Битва модулей

Как видят организацию армии будущего в России и США? 27 Март 2016, 07:29
Впечатляющая демонстрация на Параде Победы 2015 года перспективных боевых машин Сухопутных войск, включая танки и тяжелые БМП на платформе «Армата», вызвала немало дискуссий относительно организации перспективных частей и соединений ВС РФ на новой технике. Основное достоинство перспективных машин - использование унифицированных платформ в каждой весовой категории, в сочетании с модульностью конструкции – позволяет отказаться от привычных организационно-штатных структур, радикально повысив боевые возможности войск.
Танк  T-14 «Армата»
О необходимости перехода к новым формам организации войск, в частности, говорят и представители оборонной промышленности. Так, соответствующий тезис содержится в интервью начальника дивизиона спецтехники корпорации «Уралвагонзавод», генерала-танкиста Вячеслава Халитова:
«На исход боя, как, впрочем, и войны в целом оказывают прямое влияние средства вооруженной борьбы, формы и способы ведения боевых действий, а также организационно –штатные структуры, которые определяют потенциал воюющих подразделений. На наш взгляд в существующих ныне структурах танковых и мотострелковых подразделений невозможно в полном объеме реализовать возможности перспективного вооружения танка типа Т-14, боевой машины пехоты Т-15.

Требуется формирование унифицированных, универсальных, интеллектуальных и информативных структур, с помощью которых возможно быстро организовать боевую систему, для решения конкретной боевой задачи. Первичной ячейкой такой системы может стать боевой модуль – неделимое объединение по функциональному признаку разведывательных, ударных, огневых и обеспечивающих средств на единой платформе.
Тяжелая БМП Т-15 «Армата»
К средствам разведки помимо штатных средств, можно отнести БПЛА и малые роботизированные комплексы, к ударным средствам, к примеру, боевую машину со 152-мм орудием умеренной баллистики. К огневым средствам собственно танки, тяжелые БМП и БТР, к обеспечивающим машинам БРЭМ и БМО (бронированная машина обеспечения), очевидно необходима машина боевого управления и машина групповой защиты модуля.
Объединив несколько боевых модулей и добавив другие боевые и обеспечивающие средства можно создать боевую тактическую платформу, предназначенную для решения уже тактических задач.

Ключевой особенностью является единая платформа и БИУС (бортовая информационно-управляющая система), резко облегчающая функционирование и управление подобной системой, которая будет на порядок эффективнее традиционной ротной или батальонной тактической группы, которые выделяются современными мотострелковыми (танковыми) бригадами».

В нижеприведенной таблице новое подразделение сравнивается с «усредненной» ротной тактической группой, которая может быть сформирована на основе современного мотострелкового батальона. 
Ударная машина – перспективная боевая машина на платформе «Армата», оснащенная 152-мм орудием умеренной баллистики.


БМОП – боевая машина огневой поддержки на платформе «Армата», развитие БМПТ «Терминатор». 



БМУ – боевая машина управления на платформе «Армата», унифицирована с ТБМП Т-15

БИУС – боевая информационно-управляющая система,

ТИУС – танковая информационно управляющая система.



ТБМП – тяжелая боевая машина пехоты на платформе «Армата».



БМГЗ – перспективная боевая машина групповой защиты с ракетно-пушечным вооружением.



БМО – боевая машина обеспечения.


Оставляя за рамками естественные преимущества, даваемые техникой нового поколения (лучшая огневая мощь, защищенность и пр), попробуем рассмотреть фундаментальные преимущества, которые будет давать новая структура.

1. Унификация.
Все образцы машин перспективного боевого модуля построены на едином шасси (в данном случае – на базе унифицированной тяжелой гусеничной платформы «Армата»), тогда как в состав современной РТГр входит техника на основе 3-4 различных типов шасси, что значительно усложняет организацию марша, технического обслуживания и ремонта в полевых условиях.

2. Возможности управления.
БМУ – боевая машина управления, представляет собой, по сути, тяжелую БМП Т-15, в десантном отсеке которой размещен командный модуль. Защищенность на уровне танка в сочетании с современным оборудованием связи и передачи данных резко повышает эффективность и устойчивость управления.


3. Защищенность.
Использование платформы «Армата» обеспечивает резкий рост защищенности всей техники, благодаря как усиленной броневой защите, так и возможности постановки активных и пассивных помех. Тяжелые БМП могут использоваться в одном строю с танками, что позволяет избежать разрывов в боевых порядках и резко увеличить скорость продвижения на поле боя, в том числе под огнем.
4. Ударные возможности.
Ввод в состав модуля машин со 152-мм орудиями облегчает ведение боев, особенно в укреплениях и в городской застройке.
5. Непосредственная поддержка.
БМОП в сочетании с ударными машинами многократно повышают эффективность подавления огневых точек противника по сравнению с 82-мм минометами.
6. Разведка и целеуказание.
Наличие БИУС подрзаделения и ТИУс боевых машин повышает эффективность как штатных средств, которых становится намного больше, так и приданных. Информация о целях, полученная собственными средствами или со стороны появляется на тактических планшетах командиров в режиме реального времени.


