Миссия США и союзников по НАТО в Афганистане провалилась

Замир Кабулов также отметил, что "конечная цель афганской антитеррористической кампании - создание в Афганистане демократического централизованного государства, не достигнута" 30 Декабрь 2015, 07:32
Специальный представитель президента России по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов в интервью ТАСС дал оценку деятельности Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане и их операциям. 
- Год назад вооруженные силы НАТО и США формально завершили выполнение военной миссии по содействию безопасности в Афганистане. В ознаменование этого события в декабре прошлого года в Кабуле состоялась торжественная церемония спуска флагов стран-участниц Международных сил содействия безопасности (МССБ). Каковы итоги этой миссии? Достигла ли она поставленных целей? 
Замир Кабулов
- Оценивая итоги деятельности Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане, можно однозначно говорить о том, что США и их союзники по НАТО полностью провалили миссию в этой стране. Конечная цель афганской антитеррористической кампании - создание в Афганистане демократического централизованного государства, не достигнута.  

Более того, не решена ни одна из задач, которые иностранная коалиция ставила перед собой накануне операции в этой стране. Устойчивой и сильной центральной власти в Афганистане как не было, так и нет.
О достижении победы над талибами военным путем никто сегодня уже не говорит, а реализация политики национального примирения на практике означает их возвращение во власть.
Вместо развития промышленности и сельского хозяйства в интересах повышения благосостояния афганского народа Афганистан имеет возросшее до небывалых размеров производство наркотиков.
- Каковы цели миссии "Решительная поддержка"? Связана ли с выполнением этой миссии приостановка вывода воинского контингента США и Афганистана?
 - Формально миссия "Решительная поддержка" является учебно-тренировочной. Её заявленная цель - доведение боевой готовности афганских сил безопасности до уровня, позволяющего армии и полиции самостоятельно обеспечивать стабильность и правопорядок в Афганистане. 
При этом речь идет о подготовке кадров и оказании консультативной помощи руководству национальных Минобороны, МВД и спецслужб. Деятельность миссии предполагает также оказание афганскому руководству помощи в установлении демократического контроля над силовыми структурами страны. 
Боевые подразделения, составляющие основу миссии, предназначены для обеспечения безопасности самой миссии и оказания при необходимости ограниченного содействия правительственным силам при проведении антитеррористических операций. 
При этом входящие в состав американского контингента подразделения специального назначения решают в Афганистане задачи по борьбе с терроризмом и предотвращению угроз нацбезопасности США со стороны экстремистских организаций.
К сожалению, как и в случае c МССБ, деятельность миссии "Решительная поддержка" стоит признать неудовлетворительной. Об этом свидетельствуют итоги боевой деятельности армии и полиции Афганистана в текущем году. 
Сегодня афганские силы безопасности демонстрируют неспособность существенно повлиять на ситуацию в связи со слабой оснащенностью вооружением и военной техникой, недостаточным уровнем подготовки военнослужащих и их низким моральным духом, а также отсутствием должной координации силовых структур и органов местной власти. 
Прошедший год показал их неготовность самостоятельно противостоять вооруженной оппозиции. В этих условиях боевые подразделения миссии вынуждены принимать непосредственное участие в операциях, проводимых афганскими силами безопасности. Все это и стало причиной приостановки сокращения численности воинского контингента США и других стран-членов НАТО в Афганистане, о чем было публично заявлено ранее.
- Как можно оценить нынешнюю ситуацию в стране? Удалось ли снизить террористическую угрозу? Укоренилась ли демократия и каковы ее ростки? Какие первоочередные задачи стоят сейчас перед афганскими властями? Как они намерены их решать, и смогут ли это сделать без поддержки извне?
- На данный момент обстановка в Афганистане оценивается как крайне напряженная, нестабильная и перспективы ее кардинального улучшения не просматриваются. По оценке афганских экспертов, в 27 из 34 провинций страны имеются районы с высоким и чрезвычайным уровнем угрозы безопасности. 
Боевики вооруженной оппозиции все чаще значительными силами вступают в прямые боестолкновения с правительственными войсками, захватывая целые уезды, интенсифицируют теракты в крупных административных центрах, включая Кабул, используя СВУ и террористов-смертников. Так, буквально на днях центр Кабула подвергся ракетному обстрелу, и как минимум две ракеты упали в дипломатическом квартале афганской столицы.
За день до этого боевик-смертник на мотоцикле атаковал совместный патруль американских и афганских военнослужащих близ авиабазы Баграм. В результате 6 военнослужащих США погибли, 3 получили ранения. В данный момент широкомасштабные боевые действия между правительственными войсками и боевиками продолжаются в провинции Гильменд. 
По информации местных властей, сегодня они реально контролируют до 20% территории этой стратегически важной провинции. Особую озабоченность вызывает деградация ситуации в северных провинциях ИРА, где боевики закрепляются на территориях и в населенных пунктах, граничащих с Туркменистаном и Таджикистаном.
