Перспективы развития ВМФ России как военного инструмента глобальной политики

Россия возвращает себе статус мировой державы, и этот статус требует обеспечения возможностей проецирования силы в глобальном масштабе 15 Март 2016, 08:17
«В военных делах важны не намерения, а возможности».

                                                                   Отто фон Бисмарк
Обычные вооруженные силы делают Россию региональной державой, которая «может проецировать свою военную силу на близлежащие государства, но имеет весьма ограниченные возможности для действий в глобальном масштабе». Об этом в апреле 2014 г. заявил директор управления стратегических планов и политики Объединенного комитета начальников штабов ВС США вице-адмирал Фрэнк С. Рэндолф в ходе слушаний в Комитете по вооруженным силам американского Конгресса.

Следует признать, что слова высокопоставленного американского военного недалеки от истины. На сегодня ВМФ России, способный действовать в тысячах километрах от берегов страны, — это единственный силовой инструмент государства, который позволяет влиять на военно-политическую ситуацию в глобальном масштабе. Нынешние возможности России по наращиванию военно-морского присутствия вдали от своих границ, бесспорно, недостаточны.

Однако ситуация быстро меняется. В середине декабря 2015 г. Управление морской разведки (Office of Naval Intelligence) ВМС США опубликовало доклад «Российские военно-морские силы: исторический переход» («The Russian Navy: A Historic Transition»), посвященный состоянию ВМФ России. В докладе отмечалось, что в ближайшее десятилетие Россия преуспеет в создании «флота XXI века, способного обеспечить многоуровневую национальную оборону, впечатляющие, хотя и ограниченные, возможности в переброске войск и боевой техники». Автором доклада выступил Джордж Федорофф, главный эксперт по России из штаба морской разведки ВМФ США.
Россия возвращает себе статус мировой державы, и этот статус требует обеспечения возможностей проецирования силы в глобальном масштабе для решения сегодняшних и завтрашних внешнеполитических задач. В связи с этим важно оценить перспективы количественного и качественного роста сил отечественного ВМФ, призванных действовать в удаленных районах Мирового океана, прежде всего десантных. Они наиболее эффективны с точки зрения оказания военно-политического давления и осуществления вмешательства в случае возникновения политических и гуманитарных кризисов вдали от наших границ.

После «Мистралей». Перспективы развития десантных сил ВМФ России — корабли и техника морского десанта

События последнего времени показали, что точка зрения экспертов, призывавших развивать ВМФ России в первую очередь как прибрежный флот, способный контролировать 200-мильную исключительную экономическую зону в мирное время и защищать наше морское побережье во время войны, оказалась ошибочной.

У России есть политические и экономические интересы вдали от собственных берегов. Есть у нее и заморские союзники, поддержка которых важна для недопущения распространения политического и религиозного экстремизма, который дестабилизирует как отдельные страны, так и целые регионы мира, использует для достижения своих целей тактику массового террора и зачастую попирает своими преступлениями законы человечности.
Сегодня отечественные боевые корабли задействованы в российской операции в Сирии, в частности в нанесении ракетных ударов по инфраструктуре запрещенной в России организации «Исламское государство» и в обеспечении противовоздушной обороны группировки ВКС России, развернутой на авиабазе «Хмеймим» в районе Латакии. На подразделения морской пехоты ВМФ возложены задачи по защите этой авиабазы и расположенного в порту Тартуса пункта материально-технического обеспечения от возможных террористических ударов. Десантные корабли, а в последнее время и вспомогательные суда ВМФ успешно выполняют задачи материально-технической поддержки сирийской армии и тылового обеспечения контингента вооруженных сил России в Сирии.

Для решения последней задачи можно было бы задействовать и десантные вертолетоносные корабли-доки (ДВКД) «Владивосток» и «Севастополь» типа «Мистраль», если бы они были введены в состав российского флота. К сожалению, ВМФ России так и не получил эти десантные корабли французской постройки.