7. Уменьшение численности личного состава.
Наличие боевых машин огневой поддержки позволяет резко уменьшить численность мотострелков в составе группы. Численность боевого модуля может колебаться в пределах 70-110 человек, тогда как численность РТГр – достигать 150, при этом огневые возможности модуля соответствуют скорее батальону, а по некоторым позициям и превышают их.
8. ПВО.
В большей части случаев РТГр не имеют средств ПВО если не считать штатных ПЗРК мотострелковой роты и пулеметов. При необходимости в состав РТГр может добавляться машина или взвод ЗРПК типа «Тунгуска», что обеспечивает определенное прикрытие, однако добавляет еще один тип легкобронированной техники и еще один тип шасси. В состав боевого модуля предполагается ввод боевых машин групповой защиты с ракетно-пушечным вооружением, также построенных на базе платформы «Армата».
9. Обеспечение. 
Наличие специализированной машины обеспечения, также построенной на базе унифицированного шасси, позволяет окончательно убрать с поля боя небронированные грузовики. Автотранспорт остается для доставки снаряжения и боеприпасов в район боевых действий, до позиции машин обеспечения, которые занимаются непосредственно снабжением боевых подразделений, также обладая единой для всего модуля защищенностью и техническими характеристиками.

Ключевым новшеством, дающим принципиальное преимущество на поле боя при прочих равных, в применении данной структуры, становится создание работающего разведывательно-ударного комплекса в низовом тактическом звене сухопутных войск.

Резкий рост информированности командиров об обстановке сокращает время, в прежних структурах уходившее на обработку и передачу информации промежуточными звеньями. Это преимущество позволяет более полно реализовать огневую мощь, давая синергический эффект взаимодействия машин построенных на единой платформе и объединенных единой системой управления.


БМП «Курганец-25»
Новая структура может использоваться в конфликтах различных типов, видоизменяясь под конкретные задачи, в том числе для локальных конфликтов:



«Описанная нами выше структура, как мне представляется, идеально для них подходит. Это гибко настраиваемая боевая система, быстро приводимая в готовность к применению, перебрасываемая всеми видами транспорта и решающая конкретную задачу без лишнего отягощения, в виде длинного обоза. А сочетание интеллекта роботизированных систем с огневой мощью нового оружия обеспечивают подавляющее превосходство над любым противником в классических локальных конфликтах. Ясно, что внедрение новой структуры представляет собой крайне сложную и длинную задачу. Но для решения этих задач крупнейшие армии мира исторически содержали в своем составе экспериментальные части и соединения для обкатки новых концепций.
БТР «Бумеранг»
К этой схеме можно вернуться: создание экспериментального подразделения, а затем и части для отработки новых структур было бы логичным первым шагом» - сказал Вячеслав Халитов.

Подобная модульная структура может использоваться и при формировании подразделений, оснащенных гусеничными машинами на «средней» платформе «Курганец-25» и колесными «Бумерангами».
Модульность конструкции самих машин, позволяющая при производстве и последующей модернизации варьировать возможности и предназначение конкретных единиц, таким образом, закладывает особенности структуры оснащенных ими подразделений, облегчая комбинирование базовых структур под различные задачи. Результатом должно стать формирование на базе подобных модульных структур бригад нового поколения, обладающих возможностями современных дивизий при заметно меньшей численности. Для российской армии этот вопрос крайне важен, с учетом того, что в ближайшие 10-20 лет демографическая и экономическая обстановка не позволит резко увеличивать численность армии, но повышение ее эффективности, с учетом как традиционных, так и новых военных угроз, жизненно необходимо.

Тяжелая БМП Т-15 «Армата»

Взгляд из-за океана

7 сентября в комитете по вооруженным силам Сената Конгресса США была представлена презентация, подготовленная отставным полковником Дугласом МакГрегором, центральной частью которой стало описание боевых возможностей новой боевой структуры — разведывательно-ударной группы (Recon-Strike Group).

В рамках презентации автор демонстрировал возможности новой структуры на основе моделирования гипотетического конфликта в Прибалтике, в рамках которого на территории Литвы сталкиваются части Вооруженных сил США при поддержке местных формирований и ударная группировка российской армии.

