Активность русских подводных лодок достигла уровня Холодной войны

НАТО обеспокоенно рекордно высоким уровнем активности российских подводных лодок в Северной Атлантике 3 Февраль 2016, 13:15
Журнал "Jane's Defence Weekly" опубликовал статью Nicholas de Larrinaga "Russian submarine activity topping Cold War levels" ("Активность русских подводных лодок достигла уровней Холодной войны"), содержащую изложение заявлений командующего Военно-морским командованием НАТО (Commander of NATO Maritime Command) вице-адмирала Клайва Джонстона (Clive Johnston) относительно обеспокоенности НАТО рекордно высоким уровнем активности российских подводных лодок в Северной Атлантике.
Атомный подводный крейсер К-560 "Северодвинск" проекта 885 Северного флота ВМФ России / forums.airbase.ru
Согласно заявлению высшего военно-морского офицера НАТО, деятельность русских подводных лодок в Северной Атлантике в настоящее время равняется или даже превосходит уровням Холодной войны.

Северная Атлантика снова стала районом "озабоченности" для альянса, заявил командующий Военно-морским командованием НАТО вице-адмирал Клайв Джонстон, и командиры его подводных соединений в настоящее время рапортуют о "наибольшей активности со стороны русских подводных лодок, которую мы только видели со дней Холодной войны".

Русские подводные лодки не только возвращаются к уровням Холодной войны в оперативной деятельности, но русские подводные лодки также совершили большой скачок в своих технологических характеристиках, сказал вице-адмирал Джонстон, и НАТО видит "уровень русского потенциала, который мы не видели раньше".

Россия, сказал он, "чья чрезвычайная инвестиционная активность не находит должного ответа на Западе" совершила "впечатляющий технологический прыжок, и соответствует ему." Русские подводные лодки в настоящее время "имеют большую дальность, у них лучшие системы, они обладают оперативной свободой", сказал он. Альянс также "наблюдает рост профессионализма и способности использовать их лодки, которого мы раньше не видели", отметил вице-адмирал Джонстон, добавив, что "это беспокоит".

В совокупности это означает, что уровень русской подводной активности, наблюдаемый НАТО в настоящее время в Северной Атлантике "очень отличается от периода спокойной подводной деятельности, который, вероятно, остался в прошлом".

Однако он добавил: "Я думаю, что все это не беспокоило бы нас, если бы мы знали, планы игры, или если бы мы знали, почему они осуществляют развертывания, или что они делают... Мы не понимаем стратегических и оперативных целей Российского государства ". Вот почему "многого, что русские делают в данный момент, мы не понимаем, и эта неясность, и непрозрачность других видов их активности, заставляет нас нервничать, и заставляет нервничать нации".

Например, сказал он, "Трудно понять, почему русские сидят на своих подводных лодках вблизи наших портов, трудно понять, почему они исследуют водное пространство вблизи территории НАТО, и трудно не сделать из этого определенный набор выводов ".

Вице-адмирал Джонстон говорил в конце января на борту флагмана 1-й Постоянной военно-морской группы НАТО (NATO Standing Naval Maritime Group 1 - SNMG1), испанского фрегата ПВО Álvaro de Bazán типа F-100, перед выходом SNMG1 в поход в Северную Атлантику и Балтийское море для проведения боевой подготовки.

Одним из факторов недостаточного понимания русских намерений, сказал вице-адмирал Джонстон, является нехватка открытости со стороны России. В то время, как, по его словам, целью НАТО была "полная открытость" в учениях и намерениях, он отметил, что "не было ни одного русского учения в течение последних двух лет, на которое мы были бы приглашены для наблюдения за принятием решений, выработкой и осуществлением учений... Я не говорю, что мы хотим быть частью всего, и я не говорю, что русские являются "Большим Медведем", или что они враги, но что мы можем в этой очень непростой военно-морской обстановке уменьшить неопределенность и укрепить уверенность ".
Подводная лодка проекта 636 «Варшавянка»
Обеспокоенность относительно намерений России и русской военно-морской активности "занимает значительное количество нашего времени", сказал он, отметив, то она является "фундаментальным изменением правил игры на пути создания потенциала» Постоянных Военно-морских сил НАТО. Он сказал, что не случайно мы имеем "корабль ПВО очень высокого класса и противолодочный фрегат очень высокого класса [во втором случае имелся в виду фрегат Iron Duke типа 23 Королевского флота] в составе группы [SNMG1] ".

Озабоченность по поводу русской подводной активности в Северной Атлантике не ограничивается высшим уровнем НАТО, но также разделяется ее отдельными членами, согласно заявлению адмирала. "Вы начинаете видеть, что нации, в прошлом считавшие приоритетной задачей иметь подводные лодки в Персидском заливе или в восточной части Средиземного моря, в настоящее время рассматривают возможности снова реинвестировать обратно в потенциал в Атлантике ... В то, что, как я думаю, политики пять лет назад или десять лет назад, и SDSR-10 ["Стратегический обзор обороны и безопасности Великобритании 2010 года"] считали делом прошлого".

Проблема выходит далеко за пределы Северной Атлантики, и военно-морской командующий НАТО отметил Балтику как другую проблемную область, "особенно ввиду развертывания Россией высококлассных и излишне высококлассных ракетных систем в Калининграде" - имея в виду системы ПВО С-400. "Я не понимаю, почему это происходит, мне необходимо понять это," сказал он.

В условиях меняющейся обстановки, сказал вице-адмирал Джонстон, было бы важно "чтобы мы [НАТО] не отступали поспешно с пространств морей", указывая на Восточное Средиземноморье в качестве области, "где снова началось оспаривание моря".

"Мы должны быть полностью уверенными в том, что мы сможем получить полный доступ к свободе мореплавания и международным правам, которые нам необходимы", сказал он.