Теперь России придется самой строить современные десантные корабли дальней морской и океанской зоны, способные эффективно решать задачи мирного и военного времени вдали от родных берегов. Кроме того, необходимо будет разработать и произвести десантно-высадочные средства для этих кораблей.

Как отмечалось в разработанной еще в 1990-х гг. перспективной концепции развития ВМФ России, в случае возникновения военных угроз национальным интересам на удаленных театрах необходимо, чтобы Военно-морской флот имел потенциал развертывания экспедиционной группировки в составе 4–8 бригад морской пехоты со средствами усиления. Для проведения крупномасштабных морских десантных операций (МДО) предполагалось задействовать до 9–12 крупных десантных кораблей дальней морской и океанской зоны, а также ряд судов вспомогательного флота и привлекаемых гражданских судов. Речь также шла об изменении сложившейся структуры и технического оснащения отечественной морской пехоты в соответствии с тактическими концепциями проведения МДО, известными как «вертикальный охват» и «загоризонтная высадка». Предусматривалось оснащение морской пехоты современными транспортно-десантными вертолетами, быстроходными бронированными амфибиями и десантными катерами нового поколения.
Макет ДВКД «Лавина» bastion-karpenko.ru 

Предложения российских корабелов

К настоящему времени отечественные разработчики уже представили два проекта перспективных десантных кораблей дальней морской и океанской зоны, известных под шифрами «Лавина» и «Прибой».

Наиболее передовым представляется проект ДВКД «Лавина»,  предложенный ЦНИИ им. А.Н. Крылова в качестве отечественной альтернативы кораблям типа «Мистраль». Тем не менее данный проект вызывает ряд вопросов.

Французские десантные корабли типа «Мистраль» — это удешевленная версия 24500-тонного десантного корабля нереализованного проекта BPC 250. ДВКД отечественного проекта «Лавина», приближаясь по водоизмещению к кораблю проекта BPC 250, сохранили некоторые тактико-технические элементы меньшего по водоизмещению «Мистраля», которые существенно снижают боевые возможности корабля. Прежде всего речь идет об ограниченном составе авиагруппы: 16 вертолетов, противолодочных или многоцелевых Ка-27, транспортно-боевых Ка-29, боевых Ка-52К и 6 взлетно-посадочных позиций для вертолетов на полетной палубе.

Следует принять во внимание, во-первых, большую по сравнению с «Мистралем» протяженность полетной палубы вертолетоносца отечественного проекта, во-вторых, меньшую потребность в палубном пространстве для выполнения операций взлета и посадки на палубу более компактных, чем западные одноклассники вертолетов соосной схемы ОКБ имени Н.И. Камова. Исходя из этого, на полетной палубе отечественного ДВКД целесообразно организовать 8 парковочных и 8 взлетно-посадочных позиций. Таким образом, будет обеспечен взлет группы из 6 транспортно-десантных (транспортно-боевых) вертолетов с десантно-штурмовой ротой морской пехоты на борту и 2 эскортирующих эту группу боевых вертолетов Ка-52К с последующим быстрым подъемом в воздух второй волны транспортно-десантных и боевых вертолетов.
Учитывая средний коэффициент исправности авиатехники на борту вертолетоносца, который, как правило, не достигает 100%, целесообразно увеличить численность группы палубных вертолетов на корабле до 20–22 машин. Разработчики «Лавины», возможно, упустили из виду, что ВМФ даже на закупаемых во Франции ДВКД планировал базировать больше 16 вертолетов ОКБ им. Н.И. Камова. Меньшая ширина и длина отечественных вертолетов по сравнению с французскими теоретически это позволяла. До практической реализации этих планов не дошло. Можно предположить, что ВМС Египта, планирующие закупить 50 вертолетов Ка-52, также рассчитывают разместить на нежданно приобретенных кораблях группу вертолетов увеличенной численности.