Было продемонстрировано четыре базовых варианта. На первых двух на поле боя виртуально сходились современные формирования армий России и США, на двух последних — современным российским формированиям противостояла новая структура в виде RSG.
Предисловие к моделированию выглядит следующим образом:
    • Москва угрожает вторжением для защиты русскоязычного населения от «фашистских группировок».
    • Совет НАТО разделился по вопросу реакции.
    • Эстония, Латвия и Литва начинают мобилизацию в ответ на сосредоточение российских сил в Западном военном округе.
    • США принимают решение о развертывании своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил в Прибалтике в течение 10 дней.
    Переброска войск идет через рижский порт.

 Участком театра, выбранным для моделирования, стал центр и восток Литвы — по мнению Макгрегора, Вильнюс и Каунас является ключевой целью возможного вторжения российской группировки с территории Белоруссии, дальнейшие задачи которой будут заключаться в обеспечении коридора на Калининград и ударе с юга на Ригу совместно с войсками, наступающими с севера и востока.
     
    Первый вариант предполагал столкновение американской группировки численностью около 24000 человек, поддержанной 6000 литовцев. В состав американской группировки включались две бронетанковые бригадные боевые группы, одна бригадная боевая группа «Страйкер», при поддержке одной артиллерийской, одной вертолетной, и одной бригады поддержки.
    БМП «Страйкер»
    Группировка насчитывала 174 танка, 302 БМП, 180 машин «Страйкер», 144 орудия и миномета, 36 РСЗО, 96 боевых вертолетов. Средства ПВО ограничены штатными ПЗРК и пулеметами мотопехотных и танковых подразделений – как мы помним, мобильных войсковых комплексов ПВО на вооружении армии США в настоящее время нет в силу концепции «лучшая войсковая ПВО это истребитель». Действия зональной и фронтовой ПВО а также возможности ВВС в ходе моделирования взаимно не учитывались.

    

Литовская группировка прибавляла к американским силам 220 боевых бронированных машин и около 180 орудий и минометов.

    

Западным силам противостояла российская группировка численностью 23000 человек в составе двух танковых, двух мотострелковых и одной артиллерийской бригады, с базой обеспечения в Минске. Боевые возможности группировки определяли 410 танков, 488 боевых бронированных машин, 252 орудия и миномета, 118 РСЗО, 80 мобильных ЗРК и ЗРПК, 40 боевых вертолетов. 
    Танк Т-72Б3
    По версии МакГрегора, столкновение выглядело следующим образом: литовские силы сосредотачивались для защиты Вильнюса, в то время как американские бригадные боевые группы прикрывали сектор возможного наступления российских войск в направлении на Вильнюс, Каунас.

    Две российские бригады – одна танковая и одна мотострелковая – начинали наступление, связывая боем американскую группировку, при этом еще одна танковая бригада получала возможность обойти сражение и выйти в тыл западных сил. Четвертая бригада использовалась как резерв для поддержки частей первой линии. По мнению американского офицера, к концу пятого дня сражения боевой потенциал российской группировки составлял 79% от исходного, а западной – 59%, при этом российские подвижные части выходили в тыл обороняющимся.


    Немногим лучше в данной презентации выглядел и второй вариант, в рамках которого обсчитывалось развертывание американской группировки численностью в 28500 человек – прибавлялась еще одна бронетанковая бригадная боевая группа. 4500 человек прибавляли к боевому потенциалу «западных» дополнительно 87 танков, 151 БМП и 36 орудий и минометов, однако, как полагает Макгрегор, качественного усиления эта количественная прибавка не дает.



    Сценарий противоборства выглядел так же, как и в первом варианте, но российские силы несли чуть большие, а американские – чуть меньшие потери. К исходу пятого дня операции с учетом всех возможностей по оперативному восстановлению сил, потенциал американской группировки оценивался в 61%, а российской - в 78% от исходного, против 59% и 79% соответственно в первом случае.
    Танк M1A2 Sepv2 Abrams
    Автор презентации не раскрывал причин столь неблагоприятного, по его прогнозу, исхода, но в целом он может быть объяснен превосходством российской армии в войсковых средствах ПВО, позволяющем нивелировать превосходство США в вертолетах, а также весьма значительным преимуществом в артиллерии и танках. По мнению Макгрегора, российская отдельная бригада, как танковая, так и мотострелковая, располагая современными средствами управления, разведки и целеуказания, обладает более чем двукратным превосходством над американской бронетанковой, и более чем четырехкратным — над «бригадой «Страйкер» и мотопехотной бригадой. Компенсировать это превосходство и призвана новая структура.
     

    «Новый облик»

    Численность и боевой состав российской группировки в третьем варианте оставался прежним, равно как и литовских сил обороны. Со стороны США в бой вводятся две RSG, суммарной численностью в 11000 человек. Их боевую мощь обеспечивают 322 ББМ «Пума» со 120-миллиметровыми орудиями, 484 БМП «Пума» с 30-мм автоматическими пушками, 120 самоходных минометов AMOS, 24 РСЗО, 48 комплексов беспилотных аппаратов TARES. Появляется войсковое ПВО в виде 46 зенитных самоходных установок Sky Ranger и 36 мобильных ЗРК NASAMS. Кроме того, в составе двух групп насчитывается в общей сложности 24 боевых вертолета.
    БМП «Пума»
    По мнению МакГрегора, в этом сценарии американские силы, располагаясь на север и запад от Вильнюса и Каунаса, могут реализовать свое превосходство в разведке и целеуказании, в свою очередь, нанеся удары во фланг и тыл российским войскам. К концу пятого дня сражения это должно привести к снижению боевого потенциала российской группировки до 59%, тогда как американская сохранит 79%.
    Несколько худший результат показывал четвертый вариант, в рамках которого США разворачивали в Литве одну RSG. К исходу пятого дня сражения она сохраняла 73% потенциала, но российская – 69%, и также не могла продолжать наступление в виду выхода противника в тыл. По мнению Макгрегора, новая структура дает RSG примерно шестикратное превосходство над одиночной российской бригадой, и более чем на порядок – над современными американскими формированиями.
    Самоходный миномет Patria AMOS
    В публично продемонстрированных материалах отсутствуют детальные расчеты эффективности новой структуры, однако очевидным ключевым изменением является резкое усиление возможностей разведки и целеуказания, в сочетании с ростом численности боевых машин на унифицированной платформе «Пума», при этом на ту же платформу могут быть переведены артиллерийские системы и средства ПВО. При этом доля боевых подразделений в составе RSG возрастает – если в американской бригаде традиционной организации численностью 4-4,5 тысячи человек насчитывается три боевых батальона, артиллерийский батальон, инженерный и батальон поддержки, а также отдельный разведывательный эскадрон, то в состав RSG численностью 5500 человек входят четыре боевых батальона, ударный (артиллерийский) батальон, батальон управления, разведки и связи (C4ISR) и батальон обеспечения.
    Самоходная двуствольная минометная система AMOS платформа CV90
    Ключевым новшеством здесь, по мнению специалистов, является именно выделение батальона C4ISR, возможности которого, в сочетании с возможностями подразделений боевых батальонов, обеспечивают поступление информации об обстановке в реальном времени. При этом МакГрегор подчеркивает модульность своей структуры, позволяющей формировать части и соединения «по принципу Лего» - возможности командного звена обеспечивают оперативное «подцепление» новых модулей.

    «Дешевое решение»



    Оценивая американскую разработку, нужно отметить, что по факту она представляет собой попытку организационными методами компенсировать несостоявшуюся программу FCS – Future Combat Systems, которая была свернута в 2000-х годах из-за чрезмерной дороговизны. В результате МакГрегор предлагает использование уже созданных систем, включая немецкую боевую машину «Пума».

    Серийными являются и все другие компоненты будущей структуры, кроме ЗРК NSASMS, который, впрочем, прошел испытания и может быть запущен в производство, и также испытанного комплекса TARES.



    Несмотря на серийность всех этих образцов вооружения, в исходном виде концепция вряд ли будет реализована: как минимум, американская оборонка будет сопротивляться использованию немецкой платформы, созданной концернами Krauss-Maffei Wegmann (KMW) и Rheinmetall-Landsysteme (RLS). С другой стороны, собственной перспективной сухопутной платформой в настоящее время США не располагают: начатая в 2000 году разработка БМП MGV (Manned Ground Vehicle) была отменена вместе со всей программой FCS, а в 2014 году была также отменена программа разработки унифицированной платформы Ground Combat Vehicle (GCV). Неясен и вопрос с преемником основного боевого танка «Абрамс» В этих условиях создание новой боевой структуры в США рискует не дать тех преимуществ, которые может предоставить создание подразделений на основе унифицированных машин.

    Эта ситуация дает шанс для российской разработки, основанной на использовании уже воплощенных в железе и проходящих испытания разработок отечественного ОПК. В перспективе «модульные» боевые структуры, созданные с использованием перспективной техники всех основных категорий, могут дать российской армии принципиально новое качество. Сочетание унифицированных платформ, современных средств управления, разведки и целеуказания и нового вооружения впервые в новейшей истории может дать качественное превосходство не только над формированиями стран 2го эшелона, но и над ведущими армиями Запада, что исходно было определено в качестве цели радикальной военной реформы, начатой в 2008 году.