Есть только МиГ, или День авиации ПВО на Камчатке

«Самолет — величайшее творение разума и рук человеческих, он не подвластен никаким авторитетам, кроме лиц, знающих и уважающих летные законы»
12 Февраль 2016, 08:44
«Самолет — величайшее творение разума и рук человеческих, он не подвластен никаким авторитетам, кроме лиц, знающих и уважающих летные законы».
                                                                                               Николай Жуковский
В День авиации противовоздушных сил России, 22 января, мы побывали в пункте базирования Елизовской авиабазы морской авиации Тихоокеанского флота
Уже два года подряд летчики камчатской эскадрильи истребительной авиации становились лучшими воздушными бойцами в ВМФ России. Они завоевали переходящий кубок Главнокомандующего ВМФ по ведению воздушного боя. Высшую оценку за образцовую готовность к выполнению задач по предназначению и эффективную тактику воздушного боя эскадрилья получила также во время стратегического командно-штабного учения «Восток – 2014». Так что, можно без преувеличения сказать, сегодня мы в гостях у лучших авиаторов страны.
Военные летчики несут боевое дежурство круглосуточно, несмотря на профессиональный праздник. Поэтому, не теряя напрасно времени, проходим в небольшое здание, где располагается дежурное звено.
В этом помещении находится дежурный экипаж: это летчик, штурман, технические специалисты, а также представители подразделений обеспечения (к примеру, водители тягачей и т.д.).
Кстати, в обуви здесь ходить не принято: чисто, как дома, а для гостей (если их не очень много) есть «дежурные» тапочки.
А вот, знакомьтесь, и командир авиационной эскадрильи самолетов МИГ-31 Сергей Кодерле.
Корреспондент: Сергей Геннадьевич, сколько лет вы в авиации?

Сергей Кодерле: В этом году будет ровно 30 лет, как я после школы поступил в Ставропольское высшее военное авиационное училище лётчиков имени маршала авиации В.А.Судца. А сам я с Кубани. (Улыбается).

А на Камчатке сколько лет? Как вы сюда попали с Кубани-то?

С.К.: Уже 20 лет. Начинал службу в Забайкалье, потом Новосибирская область… и вот Камчатка. На перегонах был на других аэродромах. Но считаю, что Камчатка — самое лучшее место службы. Во-первых, здесь цивилизация, нет такой отдаленности от городов, во-вторых, можно культурно проводить время, посещать театры, заниматься спортом. Ведь когда я начинал службу, гарнизон был отдалённый, там было всего пять пятиэтажных домов в степи, аэродром и больше ничего не было. Инфраструктура не развита. Но зато в то время люди были более добрыми и отзывчивыми. Наверное, время было другое.

У нас тоже, говорят, люди хорошие…

С.К.: Согласен. Народ на Камчатке хороший. А еще здесь можно заниматься рыбалкой, охотой, спортивных очень много учреждений, горнолыжных баз, на беговых лыжах можно прокатиться. Времяпрепровождение тоже влияет на жизнь летчика. Можно просто сидеть дома и ничего не делать, а здесь — многообразие для досуга. У многих наших летчиков есть хобби: у кого — рыбалка, у кого — спорт, кто-то — в горы ходит… Человек многообразным должен быть, а не узконаправленным. (Смеется).

Как получилось, что вы пошли именно в летное училище?

С.К.: Человеком движет МЕЧТА. Я не исключение.

Так у вас здесь все романтики?

С.К.: Конечно. Все лётчики — романтики. (Улыбается).

Свой первый самостоятельный полет помните?

С.К.: Конечно! Свой первый самостоятельный полет я выполнил курсантом 13 июля 1988 года. Помню, как сейчас. Аэродром Слепцовская (в советское время это была Чечено-Ингушская АССР) Самолет Л-39. Получил допуск у заместителя командира эскадрильи. Выруливаю на полосу, сердце бьется сильно-сильно. Выдохнул. Напрягся. Дал «максимал», отпустил тормоза и «побежал». Всё, как меня учили, сделал. Поднял носовое колесо, проконтролировал, что я оторвался, убрал шасси, закрылки, набрал высоту по кругу и… выдохнул. И сразу мысль: «А теперь надо как-то садиться». (Смеется). Многие летчики свой первый самостоятельный вылет запоминают на всю жизнь.
Во сколько начинается рабочий день летчика?

