Кадыров рассказал о действующем в тылу ИГИЛ чеченском спецназе

Сегодня антитеррористические ноу-хау из Чечни как никогда востребовано 8 февраля 2016, 13:00
В России есть регион, который буквально выстрадал свой собственный опыт борьбы с радикальным исламом. Сегодня антитеррористические ноу-хау из Чечни как никогда востребовано. Глава Чечни Рамзан Кадыров темой занимается лично. Как Чечня готовит бойцов для борьбы с варварским псевдохалифатом?
Центр сил специального назначения под Центароем. В Чечне именно здесь проходили подготовку бойцы, которые сейчас действуют в Сирии в тылу у ИГИЛ. Пришло время рассказать о тех, кто обеспечивает успех российской авиации на земле ценой собственной жизни. Пока никаких имен — все засекречено.

"У нас, к великому сожалению, есть потери. Они для того, чтобы в последующем жить было спокойно на территории Чеченской Республики", — отметил глава Чечни Рамзан Кадыров.

Он утверждает, что еще в самом начале гражданской войны в Сирии, когда даже не было ИГИЛ, он получил информацию о создании на Ближнем Востоке специальных тренировочных лагерей для подготовки боевиков, исповедующих ваххабизм.

"Инструкторы там были из натовских государств. В эти лагеря были внедрены агенты спецслужб из Чечни, — сказал Кадыров. — Об этом еще в России не знали, но я уже знал, что будет ИГИЛ называется. Я специально для этого отправлял туда своих людей, чтобы проверить, насколько это правда. И наши ребята прошли там сборы на натовских базах".

По словам Рамзана Кадырова, удалось создать разветвленную агентурную сеть непосредственно в самом ИГИЛ. Туда были направлены лучшие бойцы республики. Они собирают информацию о структуре, численности террористов, определяют цели для бомбардировок и фиксируют их результат.

Победы в Сирии куются в том числе и в Центр сил специального назначения. 99% информации о сирийской операции остается тайной, но готовились к ней основательно. Достаточно посмотреть на экипировку спецназа. Она — воплощение всех современных технологий, которые делают бойца неуязвимым на поле боя. Это армия будущего, которая сражается уже сейчас.

"Мы должны быть лучшими во всех смыслах этого слова. Мы трудимся днем и ночью", — отметил Рамзан Кадыров.

Но даже среди них есть самые лучшие, которые составляют летный отряд. Он может высадится в любой точке земли, нести за плечами 70 килограммов груза и в течение двух недель автономно выполнять боевую задачу.

Кадыров и сам нередко тренируется вместе со спецназом — надо постоянно держать себя в форме и быть готовым, в любой момент к встрече с террористами.

Поучиться в центре есть чему. Спецназовец делает из пистолета шесть выстрелов в секунду. Кадыров постоянно поправляет, что это не чеченский спецназ, а подразделение российской армии, и не понимает тех, кто выделяет и даже отделяет регион.

"Мы защищаем наше государство, любим Родину. Сегодня мы видим призывы определенных лжепатриотов, чтобы отсоединить Чеченскую Республику, другие регионы РФ. Таких людей надо сажать в тюрьмы, их надо выселять из нашего государства, с ними надо бороться", — уверен Рамзан Кадыров.

Но есть в Чечне парни, которые, наоборот, уехали воевать за ИГИЛ. "Они думали, что это путь Всевышнего Аллаха, а когда доехали до места и поняли, что этого там нет, как и общей религии, вернулись", — отметил Кадыров.

С кем-то была проведена агентурная работа, кого-то уговорили вернуться родственники, кто-то одумался сам, испугавшись увиденного.
Когда-то бывший министр обороны правительства Масхадова Магомед Ханбиев сдавался под гарантии Рамзана Кадырова.

"Кадыров — человек слова. Он любит народ, он любит Чечню", — сказал Ханбиев.

После окончания войны прошли годы, но Рамзан Кадыров не прекращает попыток переубедить самых непримиримых. Он встретился с родственниками Ахмеда Закаева, бежавшего за границу.

"Не может быть, чтобы Ахмед не любил свою Родину и не хотел домой, тем более он сам много говорит о своей любви к Чечне. Он мог бы приехать и жить у себя дома. Я ему и по телефону говорил: ты же работник культуры, а не боевик, возвращайся домой", — отметил Кадыров.

Родственники Закаева живут в Урус-Мартане в большом доме. Брат Ахмеда Закаева Эла за чашкой чая уверяет, что притеснений они не испытывают. Дочь Закаева часто приезжает к ним из Англии, и никто ее пальцем не тронул.

В начале февраля в главной мечети республики "Сердце Чечни" собрались седобородые старейшины вайнахских родов, которых называют потомками Пророка, имамы и исламские богословы. Решали, что делать с ваххабизмом. Постановили считать это течение террористическим.

Адам Шахидов — постоянный гость грозненского следственного изолятора. Известный исламский богослов проповедует тем, кто вернулся из ИГИЛ. На пальцах объясняет, насколько ошибочный был их путь, где истинный ислам, а где ложный.

"Самый большой джихад — это когда ты трудишься над самим собой, заставляешь себя встать на истинный путь", — уверен Шахидов.

Аюбхан Алханов уверяет, что не воевал и сбежал из Ирака, потому что его заманили в столицу ИГИЛ обманом. В Мосуле Аюбхан многое повидал, встретил там даже 13-летнего русского подростка.

Алханов уже приговорен российским судом к 5 годам заключения за участие в незаконных вооруженных формированиях, но, по мнению богослова, он еще не потерян для ислама, — за решеткой ему предстоит пройти свой самый главный джихад — против собственных заблуждений.