Дополнительное негативное воздействие на обстановку в Афганистане оказывает рост влияния в стране боевиков "Исламского государства" (ИГ, группировка запрещена в РФ), эмиссары которого появились там более года назад. Не секрет, что ИГ вынашивает планы по созданию "Исламского халифата" на территории Афганистана, центральноазиатских и некоторых других государств региона. 
Основные задачи афганских властей сегодня, в первую очередь, заключаются в обеспечении в стране стабильного мира и безопасности всех граждан, развитии национальной экономики, установлении гражданского и межнационального согласия, решительной борьбе с производством наркотиков и его экспортом за пределы страны.
С учетом их масштабности и оценки реальной эффективности деятельности нынешних афганских властей трудно предположить, что на данном этапе в состоянии самостоятельно решить даже часть из указанных задач. Здесь Кабулу требуются усилия всего международного сообщества. 
- Кто или что мешает нормализации обстановки в Афганистане? Произошло ли усиление Движения талибов? Как складываются отношения талибов с боевиками "Исламского государства"? 
- Движение талибов (ДТ) в последнее время укрепляет свои позиции по всему Афганистану, в том числе на севере страны. Талибы демонстрируют стремление к установлению полного и устойчивого контроля над отдельными районами и делают попытки захвата административных центров. В конце сентября 2015 г., впервые с 2001 г., им удалось на несколько дней захватить провинциальный центр – город Кундуз.
Отношения талибов с группировкой "Исламское государство" можно охарактеризовать как соперничество. Стремительный рост влияния этой группировки, появившейся в Афганистане летом 2014 г., ее стремление "поглотить" другие экстремистские формирования, перетянуть в свои ряды боевиков всех мастей, в первую очередь, самих талибов, устроить передел источников доходов, в том числе такого прибыльного, как наркобизнес – все эти факторы серьезно беспокоят руководство ДТ. 
Игиловцы, в свою очередь, обозначили враждебную позицию по отношению к талибскому руководству. В апреле 2015 г. лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади выступил с оскорбительными обвинениями в адрес руководителя талибов муллы Мохаммада Омара. 
Несколько позже в СМИ появились сообщения о том, ИГ и ДТ объявили друг другу "джихад". Весной-летом 2015 г. в разных провинциях Афганистана произошли столкновения отрядов обеих группировок. После известия о смерти муллы Омара (конец июля 2015 г.), а затем и нового лидера талибов муллы Ахтара Мансура (начало декабря) противостояние разгорелось с новой силой. Этому в немалой степени способствовали проявившиеся противоречия и раскол внутри самого ДТ. 
Ряд талибских функционеров во главе с муллой Мухаммадом Расулом в ноябре 2015 г. создали "Высший совет Исламского эмирата Афганистан" и начали вооруженное противостояние со сторонниками Мансура, опираясь на помощь отрядов ИГ. В настоящее время происходят столкновения как между различными группировками талибов, так и между талибами и игиловцами. 
- Как выглядит ситуация на границах Афганистана с соседними государствами, в частности, странами СНГ? В каких провинциях эта ситуация внушает наибольшие опасения? Каковы прогнозы дальнейшего развития обстановки? 
- Как уже было сказано, экстремисты действуют практически во всех областях Афганистана.
Но наибольшую нашу обеспокоенность вызывает их активность на севере, вблизи границ с нашими центральноазиатскими партнерами по СНГ. К настоящему времени талибы в союзе с другими экстремистскими организациями сформировали два плацдарма, где сконцентрированы крупные группировки боевиков – на северо-востоке (провинции Бадахшан, Тахар, Кундуз) и северо-западе (провинции Джаузджан, Фарьяб, Бадгис) страны. 
Общая численность экстремистов на афганском севере составляет порядка 15 тыс. чел. Есть опасения, что боевики попытаются прорваться из Афганистана на север, на территорию государств Центральной Азии. Особенно нас беспокоит туркменское направление, где боевики уже вплотную подошли к границе. 
- Изменилась ли ситуация в сфере незаконного оборота наркотиков – посевы наркокультур, производство наркотиков и маршруты наркотрафика, поставки прекурсоров и т.д.? Какие меры предпринимаются на антинаркотическом направлении в стране и регионе? 
- Ситуация в сфере незаконного оборота наркотиков в Афганистане в последнее время существенных изменений не претерпела. Наркотики, производимые в огромном количестве в Афганистане, по-прежнему несут серьезную угрозу стабильности в этой стране, окружающему региону и миру в целом. 
Обнародованные рядом организаций данные о значительном снижении производства опия в Афганистане в текущем году не должны никого обманывать - за обнадеживающими показателями скрываются самые разные причины, не гарантирующие устойчивого сокращения наркопроизводства в ИРА на перспективу.
В частности, на корректировке наркоиндикаторов в сторону их понижения сказались более совершенные методики мониторинга ситуации с опиатами (включая более четкие спутниковые снимки засеянных маком полей), а также природные факторы (дефицит воды в южных и восточных районах). 