На перспективном десантном вертолетоносце отечественной постройки авиагруппа большей численности обеспечит возможность быстрой высадки двумя волнами двух десантно-штурмовых рот морской пехоты, даже если часть находящихся на борту корабля транспортно-десантных и боевых вертолетов к началу высадки по тем или иным причинам не будет находиться в боевой готовности.

Не только вертолеты. Быстроходные бронированные амфибии

В дополнение к вертолетам ОКБ им. Н.И. Камова, без которых в ходе морской десантной операции невозможен вертикальный охват позиций береговой обороны противника, быстроходные бронированные амфибии призваны обеспечить действия в рамках второй ключевой концепции современной МДО, известной как «загоризонтная высадка». Проработкой технического облика этих машин занимаются конструкторы ОАО «КАМАЗ» и МГТУ им. Н.Э. Баумана в рамках НИР «Платформа БММП» (боевая машина морской пехоты).

Обеспечение «загоризонтной высадки» десанта — одно из основных требований, предъявляемых к современным десантным кораблям и десантно-высадочным средствам амфибийных сил. Это означает, что десантные корабли должны обладать способностью высаживать личный состав, вооружение, технику и грузы морской пехоты на побережье противника с безопасной дистанции, находясь на удалении не менее 25 миль (не менее 46 км) от берега, не входя в зону поражения большей части огневых средств береговой обороны противника.

Предлагаемая разработчиками МГТУ им. Н.Э. Баумана 30,7-тонная бронированная колесная амфибия должна преодолевать по морю расстояние 40–60 км, в том числе в зонах эффективного ракетно-артиллерийского огня береговой обороны, двигаясь по воде со скоростью не менее 37 км/час. Помимо экипажа, бронированная машина, по замыслу разработчиков, будет транспортировать десант из 10 спешивающихся морских пехотинцев, нести пушечное и ракетное вооружение, соответствующее вооружению БМП-3М сухопутных войск.

Оснащение российской морской пехоты боевой машиной с подобными характеристиками приведет к революционным изменениям в отечественной тактике морского десантирования. До последнего времени десантные и боевые возможности морской пехоты были ограничены характеристиками состоящих на ее вооружении боевых бронированных машин, по большей части недостаточно вооруженных и слабо защищенных плавающих колесных БТР-80 еще советской разработки. Проводящуюся в частях морской пехоты замену БТР-80 пушечным БТР-82А стоит рассматривать как временную меру до принятия на вооружение высокоскоростных бронированных амфибий нового поколения. Последних отличает ранее недостижимое для плавающей бронетехники сочетание характеристик подвижности, бронезащиты и огневой мощи.
Макет ДТД «Прибой» forums.airbase.ru 
В связи с этим представляется сомнительной попытка разработчиков ДВКД «Лавина» оснастить предлагаемый ими десантный корабль водоизмещением 24 тыс. т носовой аппарелью для выгрузки техники непосредственно на необорудованный берег. Такая выгрузка потребует небезопасного подхода к берегу крупного десантного корабля с большим количеством авиатехники, авиационного горючего и авиационных боеприпасов на борту. При размещении на ДВКД подразделений морской пехоты, которые десантируются на вертолетах и быстроходных бронированных амфибиях, способных самостоятельно преодолевать по морю расстояние до 60 км, это нецелесообразно.