Сергей Кодерле: Утром летчик заступает на боевое дежурство в 9 утра, но обычно экипаж приходит гораздо раньше: они проверяют все системы самолета, чтобы убедиться в том, что машина исправна.

Дежурства — суточные?

С.К.: Нет, в две смены. Есть летчики, которые готовы к вылету днем, а есть те, кто дежурит ночью. «Дневники» сдают смену за 2 часа до наступления темноты. Получается, зимой день короткий, поэтому меньше дежурят «дневники», а «ночники» — больше. Летом — всё наоборот. (Улыбается).

У вас летчики универсальны?

С.К.: Да, они готовы лететь и днем, и ночью.

Сколько времени летчику нужно на отдых после дежурства?

С.К.: Минимум 8 часов отдыха.
Дежурный экипаж — командир корабля авиационного отряда на самолетах Миг-31 Иван Погорелов и его штурман Александр Белан — по просьбе телевизионной съемочной группы играют в настольный теннис.
В этом же помещении есть еще несколько тренажеров, перекладины… Но самом деле летному экипажу пользоваться ими приходится не часто. Есть дела поважней.
Чем вы занимаетесь обычно, когда нет вылетов?

Иван Погорелов (сегодня он старший дежурных сил, летчик на самолете МиГ-31):Обычно, либо изучаем, повторяем документацию, читаем специальную литературу, либо новости смотрим, чтобы знать военно-политическую обстановку в стране и мире.

Сколько лет уже служите?

И.П.: С 2006 года. Скоро 10 лет будет уже.

А вы как оказались в авиации?

И.П.: Все же мечтают быть летчиками, космонавтами или моряками. (Улыбается). Я вот с детства мечтал стать летчиком. Это же романтика. Мечта!

Не пожалели об этом?

И.П.: Нет!

А семья ваша как относится к вашему выбору?

И.П.: Положительно. Поддерживают. И волнуются за меня.

Кстати, за каждым летчиком закреплен свой самолет?

И.П.: Выполняя учебно-боевые полеты, мы летаем на всех самолетах.

Нужно быть ко всему готовым. У каждого же самолета свои особенности.

Как МиГи ласково называете?

И.П.: Кто как: «ласточка», «звёздочка», «боевой конь» (Смеется). Мы называем: «МиГ». А вообще это очень индивидуально у каждого летчика.

Любимый самолет у вас есть?

И.П.: Я какой-то один самолет не выделяю. Мне все самолеты нравятся.
Летчики, если можно так сказать, — товар штучный. Поэтому очень многое, что касается их работы, тоже индивидуальное. Например, снаряжение.
В комнате, где хранится высотное снаряжение, пахнет резиной. Здесь летчики надевают экипировку перед тем, как вылететь по боевой готовности.

Серый костюм с завязками — высотно-компенсирующий. В нем летчики летают в стратосферу. Кстати, чтобы проще было надеть высотно-компенсирующий костюм, летчики сначала надевают шелковое белье (оно небесного цвета).
Костюм подгоняется индивидуально под рост и вес каждого летчика (этим занимается врач). Это нужно, чтобы в случае разгерметизации кабины на большой высоте, обеспечить жизнедеятельность экипажа. Костюм буквально сдавливает летчика.

«На большой высоте давление — маленькое, а в организме человека — большое. При разгерметизации кабины вены летчика начинают расширяться, выделяется азот из крови, закипает и авиатор теряет сознание. Чтобы этого не произошло и нужен этот костюм. Также он помогает препятствовать оттоку крови от головы при перегрузках, — поясняет специалист по высотному снаряжению Алексей Сафронов. — Вот эти трубки на костюме надуваются кислородом и буквально обжимают летчика, сохраняя ему жизнь на время, пока он снизится до безопасной высоты. Это достигается за счёт натяжных устройств, внутри которых заложены пневматические камеры. При наполнении кислородом они распрямляются, увеличиваются в диаметре и натягивают ткань костюма.

«Было такое. Когда летчик снял костюм, даже синяки были видны. Он очень сильно стягивает. А потом жена задаёт не простые вопросы», — шутит Сергей Кодерле.
В комплекте с высотно-компенсирующим костюмом применяется гермошлем. Официальное его название — шлем защитный ЗШ-7. Он нужен для защиты головы лётчика, используется вместе с кислородной маской.
Маска позволяет летчику дышать кислородом на больших высотах.

«Каждая маска — индивидуальна: подгоняется под конкретного летчика. Важно, чтобы она не пропускала воздух, — рассказывает Алексей Сафронов. — На высоте до 2 тысяч летчики дышат кабинным воздухом, свыше 2 тысяч — подается смесь чистого кислорода и воздуха, свыше 11 тысяч — чистый кислород».
Поверх высотно-компенсирующего костюма авиаторы надевают теплозащитный костюм (стеганый серо-зеленого цвета), а потом еще и высотный морской спасательный костюм (оранжевого цвета).

«Он не дает летчику замерзнуть во время приводнения (к примеру, после катапультирования на воду), — демонстрирует костюм Сергей Кодерле. — Оранжевого цвета его сделали, чтобы летчика было проще обнаружить с воздуха. У моряков спасательное снаряжение тоже оранжевого цвета».

Когда лётчик оказывается в воде, он выдергивает клапан, и костюм надувается. Благодаря этому он будет находиться на плаву.

«Чтобы проще было надеть прорезиненный спасательный костюм, изнутри его покрывают тальком», — дополняет Алексей Сафронов.
Вдруг в комнате отдыха из рации раздается голос: «Московское время — 2:51. Дежурным силам — “готовность один”».

Старший дежурных экипажей Иван Погорелов отвечает: «Принял “готовность один”».
Это значит, надо готовиться к вылету: облачиться в летное снаряжение нужно максимально быстро. Поэтому не будем смущать крылатых бойцов и отправимся знакомиться с легендарным истребителем МиГ-31.
По аэродрому самолеты буксируют с помощью тягача, а этот грузовик (на фото внизу) — топливозаправщик.
Стальная птица ждет свой экипаж всего в нескольких метрах от здания дежурного звена.
«Здесь стоянка самолетов дежурных сил. Истребители работают в паре. Также рядом находятся машины обеспечения. В случае объявления готовности, прибывают: пожарная машина, дежурный тягач, топливозаправщик и азотная машина», — рассказывает Сергей Кодерле.

А азотная машина зачем?

С. К.: Системы самолета у нас заправляются азотом, он считается нейтральный газом.
ехники уже подготовили МиГ-31 к вылету: заправили топливом, азотом и кислородом.
Предлагаю познакомиться с крылатой машиной поближе.
МиГ-31 — двухместный сверхзвуковой всепогодный истребитель-перехватчик дальнего радиуса действия. Первый советский боевой самолёт четвёртого поколения. Разработан в ОКБ-155 (ныне ПАО «РСК „МиГ“») 1970-х годах. Впервые поднялся в воздух 16 сентября 1975 года. По данным из открытых источников, за 19 лет в нашей стране было произведено 519 истребителей МиГ-31.
Изначально истребитель предназначался для перехвата крылатых ракет во всём диапазоне высот и скоростей, а также низколетящих спутников. Полки МиГ-31 несколько лет имели статус спецназа в составе ПВО.
Планер самолёта МиГ-31 разработан на основе МиГ-25 по нормальной аэродинамической схеме с высоко расположенным трапециевидным крылом, двухкилевым вертикальным и цельноповоротным горизонтальным оперением.

В средней части фюзеляжа находятся семь топливных баков. Топливо размещается также в четырех крыльевых и двух килевых баках.

Машину, которая на фотографии внизу расположена с левой стороны, техники в шутку разрешили называть «аккумулятором». Когда самолет находится на земле, именно от нее МиГ получает электропитание.
Члены экипажа располагаются тандемом, в передней кабине — летчик, в задней — штурман-оператор. Обе кабины герметичные, отделены друг от друга прозрачной перегородкой из плексигласа толщиной 10 миллиметров.  
Основные опоры шасси самолета оснащены тележкой с двумя колесами размерами 950х300 миллиметров (убираются вперёд).
Передняя опора шасси — два колеса 660х200 миллиметров. В отличие от МиГ-25 они убираются назад.
Двигатель МиГ-31 разработан в 1979 году на основе аэромотора гражданского самолета Ту-134. Весит он почти 2,5 тонны.
Максимальная температура газов на входе в турбину — 1660 Кельвинов (это почти 1387 градусов Цельсия).
Истребитель-перехватчик МиГ-31 вооружен 4 ракетами большой дальности и 2 ракетами средней дальности. Основное его предназначение — уничтожение стратегических бомбардировщиков противника, сверхскоростных крылатых ракет и также истребителей противника. 
Технические характеристики:

длина — 22,7 метра;
высота — 6,15 метра;
размах крыла — 13,5 метров;
максимальная взлетная масса — 46750 килограммов;
масса топлива — 17 тонн;
максимальная эксплуатационная перегрузка — 5G;
максимальная допустимая скорость на большой высоте — 3 тысячи километров в час;
крейсерская сверхзвуковая скорость — 2,5 тысячи километров в час;
посадочная скорость — 280 километров в час;
боевой радиус — 720 километров;
практический потолок высоты — свыше 20 километров;
продолжительность полета — до 3,3 часа.
Залюбовались мы красавцем-истребителем… Тем временем, летчики буквально за пару минут надели свои костюмы и уже готовы к вылету. Обратите, внимание, что в руках у авиаторов полетные карты, где указаны курс, маршрут и цель полета. Так, что даже работа «небесных» бойцов не обходится без макулатуры.
В кабину летчики забираются по специальной приставной лестнице (стремянке).
Кстати, штурману, чтобы попасть на свое рабочее место, надо пройтись по воздухозаборнику
Еще несколько мгновений и перехватчик готов к боевому вылету.

У истребителя есть ключ зажигания, как у машины? — интересуюсь у Сергея Геннадьевича.

Сергей Кодерле: Нет. (Смеется).

Он с кнопочки заводится?

С.К.: Да. Так точно. Для каждого из двух двигателей есть своя кнопка.

Дальнейшие действия дежурного экипажа нам фотографировать запретили. Сами понимаете, военная тайна. Через некоторое время мы побеседуем с летчиками на земле, а пока есть время задать несколько вопросов командиру эскадрильи.
Сергей Геннадьевич, вице-премьер правительства России Дмитрий Рогозин назвал истребитель МиГ-31 уникальным и «не имеющим себе равных». Это действительно так?

Сергей Кодерле: Конечно! Не сомневайтесь. Кстати, американские военные называют наш МиГ-31 — Foxhound, то есть лисья гончая. (Улыбается). МиГ — хороший самолет. Я много лет на нем летаю. Мне нравится.

Чем уникальна авиация ПВО?

С.К.: Не все самолеты могут выполнять задачи противовоздушной обороны, и не все из них несут боевое дежурство по охране воздушных рубежей нашей страны. Истребитель ПВО находится в постоянной боевой готовности: способен в любых погодных условиях в минимальное время выполнить взлет и уничтожить противника или агрессора на заданном рубеже.

Какую территорию охватываете?

С.К.: МиГ-31 предназначен для перехвата на дальних подступах. Если истребители действуют в составе отряда (группа из 4 самолетов), то могут перекрывать воздушное пространство по фронту до 1000 километров.

Правда, что летчиками называют именно военных авиаторов, а гражданских — пилотами?

С.К.: Правильно. Так и есть. По крайней мере, меня так учили. Почему? Могу объяснить. Потому что, во-первых, военный летчик производит пилотирование самолета, ведет навигацию, связь, бортовым оружием он управляет, двигателем… Он в комплексе всё один делает. Ну, максимум вдвоем. А гражданские пилоты чуть-чуть по-другому летают.

А у истребителя есть автопилот?

С.К.: Да, но он у нас называется «система автоматического управления». Летчик может взлететь, если в систему забиты маршруты, включить автопилот, и самолет сам будет лететь, выполнять развороты, выполнит возврат на аэродром и дойдет до высоты 50 метров. Это в идеале, конечно. Но наши летчики не любят летать в автомате. Мы сами обычно пилотируем.

Почему?

С.К.: Потому, что привыкли и потому, что ты себе доверяешь. Кстати, когда летчик летит пассажиром в гражданском самолете, он себя немного неуютно чувствует…
За какое время обычно молодые лейтенанты, которые приходят к вам из летных училищ, «встают на крыло»?

С.К: Обычно в течение года. Через 10-12 месяцев они уже заступают на боевое дежурство, то есть они подготовлены для работы по прямому предназначению.

Проходят ли военные летчики перед вылетом медосмотр?

С.К.: Обязательно! Перед полетом приходим к врачу, он измеряет температуру, давление, общее состояние, разговаривает, спрашивает о самочувствии… Он же должен знать, с каким настроем летит летчик, о чем думает. И еще он следит за предполетным отдыхом. Летчикам перед полётами положено отдыхать.

А летчикам положено брать на борт оружие?

С.К.: Да. Мы все летаем с личным оружием — с пистолетами.

Правда ли, что для летчика самое большое наказание — запрет полетов?

С.К.: Конечно. Если у них, например, знания не очень хорошие… Зачем я буду садить в кабину летчика, который не знает как там действовать? Летчик всегда стремиться в небо. Летчик должен летать, но только хорошо подготовленный летчик.

На носу самолета есть довольно длинный шпиль, для чего он нужен?

С.К.: Это приемник воздушного давления. С его помощью летчики знают скорость своего истребителя и высоту, на которой он находится.

То есть не птиц разгонять? — шучу я.

С.К.: Чтобы птиц разгонять, мы обычно фару включаем днём, они боятся яркого света.
Когда-нибудь были мысли сменить истребители на гражданские самолеты? Поменять специализацию?

С.К.: У меня, нет. А некоторые летчики так и сделали, но к тому времени они уже давно покинули строй истребителей. В основном, остались те, кто предан машинам, истребителям-перехватчикам.

Вот, кстати, небо — это наркотик? Почему оно так привлекательно?

С.К.: Небо — это святое! Летчик не может жить без неба. Ему надо летать постоянно. Это романтика. Это всё! И, вот когда ты долго не летаешь, больше месяца, поднимаешься в воздух и начинаешь пилотировать, то ощущаешь — вот оно — твоё. Небо!

Есть особые приметы, к которым прислушиваются летчики?

С.К.: Конечно! Летный состав чтит приметы. К примеру, некоторые только на ночь бреются, а не утром. Одни в гражданской жизни одним одеколоном душатся, а в день полетов — другим. Один шлем так несет, а другой — иначе. Один самолет по часовой стрелке обходит, другой — против часовой… Каждый летчик чтит те приметы, которые именно он считает счастливыми.

Гражданские пилоты во время полета кушают и даже спят, а военным летчикам можно взять в кабину самолета бутерброд?

С.К.: Нет. Мы летаем в кислородных масках, бутерброд кушать неудобно. При длительных полетах, когда нужна дозаправка, выдают борт-паек. Он хранится в тюбиках, как у космонавтов. Или, к примеру, если летчики-испытатели на рекорд по длительности полета идут, им же не хочется голодными лететь. (Смеется).

Кстати, простите за бестактный вопрос, но если летчик на большой высоте захочет в туалет? Как быть?

С.К.: Никак. Все гигиенические процедуры надо успеть перед полетом. Но вы не переживайте, обычно мы максимум летаем часа полтора, ну, или 2,5 часа. В среднем полет длится час. (Улыбается).

Расскажите о ритуале после первого полета летчика.

С.К.: В ритуале посвящения в летчики участвует весь летный состав. Сослуживцы поднимают лейтенанта на руки, но не подбрасывают вверх, а опускают «пятой точкой» на шасси самолета: чтобы все посадки были мягкими». Ну, а еще мы, конечно, дарим открытку, в которой поздравляем с первым самостоятельным вылетом.
Теперь пришло время задать несколько вопросов экипажу МиГа.
Напомню, командир экипажа — Иван Погорелов, штурман корабля авиационного отряда на самолетах МиГ-31 — Александр Белан. Летчик осуществляет пилотирование, а также ведет навигацию. Штурман отвечает за управление вооружением. Кстати, летчики чаще всего проходят обучение в Краснодарском высшем военном авиационном училище лётчиков, а штурманы — в Челябинском высшем военном авиационном училище штурманов. (Намекаю девушкам, где водятся такие красавцы-мужчины :).
Почему летчики не любят фотографироваться?

Александр Белан: У нас не принято фотографироваться перед вылетом. Еще с советских времен говорят, что это примета плохая, можно не вернуться.

Кстати, о безопасности полетов. Расскажите о кресле для катапультирования.

Иван Погорелов: В МиГ-31 установлено одно из лучших и самых надежных катапультных кресел в мире — К-36ДМ. В случае катапультирования оно спасает жизнь летчика. Но перед тем, как катапультироваться, нужно отвести самолет от населенного пункта.

Аптечка есть в истребителе?

