Эксперты о СНВ-3: можно ли заставить Россию быть покладистой

5 лет назад вступил в силу американо-российский Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений 5 Февраль 2016, 15:46
5 лет назад вступил в силу американо-российский Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений. Документ был подписан президентами России и США Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге (СНВ-3, Пражский договор).

Ведущие военные эксперты дали оценку российско-американскому договору

Необходимость и выгода

Экс-начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Юрий Балуевский убежден, что по большому счету все договоры, в частности СНВ-3, которые были подписаны Россией, направлены на снижение ее ядерного потенциала.
События в мире последних лет подтверждают, что все разговоры о так называемом взаимном сокращении ядерных и обычных вооружений были направлены на снижение возможностей России обеспечить свою независимость и суверенитет
генерал армии Юрий Балуевский 
Балуевский напомнил, что ядерную мощь изначально вообще не планировали направлять против человечества, но в итоге все произошло наоборот.
Первые испытания ядерного оружия были проведены американцами, а потом они же его и применили против Японии в условиях, когда ни оперативными, ни политическими, ни военными обстоятельствами не было вызвано принятие этого решения. Это был просто жест устрашения, в том числе и СССР, который уже, по сути, победил в войне с фашизмом. Американцам надо было просто показать, кто в мире хозяин
генерал армии Юрий Балуевский 
По мнению эксперта, данное соглашение больше выгодно США, несмотря на равные условия договора. "Чем сегодня можно заставить Россию быть покладистой? Только лишением ее основного гаранта безопасности, которым является ядерное оружие", - сказал генерал, предположив, что когда-нибудь мир освободится от ядерного оружия, но это произойдет не скоро.
Пуск МБР "Тополь-М"
По мнению главного редактора журнала "Национальная оборона" Игоря Коротченко, СНВ-3 нужен для того, чтобы "поставить под контроль процесс дальнейшего развития и совершенствования ядерных сил как России, так и США".
Договор представляет собой компромисс, но в нем, безусловно, учтены интересы национальной безопасности России, в частности отказ от дискриминационных ограничений по позиционным районам базирования мобильных ракетных комплексов (что было раньше), то есть у нас руки развязаны, кроме того, у нас развязаны руки в отношении самостоятельного выбора развития компонентов стратегических ядерных сил. Это устраивает Россию с точки зрения обеспечения национальной безопасности. Ограничения по количеству носителей и ядерных боезарядов также наложены и на США, и мы понимаем, что поддерживать баланс в области стратегических ядерных сил для нас приемлемо как по политическим, так и по финансово-экономическим соображениям
Игорь Коротченко главный редактор журнала "Национальная оборона"
Ракетный комплекс "Тополь-М"

Выходить или не выходить?

Балуевский считает, что, несмотря на порой непорядочные действия партнеров по договору, России не стоит выходить из подписанных договоров, но иногда нужно "хлопать дверью". "Если мы будем выходить из всех договоров, которые подписывал Советский Союз и Россия, то мы вызовем еще больший ажиотаж вокруг нашего государства", - подчеркнул он.

Генерал пояснил, что каждый подобный СНВ-3 договор предполагает условия, при которых есть возможность выхода из него любого участника. Он привел в пример договор о ПРО, из которого американцы вышли, так как посчитали, что "он им мешает".
Мы же, в свою очередь, как-то очень робко говорили о том, что договор об обычных вооруженных силах в Европе дискриминационный, но прошло уже много лет, а официального заявления России по поводу выхода из него так и не было. Мое мнение, что нельзя резко рвать такие договоры, но иногда все же нужно хлопать дверью, как это делают американцы
генерал армии Юрий Балуевский 
В свою очередь, Игорь Коротченко также отметил, что Россия должна продолжить выполнение всех обязательств по данному договору. "Выходить из него не надо, потому что это будет подрыв мировой стратегической стабильности, хотя у нас остаются вопросы, поскольку очевидна взаимосвязь развиваемых США противоракетных программ со стратегическими ядерными силами", - подчеркнул он.
Национальная ПРО США развивается стремительными темпами. Мы видим, что позиционные районы американских противоракет появляются уже в Румынии, Польше, очевидно, дальше они появятся в зоне Персидского залива, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, не исключено, что в странах Балтии в будущем
Игорь Коротченко главный редактор журнала "Национальная оборона"
Коротченко также считает, что в отношении США имеется ряд претензий, которые выдвинуты российскими экспертами, но это независимые эксперты, которые обращали внимание на некоторые нарушения, но в целом, поскольку соглашения выполняются, нашу страну в настоящее время пока что все устраивает.
Пуск ракеты Tomahawk с американского эсминца USS Preble (DDG 88)

Аналог ядерному оружию

Экс-начальник российского Генштаба заявил, что сегодня аналогом ядерному оружию является высокоточное. "Будем говорить честно, в этом направлении мы немного подотстали. Но сегодня РФ может создавать перспективные образцы вооружений и должна это делать. Последний пример с нашими ракетами "Калибр" показывает, что Россия уже начала это делать, и весьма успешно", - сказал он.

Баланс достигнут

Коротченко отметил, что Россия может развивать программу создания тяжелой жидкостной многозарядной межконтинентальной баллистической ракеты, которая сможет атаковать потенциального противника как через Северный, так и через Южный полюс. Также мы можем развивать программу боевых железнодорожных ракетных комплексов, у России теперь нет ограничений на районы боевого патрулирования мобильных ракетных комплексов. Таким образом, баланс интересов здесь достигнут.
Принятие на вооружение боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин» переносится более чем на год — до 2020-го.
Эксперт также указал на связь между стратегическими ядерными силами и противоракетной обороной, так как ПРО влияет на состояние стратегических ядерных сил. "Мы понимаем это, высказываем свою обеспокоенность, но продолжаем придерживаться условий договора об СНВ", - добавил он.

Также Коротченко рассказал о перспективах следующего договора. По его мнению, дальнейшее сокращение стратегических наступательных вооружений Россия не должна вести только в диалоге с США, должен учитываться суммарный ядерный потенциал - с одной стороны Франции, Великобритании и США, а с другой стороны России.
Согласно данным госдепа США о ходе выполнения СНВ-3 от 1 января 2016 года, на вооружении США находится 762 развернутых носителя ядерных боезарядов, у России - 526. Число боеголовок на развернутых носителях у США - 1538, у России - 1648. В целом развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и ТБ в США - 898, в России - 877.

По мнению экспертов, к 2018 году, когда вступят в силу определенные договором ограничения для обеих сторон, примерный паритет между стратегическими ядерными силами России и США сохранится. Ввиду того что у России носителей меньше, чем предусмотрено пороговыми значениями договора, она имеет право наращивать их количество, действуя в рамках СНВ-3.