Не только бронированные амфибии. Тяжелая бронетехника — танки и тяжелые БМП

В то же время наличие носовой аппарели представляется вполне оправданным на проекте перспективного десантного транспорта-дока (ДТД) «Прибой» (ОАО «Невское проектно-конструкторское бюро»). Если ДВКД «Лавина» призваны обеспечить высадку на вертолетах и быстроходных бронированных амфибиях первого штурмового эшелона десанта, то роль ДТД «Прибой» заключается прежде всего в обеспечении высадки на уже захваченный плацдарм десантных подразделений на тяжелой неплавающей бронетехнике — танках, самоходных артиллерийских установках, тяжелых БМП
Решить задачу транспортировки тяжелой техники на берег можно с помощью десантных катеров. В доковой камере 14000-тонного «Прибоя» может находиться до 4 десантных катеров, 24000-тонной «Лавины» — до 6. Однако доставка на плацдарм тяжелой техники десантными катерами снижает темпы высадки. Таким образом, подход к уже захваченному берегу такого относительно небольшого десантного корабля, как «Прибой» (сравнимого с советскими БДК типа «Иван Рогов») для последующей быстрой выгрузки с использованием носовой аппарели нескольких десятков единиц тяжелой бронетехники вполне обоснован тактически. Исходя из заявленных разработчиком характеристик, ДТД «Прибой» способен обеспечить транспортировку на театр боевых действий и последующее десантирование на берег до батальона танков или тяжелых БМП. Четыре таких десантных корабля теоретически могут быстро выгрузить на захваченный плацдарм бронетехнику целой танковой бригады. Достоверно оценить быстроту высадки можно будет только в ходе опытно-практических учений, а для этого ВМФ должен получить в свое распоряжение такие корабли.

Современный танкодесантный катер

Следует исходить из того, что из-за высокой минной опасности или недостаточного уклона морского дна у захваченного участка побережья тяжелую неплавающую технику с десантных кораблей на берег придется транспортировать быстроходными десантными катерами. В связи с этим вызывает интерес перспективный десантный катер проекта 02320 («Казак»), который был представлен проектно-конструкторским бюро завода «Нижегородский теплоход» на Международном военно-морском салоне в 2013 г. В отличие от уже имеющихся в составе ВМФ десантных катеров на воздушной каверне проекта 11770 («Серна»), предложенный нижегородскими разработчиками десантный катер рассчитан на транспортировку не одного, а сразу двух танков типа Т-90А.
Концепт перспективного десантного катера проекта 02320 («Казак»)
Замена в доковых камерах перспективных десантных катеров «Серна», имеющих 25,6-метровую длину, более грузоподъемными 28-метровыми катерами «Казак» в соотношении один к одному позволила бы десантировать с борта ДВКД «Лавина» сразу целую танковую роту. К сожалению, разработчики десантного катера проекта 02320 не смогли подобрать своему детищу подходящую силовую установку, которая обеспечила бы ему скорость хода, не уступающую скорости хода французского 27-метрового десантного катера CTM NG сходной грузоподъемности.

Ожидалось, что ВМФ России получит французские катера CTM NG вместе с «Мистралями», поэтому уступающему по скоростным характеристикам отечественному проекту не было предоставлено необходимое финансирование. Сегодня целесообразно возобновить работы по катеру проекта 02320. При этом конструкторы завода «Нижегородский теплоход» должны при сохранении высокой грузовместимости увеличить скорость хода своего катера при полной загрузке до 15–20 узлов.

Работа на перспективу

Российские разработчики пока не представили широкой общественности проект перспективного универсального десантного корабля (УДК). В отличие от ДВКД и ДТД, современные универсальные десантные корабли приспособлены для базирования реактивных истребителей. Зачастую в боевых действиях УДК выступают в роли не десантных кораблей, а легких авианосцев. Такое использование УДК характерно в первую очередь для ВМС США.

Можно ожидать, что в случае создания проекта отечественного корабля этого класса отечественный УДК будет приспособлен для базирования уже находящихся в серийном производстве российских многофункциональных палубных истребителей МиГ-29К и МиГ-29КУБ, а в перспективе — и палубной модификации истребителя пятого поколения. В результате отечественный ВМФ получит не только современные десантные корабли, но и дополнительные корабли-авианосцы, которых сегодня так не хватает для наращивания усилий в ходе совместных действий с ВКС России в Сирии.
Александр Антонов