Рост военных расходов в ФРГ — с оружием спокойнее

Немецкие политики впервые за долгие годы позитивно откликнулись на очередной призыв генерального секретаря Североатлантического альянса Йенса Столтенберга привести военные расходы Германии в соответствие с давно принятым решением 9 Февраль 2016, 14:33
В июне 2015 г. в рамках празднования 60-й годовщины вступления ФРГ в НАТО немецкие политики (министр обороны Урсула фон дер Ляйнен) впервые за долгие годы позитивно откликнулись на очередной призыв генерального секретаря Североатлантического альянса Йенса Столтенберга привести военные расходы Германии в соответствие с давно принятым решением. Речь идет об их увеличении до уровня 2% от размера ВВП. По состоянию на 2014 г. только пять стран-членов этой организации, включая США, соответствовали этому требованию. ФРГ, чьи военные расходы едва превышают 1% и существенно отстают от установленного уровня, на протяжении последних десятилетий игнорировала требование Альянса об увеличении военного бюджета.

Ситуация стала меняться с приходом к власти в декабре 2013 г. нового коалиционного правительства в составе блока ХДС/ХСС и СДПГ, которое приняло решение о переходе к новой внешнеполитической парадигме, опирающейся на «культуру ответственности», предусматривающей активное участие немецкого государства в урегулировании различных международных конфликтов в рамках существующих блоковых обязательств. Эти шаги были предприняты на фоне обострения в 2014–2015 гг. проблем с техническим обеспечением реформируемого бундесвера, украинского и ближневосточного кризиса, роста угрозы международного терроризма и усиления опасений/панических настроений по поводу российской угрозы. В 2015 г. было принято решение о постепенном повышении (правда, незначительном) оборонного бюджета в 2016 г. до 1,18% ВВП. К 2019 г. его абсолютный размер должен составить 35 млрд евро, что, однако, будет означать снижение до уровня 1,07%.
13 января 2016 г. Ангела Меркель впервые за последние десять лет посетила заседание комиссии нижней палаты парламента по вопросам обороны, на котором она выступила в поддержку повышения военных расходов. Среди прочего она подчеркнула, что сохранение присутствия США в Западной Европе во многом зависит от инвестиций их европейских партнёров по НАТО в собственные вооружённые силы и выполнения ими обязательств в рамках этой организации. Уполномоченный по делам военнослужащих Ханнс-Петер Бартельс 26 января 2016 г., передавая свой ежегодный доклад президенту бундестага Норберту Ламмерту, особо указал на проблемы с текущим оснащением бундесвера, плачевное состояние вооружений и необходимость увеличения военных расходов. На следующий день министр обороны представила комитету по обороне бундестага план перевооружения, согласно которому для модернизации вооружённых сил необходимо выделить дополнительные 130 млрд евро в течение последующих 15 лет. При этом, по её мнению, надо отказаться от подхода, при котором устанавливалось точное количество определенных систем оружия и перейти к заказу необходимого вооружения, исходя из реальных потребностей Министерства обороны. А 29 января 2016 г. Й. Столтенберг в интервью газетам немецкой медийной группы Funke вновь призвал ФРГ привести свои военные расходы в соответствие с нормативами НАТО. Как и в прошлые годы, это было похоже на хорошо спланированную PR-кампанию.
На сегодняшний день можно констатировать следующее:

— реформа бундесвера предполагает повышение эффективности его технического оснащения, системы и механизмов военных заказов и, соответственно, его вооружения;
— по всей видимости, вооружённые силы ФРГ сохранят универсальный характер и возможность их использования в любых ситуациях, в т.ч. в различного рода операциях за рубежом;

— государство заинтересовано в увеличении оборонного бюджета и роста военных заказов, что позволит повысить загрузку мощностей отечественных компаний военно-промышленного комплекса и снизит их зависимость от заказов из проблемных стран (например, Саудовской Аравии);
REUTERS/Ints Kalnins Юрий Надточей: Возвращение к Лафайету
— наряду с обязательствами перед НАТО ФРГ заинтересована в дальнейшем развитии внутриевропейского вектора военной интеграции и взаимодействия, что также требует дополнительного финансирования;

— для оправдания увеличения военных расходов Германия активно использует тезис о росте угрозы со стороны России, особенно для прибалтийских государств, входящих в НАТО (что не соответствует действительности);

— отношения между Берлином и Вашингтоном в рамках евроатлантических механизмов военного сотрудничества отличаются непрозрачностью: из всех партнеров по НАТО США делает ставку именно на ФРГ, которая, обладая мощным народнохозяйственным комплексом, вполне способна выполнить требуемый норматив;

— непонятно, насколько в современных условиях обосновано требование двухпроцентного уровня, в том числе с точки зрения целевого использования национальных военных расходов в рамках НАТО;

— обозначенную цель в два процента Германия может достичь только в долгосрочной перспективе, постепенно увеличивая соответствующую расходную часть бюджета;
— сложно представить, что в течение нескольких лет немецкое государство сможет позволить себе удвоение оборонных расходов и довести их до уровня почти в 60 млрд евро;

— ФРГ испытывает необходимость в существенном росте государственного финансирования ряда важнейших задач на федеральном, земельном и коммунальном уровнях, в т.ч. связанных со стимулированием инвестиционной деятельности, развитием транспортной и коммуникационной инфраструктуры, разрешением миграционного кризиса;

— увеличение бюджета на оборону будет сталкиваться не только с сопротивлением со стороны традиционно оппозиционных партий, но и с альтернативными мнениями в партиях, которые составят будущие правительственные коалиции.

Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД