Продажа оружия компенсирует падение цен на нефть

Российская экономика садится на новую иглу 5 Февраль 2016, 10:05
Два события в научной жизни страны по идее должны были стать точкой поворота российской экономики от освоения сырьевой базы к созданию высокотехнологичного производства с большой добавленной стоимостью. Такой общий смысл совещания по вопросам развития Фонда перспективных исследований, которое провел президент РФ 19 января в Кремле, и заседания Совета при президенте РФ по науке и образованию, которое состоялось 21 января. На нем Владимир Путин потребовал к осени разработать Стратегию научно-технологического развития РФ на долгосрочную перспективу. По мнению главы государства, этот документ такой же важный, как и Стратегия национальной безопасности. По оценке Владимира Путина, «вопрос носит принципиальный характер: наличие собственных передовых технологий – это ключевой фактор суверенитета и безопасности государства, конкурентоспособности отечественных компаний, важное условие роста экономики, повышения качества жизни граждан».

Впрочем, сама проблема не нова. Ее обсуждают не первый год и не по одному разу на Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России. А разработать Стратегию научно-технологического развития РФ с учетом новых вызовов Владимир Путин уже однажды поручал чиновникам от науки – летом 2015 года. «Нам необходимо приступить к разработке Стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период», – сказал тогда глава государства на заседании Совета по науке, технологиям и образованию.

Получается какое-то дежавю. Впрочем, летом прошлого года у правительства была еще надежда, что падение цен на углеводороды в конце концов остановится, и экономика как-нибудь выкарабкается за счет нефти и газа. А сегодня такой надежды, видимо, ни у кого не осталось, и пришло время всерьез заняться организацией производства с высокой добавленной стоимостью.

На заседании Совета по науке и образованию Путин выразил недовольство тем, что только 10% государственных научных институтов способны на прорывные разработки. «Конечно, возникает вопрос – а где остальные, как там обстоят дела, как они работают?» – спросил глава государства. Ответ кроется в самом вопросе – остальные не работают на оборонно-промышленный комплекс (ОПК).

Не секрет, что выбор перспективных направлений экономического развития, к сожалению, невелик, потому что его локомотивом всегда считалась и продолжает считаться оборонка, ее продукция имеет самую высокую добавочную стоимость. Именно экспорт вооружений и военной техники, видимо, рассматривают в качестве компенсации потерь на рынке нефти и газа. По крайней мере такое впечатление производит выступление Владимира Путина на совещании по вопросам развития Фонда перспективных исследований и его интерес к тем исследованиям и технологиям, которые применяются или могут быть применены для укрепления оборонного потенциала страны.

Действительно, за последние три года фондом была выстроена система отбора качественно новых идей и разработок в сфере высоких технологий, которые могут быть применены в ОПК. В отдельных областях они не имеют мировых аналогов. При этом предлагаемые инновационные технологии практически готовы к широкому внедрению в различных отраслях экономики, в том числе и гражданских. Попечительским советом фонда на основании рекомендаций Научно-технического совета было одобрено несколько десятков проектов, из них семь уже завершены, а другие находятся в стадии реализации. В ходе выполнения проектов был разработан целый ряд действительно прорывных технологий.

Проекты фонда призваны играть определяющую роль в разработке ключевых элементов оружия, военной и специальной техники нового поколения. Они должны стать основой отечественной системы вооружения на рубеже 2025–2030 годов и – хотелось бы надеяться – для производства товаров гражданского и двойного назначения. Но главным требованием к проектам по-прежнему остается их соответствие запросам Минобороны, на основе чего сейчас и формируется новая госпрограмма вооружения. Однако на все проекты денег не хватит. Фонд перспективных исследований, созданный в октябре 2012 года, так и не сумел выйти на показатели финансирования, соответствующие программе его деятельности.

Владимир Путин потребовал завершать те работы, которые уже начаты и крайне нужны армии и флоту. Среди них – перспективная экипировка солдата XXI века, информационно-разведывательные комплексы и стрелковое вооружение.

Другое приоритетное направление – это инновационные системы вооружения и военной техники, а также технологии их создания. В числе этих систем особое место занимают робототехнические комплексы военного, специального и двойного назначения.

Третье главное и очень важное направление – создание электронной компонентной базы на новых физических принципах. Речь идет о радиофотонике и фотонном кристалле. Он сможет с высоким коэффициентом полезного действия преобразовывать энергию световой волны в сверхвысокочастотный сигнал и через специальную антенну излучить его в пространство. Оружие, созданное по этой технологии, даст стране такие же преимущества в военном противостоянии, какие дала Советскому Союзу первая атомная бомба.

И, наконец, четвертое направление – разработка высокоточного оружия и технологий двойного назначения, в том числе связанных с освоением Арктического региона.

Все это мало коррелируется с задачей, поставленной президентом, – везде, где это возможно, обеспечить переток востребованных технологий из военных в гражданские отрасли экономики. Примеров такого «перетока», к сожалению, не так много, как хотелось бы. Один из них – это созданный на основе прототипа модулей, используемых в системе управления общевертолетным оборудованием, специальный прибор, регулирующий ход стрелок и бой колоколов в главных часах страны – курантах на Спасской башне Кремля. Видимо, военные технологии будут еще не одно десятилетие отсчитывать время и для экономики России.