.

Так или иначе, но сомнений в том, что операция РФ в Сирии будет продолжаться и дальше, нет. Ни в Кремле, ни в правительстве, ни в Минобороны ни разу не сказали, сколько еще времени предстоит российским самолетам, вертолетам, кораблям наносить удары по позициям боевиков "Исламского государства". Владимир Путин заявил во время своей ежегодной пресс-конференции, что для выведения всего контингента и техники из Сирии потребуется два дня. Но до переломного момента в ведении боевых действий этого, естественно, сделано не будет.