Неуловимые мстители

Россия уже в ближайшем будущем вернет на боевое дежурство один из самых важных элементов своего ядерного потенциала – боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК). Эти уникальные для мировой практики ракеты избавятся от недостатков, которые в советское время мешали в полной мере реализовать эффективность подобных комплексов. 17 Март 2015, 17:24
«Создание ракетного поезда – боевого железнодорожного ракетного комплекса, БЖРК – вскоре возобновится, – заявил замкомандующего Ракетными войсками стратегического назначения Андрей Филатов в эфире радиостанции «Эхо Москвы». – В советское время такие поезда, несущие ракеты «Молодец», делали на Украине. Материализации этой идеи произойдут в ближайшее время. В советское время очень много зависело от этого комплекса, и на Западе вызывало плохо скрываемое раздражение, что такой вид оружия есть у Советского Союза».
Ранее о возобновлении проекта и новых ракетных поездах, которые могут появиться уже к 2019 году, сообщали также источники в оборонно-промышленном комплексе. Иначе говоря, впервые получено официальное подтверждение планов России по воссозданию этих ракет, полностью выведенных из состава РВСН еще в 1994 году.
Достанем всех

Внешне боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) выглядел как обычный товарняк. Те же рефрижераторы, пассажирские вагоны, та же МПСовская раскраска. В то же время опытный глаз железнодорожника сразу бы отметил, что, в отличие от обычных вагонов, на БЖРК стоит не четыре, а восемь пар колес. Кроме того, в состав поезда входило целых три локомотива. В пассажирских вагонах не было привычных окон. Все они заменялись имитаторами, защищенными изнутри броневым листом. Внутри, как и в обычных пассажирских поездах – купе для офицеров и прапорщиков, плацкартные места для солдат, медпункт, столовая и помещения психологической разгрузки. Но главные вагоны БЖРК – это те, в которых располагались три баллистические ракеты SS-24 «Скальпель», командный пункт боевого расчета, автономная электростанция и холодильные установки.

«Скальпель» весил более 100 тонн, нес на себе 10 полумегатонных ядерных блоков индивидуального наведения. Собственно, из-за точности систем наведения ракете на Западе и присвоили имя «Скальпель». Она действительно предназначалась, можно сказать, для хирургически точного вскрытия хорошо защищенных объектов противника: подземных бункеров, командных пунктов и шахтных установок стратегических ракетных комплексов.

В теории ракетные поезда в угрожаемый период должны были рассредоточиваться по стране, сливаясь с обычными товарными и пассажирскими составами. Отличить одни от других из космоса невозможно. Значит, и БЖРК мог безболезненно уйти из-под удара американских баллистических ракет – и нанести свой залп с любой точки маршрута. Но это в теории. На практике ракетные поезда покидали свои базы всего несколько раз за все несколько лет их существования.
Железная дорога против

Главными противниками БЖРК оказались не американцы, настоявшие на их утилизации в рамках договора СНВ-2, а советское же железнодорожное руководство. Состав с надписью на бортах «Для перевозки легких грузов» после первого же прохождения по маршруту выводил из строя железнодорожные пути. Железнодорожное руководство обратилось в ЦК КПСС с петицией – дескать, война войной, но кто за ремонт дороги платить будет?

В итоге составы с ракетами по стране гонять не стали, а подготовку офицеров-машинистов ракетовозов стали проводить на гражданских составах, следующих по предполагаемым маршрутам движения БЖРК. Это оказалось не только гуманней по отношению к железнодорожникам, но и значительно дешевле и безопасней.

Невозможность использовать всю территорию страны для боевого патрулирования стала не единственной проблемой эксплуатации БЖРК. С момента вступления на боевое дежурство в 1985 году БЖРК покидали территорию своих баз всего 18 раз, прошли 400 тыс. км. При этом, при декларируемой возможности произвести пуск ракет с любой точки маршрута, ракетному поезду все-таки была нужна точная топографическая привязка. Для этого по всему маршруту боевого патрулирования строили специальные отстойники, куда в час «Икс» прибывал поезд, привязывался к точке и мог произвести залп. Надо понимать, что это были далеко не «буранные полустанки», а хорошо охраняемые объекты с предательски выдающей их назначение инфраструктурой.