А.Б.: У нас есть НАЗ — неприкосновенный аварийный запас. (Обычно в него входят: нож, аптечка для оказания первой помощи, а также высококалорийная пища. — Ред.)
Больше мы, к сожалению, не можем отвлекать летчиков, которые находятся на боевом дежурстве. Успеваем только на минутку заглянуть в кабину истребителя. Правда, внутри фотографировать нам не разрешили. Военную тайну никто не отменял. Надо сказать, что места в кабине чрезвычайно мало, а различных кнопок и тумблеров — наоборот много. Зато техники шутят, что в кабине истребителя есть всё, кроме кофеварки и туалета. :)

Сергей Геннадьевич, считали когда-нибудь, сколько кнопочек в кабине летчика?

Сергей Кодерле: Не считал, наверно, десятки, если не сотни.

Всегда были интересно, что будет, если в самолет попадет молния? И вообще бывают ли такие случаи?

С.К.: Да. Были такие случаи. Но не у нас, слава Богу. У нас на Камчатке гроз нет практически. Я разговаривал, с материковскими летчиками, в чьи самолеты попадала молния. В этом случае иногда происходит отказ оборудования (от действия электромагнитного импульса). В некоторых случаях летчики даже покидали машины (катапультировались). Они находились в таких условиях, что полет был бы не безопасен для их жизни. А были случаи, в которых летчики совершали посадку на аэродроме. В полете ведь летчик не только о себе заботиться, но и обязательно заботиться о своей машине, на которой летит, чтобы доставить самолет домой целым и невредимым. Когда летчик в самолете, он — единое целое с машиной, чувствует её. Взаимосвязь однозначно есть. Хотя самолеты неодушевленные предметы, но мы их одушевляем: каждый летчик перед полетом, когда осматривает самолет, истребитель погладит, похлопает, как коня… Ласточкой назовет или еще как-нибудь ласково.

Если не секрет, чего боятся пилоты?

С.К.: Сглаза. Можно сглазить лётчика.

У вас женщины-летчицы есть?

С.К.: Пилотессы? Нет, еще нет на Камчатке. (Смеется). А в России, например, Светлана Савицкая была. (Летчик-испытатель, первая в мире женщина-космонавт, вышедшая в открытый космос, единственная женщина — дважды Герой Советского Союза. — Ред.). Савицкая — молодец. Она выступила в Госдуме, когда хотели самолет МиГ-31 снять с вооружения. Он, конечно, уже ветеран — 27 лет машине, но сам самолет — уникальный. Он крылатые ракеты очень хорошо видит. У самолетов Су-27 или Су-30 пилотаж хороший, но на МиГ лучше выполняем функцию по поиску крылатых ракет, дальность пуска у нас больше, чем у них. Но, из-за того, что МиГ-31 построен в советские времена, из-за того, что топлива много нужно на него и в обслуживании он дорогой, как «Мерседес» (Улыбается), этот истребитель хотели снять с вооружения, а потом заменить более новым. Но по своему функционалу новые не подходят. МиГ-31 и на сверхзвуке лучше, и у него лучше характеристики по уничтожению высотных целей, когда он летит в стратосфере. Когда иностранный самолет-разведчик летит на 30 тысячах, только МиГ-31 может добраться до него… Все летчики гордятся, что служат в авиации. А я горжусь тем, что служу именно в авиации ПВО.

Кстати, как вы обычно отмечаете день авиации ПВО? Есть сложившиеся традиции?

С.К.: День авиации ПВО мы особо не отмечаем, а вот День авиации, который в августе, да. Мы собираемся сначала на торжественное построение, а потом с семьями выезжаем на шашлыки или уху. Там мы с женами играем в футбол, есть у нас такая традиция в истребительном полку. Женщины у нас, конечно, всегда выигрывают. (Смеется). Покупаем дыню и арбуз — это приз.
Мне кажется, в авиации практически нет случайных людей. А еще летчики отличаются отменным чувством юмора. Надеюсь, авиаторы из камчатской эскадрильи истребительной авиации и дальше будут с гордостью носить звание лучших воздушных бойцов ВМФ России, а мы — простые граждане — дома, на земле спокойно будем спать ночью, зная, что небо над родной Камчаткой под защитой этих славных парней. Крепкого здоровья камчатским летчикам и только мягких посадок!

Текст: Леся Сурина, фото: Иван Козлов, Сергей Коновалов, Леся Сурина.

Благодарим за помощь в организации съемок пресс-службу Восточного военного округа.