Между тем, оптимистичные цифры в масштабах всего государства, оттеняют тревожную картину региональных тенденций. В частности, в список наркопроизводящих районов ИРА добавилась северная провинция Балх. На чувствительном для России и государств Центральной Азии севере Афганистана, в особенности в приграничных с Туркменистаном и Узбекистаном регионах, отмечается резкий рост площадей посевов (плюс 154%). 
Да и "наркопродукта" там стали производить гораздо больше (72 тонны против 20 год назад). Стоит напомнить, что, помимо своей природной вредоносности, наркопроизводство обеспечивает существенную финансовую «подпитку» терроризма. Так, террористические группы, действующие на территории Афганистана, ежегодно получают от контрабанды наркотиков до $500 млн США. Обращает на себя внимание тот факт, что и "Исламское государство" после проникновения в Афганистан первым делом озаботилось установлением контроля над производством и транспортировкой наркотиков. 
Афганские власти предпринимают определенные усилия по борьбе с наркопроизводством и транспортировкой опия. Однако эффективность этих действий остается невысокой. Во многом это связано с общей нестабильностью ситуации в Афганистане и недостаточной подготовкой афганских наркополицейских. 
Международное сообщество, в том числе Российская Федерация, оказывает Афганистану постоянную помощь в вопросах борьбы с наркопроблемой (подготовка кадров, обмен данными, проведение совместных операций), но пока этого недостаточно для того, чтобы существенно изменить ситуацию. 
Сегодня необходимо более плотное сопряжение усилий всех стран, в первую очередь соседних государств, в борьбе с афганскими наркотиками, как в Афганистане, так и за его пределами. 
- Как и чем Россия содействует нормализации обстановки в Афганистане? 
- В настоящее время Россия последовательно проводит политику оказания всестороннего содействия Афганистану в становлении в качестве мирного, независимого, стабильного и экономически самостоятельного государства, свободного от терроризма и наркотиков.
Поддерживаем линию правительства ИРА на достижение национального примирения. Готовы гибко подходить к вопросам возможного ослабления санкционного режима Комитета СБ ООН 1988 по талибам, если это не противоречит национальным интересам Афганистана. 
Важным вкладом России в нормализацию обстановки в Афганистане является подготовка в российских вузах и специализированных учебных заведениях национальных кадров для государственных учреждений, полицейских, антинаркотических и военных структур Афганистана. Еще один важный аспект – поставки вооружений. 
В настоящее время на рассмотрении российских ведомств находится ряд соответствующих заявок афганской стороны. В частности, практически завершена проработка вопроса поставки в Кабул 10 тысяч АК-47 и патронов к ним по линии МВД России, которая, как ожидается, будет реализована в январе 2016 года. 
В настоящее время ведутся переговоры о коммерческой поставке в Афганистан российской вертолетной техники. Продолжаем гуманитарное содействие афганской стороне. В конце ноября 2015 г. нами была завершена передача в распоряжение Всемирной продовольственной программы ООН в Афганистане на безвозмездной основе 57 автомобилей КАМАЗ общей стоимостью $2,5 млн США (первая партия в количестве 31 автомашины была передана 5 июня 2015 г.) 
- Как складываются отношения Афганистана и ШОС? Что дает статус наблюдателя? Можно ли ожидать предоставления Афганистану статуса полноправного члена и от чего это зависит помимо соответствующей заявки от Кабула? 
- Афганистан с 2012 г. обладает статусом государства-наблюдателя ШОС. Этот статус предоставляет возможность представителям Кабула присутствовать на открытых заседаниях Организации, в том числе и на высшем уровне, участвовать в обсуждении вопросов, входящих в компетенцию органов ШОС, пользоваться правом доступа к документам и решениям органов Организации.
Российская сторона приветствовала официальную заявку Афганистана на получение статуса полноправного члена ШОС, переданную президентом ИРА А.Гани в ходе его встречи с В.В.Путиным "на полях" саммита Организации в Уфе. Однако вместе с этим Афганистан должен продемонстрировать и другим странам-членам ШОС свою решимость пополнить ряды Организации. 
В этой связи, как нам видится, Кабул должен в полной мере задействовать имеющийся у него статус наблюдателя при Организации, например, подключиться к практической деятельности Региональной антитеррористической структуры ШОС, а также к реализации Антинаркотической стратегии ШОС. 
- Как осуществляется взаимодействие на антитеррористическом треке Афганистана и ШОС, Афганистана и ОДКБ? 
- Сотрудничество Афганистана с этими организациями на антитеррористическом треке практически не осуществляется, и это, на наш взгляд, является одной из причин сложившегося на сегодняшний день плачевного положения в сфере безопасности в этой стране. Вместе с тем, безусловно, в позитив следует занести регулярное участие Афганистана в качестве наблюдателя в антинаркотической операции «Канал», под эгидой ОДКБ.  

Источник