Стратегический размен  

Решение отказаться от эксплуатации БЖРК было принято в 1993 году в рамках российско-американского договора СНВ-2. По нему Россия должна была снять с вооружения все ракеты РТ-23УТТХ до 2003 года. На время снятия с вооружения у России имелось три дивизии железнодорожных комплексов в Костроме, Перми и Красноярске – всего 12 поездов с 36 пусковыми установками. Для утилизации «ракетных поездов» на Брянском ремонтном заводе РВСН была смонтирована специальная «разделочная» линия. Несмотря на выход России из договора СНВ-2 в 2002 году, на протяжении 2003–2007 годов были утилизированы все поезда и пусковые установки, кроме двух демилитаризованных и установленных в качестве экспонатов в музее железнодорожной техники на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга и в Техническом музее АвтоВАЗа.
«Продлевать ресурс любого типа вооружения до бесконечности невозможно, – заявил бывший начальник штаба РВСН Виктор Есин. – Это касается и БЖРК, особенно с учетом того, что этот уникальный комплекс создавался на Украине. Ведь сегодня уже нет и тех предприятий, которые были задействованы в его разработке и производстве. Это все равно что модернизировать пулю, когда у вас уже нет ружья. На павлоградском заводе, где раньше делали пусковые установки для БЖРК, теперь производят троллейбусы...»

Впрочем, главной причиной отказа от комплекса все-таки оказалась нерешенная проблема развертывания и возможности стрельбы ракетами с любой точки маршрута. Это делало БЖРК не столь неуязвимым, а значит, и не столь эффективным оружием, как требовалось. Тем более что в России в это время пошли в серию куда более современные ракетные системы Московского института теплотехники РТ-2ПМ2 «Тополь-М».
Тополь ядерной безопасности

Особенность «Тополя-М» в том, что эта твердотопливная ракета стартует значительно быстрее всех имеющихся в мире стратегических комплексов. Благодаря использованию в ее конструкции нескольких десятков вспомогательных двигателей этот полет становится еще и трудно предсказуемым для противника.

Найти и отследить расположенную на колесном шасси машину во время ее патрулирования крайне сложно, если не сказать невозможно. В отличие от предшественников, мобильной системы РТ-2ПМ «Тополь» и боевого железнодорожного комплекса с ракетой SS-24 «Скальпель», ей не нужна топопривязка и специальные отстойники для получения целеуказания. «Тополь-М2» – первый российский стратегический комплекс, способный реально быть автономным.
Этим свойством обладает и более совершенный РС-24 «Ярс», пришедший на замену мобильным «Тополям-М». По данным сайта «Стратегическое ядерное вооружение России», на вооружении РВСН на январь 2014 года стояло 33 таких комплекса. Наследуя боевые достоинства «Тополя-М», они несут не одну, а три или более боеголовок индивидуального наведения.
«Ярс» на рельсах

По открытым данным, размер РС-24 – 23 метра, ее вес с транспортно-пусковым контейнером не превышает 50 тонн. Обычный железнодорожный вагон имеет размер 25 метров и грузоподъемность до 60 тонн. То есть в случае монтирования внутри него ракетного комплекса «демаскирующих» БЖРК элементов в конструкции не будет. Кроме того, при сохранении массо-габаритных характеристик, в отличие от предшественника, новый БЖРК с ракетой «Ярс» станет действительно мобильным. У конструкторов появится возможность увеличить количество ракет в составе с трех до 10 и более, сравняв боевой потенциал ракетного поезда со стратегической атомной подводной лодкой.
«У нас есть современная ракета РС-24 «Ярс», достаточно малогабаритная, чтобы разместить ее в обычном вагоне литерного поезда, и вместе с тем имеющая мощное боевое оснащение. Поэтому пока создавать для «Баргузина» другие ракеты не планируется», - приводит слова источника ТАСС.
Он отметил, что главное сейчас - за три-четыре года создать на новой технологической основе сам железнодорожный комплекс и успешно испытать его с «Ярсом».
По данным источника, «Баргузин» может быть создан в 2018 году. После этого примерно два года будут идти летно-конструкторские испытания. «Если все будет идти штатно, по графику, то при должном финансировании «Баргузин» может быть принят на вооружение на рубеже 2019-2020 годов», - добавил источник.

Ранее другой источник сообщил, что один состав боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин» сможет нести шесть межконтинентальных баллистических ракет и будет приравниваться к полку.

В декабре прошлого года командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сообщил, что завершено эскизное проектирование боевого железнодорожного ракетного комплекса «Баргузин», воссоздаваемого по решению президента России. 
При этом, заявил командующий РВСН, «Баргузин» «будет значительной превосходить своего предшественника по точности, дальности полета ракеты и другим характеристикам, что позволит на долгие годы, как минимум до 2040 года, данному комплексу находиться в боевом составе Ракетных войск стратегического назначения».

Таким образом, в РВСН воссоздадут группировку на основе ракетных комплексов трех видов базирования - шахтного, подвижного грунтового и железнодорожного.
Текст: Дмитрий Литовкин