Война и космос



Космические системы могут оказаться куда более устойчивыми, чем предполагалось 15 Апрель 2016, 13:27
История военной деятельности в космическом пространстве началась до официального старта космической эры 4 октября 1957 года (запуск первого в мире ИСЗ Советским Союзом).  Первые практические сведения относительно свойств космического пространства были получены немецкими инженерами в ходе испытаний ракет V-2, высота полета которых в ходе испытательных пусков достигала 190 километров. Уже после окончания войны, в 1946 году, с ракеты V-2 собранной и запущенной в США была сделана первая серия фотоснимков Земли.
Первый запуск немецкой ракеты V-2 американцами, 16 апреля 1946 года. Фото: wikimedia.org 
Первые практические опыты использования оружия в космосе были связаны с испытаниями ядерного оружия, проведенными СССР и США. Вместе с тем, эти испытания показали, что сопутствующий ущерб от применения ядерного оружия в космосе является недопустимым.

Практически нарушалось функционирование всех спутников, находящихся в космосе. Значительным было и радиоактивное заражение, что осложняло пилотируемые полеты. Стороны отказались от дальнейших испытаний, однако использование ядерных боеприпасов в экзоатмосферных перехватчиках систем ПРО по-прежнему рассматривалось как приемлемое и эффективное средство в случае ядерной войны.

Соперничество США и СССР по вопросу размещения ядерного оружия в космосе вызвало беспокойство мирового сообщества.

В октябре 1963 года Генеральной Ассамблеей ООН была принята резолюция 1884, призывающая все государства воздержаться от выведения на орбиты вокруг Земли или размещения в космосе ядерных вооружений или любых других видов оружия массового уничтожения.

Развитием этой резолюции стало подписание в 1967 г. «Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела», которым запрещалось размещение ОМП в космосе.

Нужно отметить, что разработки разведывательных аппаратов не пользовались таким вниманием, как работы над боевыми системами, поскольку не дестабилизировали обстановку в мире. Более того, «спутники-шпионы» использовались для контроля выполнения достигнутых договоренностей по ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений. Информированность сторон способствовала стабильности военно-политической ситуации.

На сегодняшний день космос продолжает оставаться «мирным» - если считать под этим отсутствие систем вооружения, направленных на космические объекты либо на Землю. Отсутствуют и официально признанные, то есть отработанные и принятые на вооружение, системы оружия на земле, направленные на объекты в космосе. Вместе с тем, испытания Китаем и США своих систем спутникового перехвата в 2007 и 2008 году соответственно, говорят о том, что такое развертывание – дело времени. То же самое касается российской системы «ИС» - истребителей спутников. Возобновление этой программы вполне доступно на имеющемся уровне технологий.


Многоразовые системы:
от экспериментов к реальной угрозе

Материалы и технологии, созданные в США в ходе разработки, производства и эксплуатации «Шаттла», в 2000-х годах были использованы при разработке перспективного орбитального самолета X-37B. Этот экспериментальный летательный аппарат разработки компании «Боинг», создан для испытания будущих технологий запуска на орбиту и спуска в атмосферу.
Технически он представляет собой беспилотный космический корабль многоразового использования и является увеличенной на 120 % производной аппарата X-40A. Самолёт предназначен для функционирования на высотах от 200 до 750 км, способен быстро менять орбиты, маневрировать, может выполнять разведывательные задачи, доставлять небольшие грузы на орбиту и возвращать их оттуда.

В настоящее время аппарат находится на орбите – это уже четвертый полет X-37, начавшийся 20 мая 2015 года. Первые три полета состоялись 22 апреля – 3 декабря 2010 года, 5 марта 2011 – 16 июня 2012 года и 11 декабря 2012 – 17 октября 2014 года соответственно.

Цели разработки данного аппарата не разглашаются, хотя наиболее вероятно, что Х-37 сам по себе является, прежде всего, демонстратором технологий и летающей лабораторией. В процессе дальнейших испытаний на его основе может быть создан разведывательный аппарат, способный оперативно достичь любой точки планеты, космический перехватчик, и наконец, ударная машина, способная нанести внезапный удар, оставаясь при этом большую часть времени вне видимости радаров СПРН в силу географических причин.
Разработка такой машины в конечном счете является одной из целей программы Prompt Global Strike – PGS, известной на русском языке как программа «быстрого глобального удара», или, как вариант, «глобального молниеносного удара». Итогом этой программы должна стать возможность нанести удар высокоточным неядерным боеприпасом по любой точке планеты в течение одного часа. 

Сегодня подобными возможностями обладают только стратегические ядерные силы, для подготовки и нанесения удара конвенциональными средствами требуется от многих часов (для стратегической авиации) до многих недель (переброска сил общего назначения, сосредоточение флота, и так далее).

Опасность данной программы заключается в том, что неядерные средства типа орбитальных самолетов или гиперзвуковых крылатых ракет большой дальности, не ограничиваемые договорами об СНВ, могут, при достаточном количестве нанести обезоруживающий и обезглавливающий удар по российским стратегическим ядерным силам. При этом в отличие от атаки с использованием МБР этот удар будет крайне тяжело засечь средствами СПРН – действуя в диапазоне высот 80-120 километров подобные аппараты окажутся в зоне контроля СПРН когда будет уже слишком поздно.

В России сегодня отсутствуют известные рабочие программы разработки космопланов, однако, в стране продолжаются работы по гиперзвуковой тематике, при этом информация о них тщательно засекречена.

Официально объявлялось лишь о разработках и испытаниях маневрирующих на конечном участке траектории гиперзвуковых боевых блоках для МБР, перехват которых силами традиционных систем ПРО практически невозможен. Вместе с тем, данные разработки не могут считаться ответом на американские проекты орбитальных самолетов, имея намного более узкий диапазон возможностей.

Военные спутники: триада возможностей.

Для того, чтобы оценить значение военных спутников, можно вспомнить тот факт, что космический корабль «Восток», впервые в истории доставивший человека на орбиту, стал побочным продуктом разработки разведывательных аппаратов серии «Зенит».
«Зенит» — тип военных советских (российских) разведывательных космических аппаратов, запущенных в период между 1961 и 1994 годами. Для того чтобы скрыть их характер, все спутники запускали под порядковыми названиями «Космос». За 33-летний период было запущено более пяти сотен «Зенитов», что делает его самым многочисленным типом спутников подобного класса в истории космических полётов.
Первый запуск «Зенита» состоялся уже после полета Гагарина, 11 декабря 1961 года, но из-за неисправности в третьей ступени ракеты, аппарат был уничтожен путём подрыва. Испытания, в ходе которых были запущены 13 спутников «Зенит-2», завершились в 1964 году принятием системы на вооружение. Серийное производство было организовано в ЦСКБ-Прогресс в Куйбышеве. С 1968 года начался постепенный переход на модернизированные КА «Зенит-2М», а количество запусков «Зенита-2» стало сокращаться.

Всего было разработано 8 модификаций аппаратов данного типа и разведывательные полеты продолжались вплоть до 1994 года. В общей сложности было запущено около 500 аппаратов этого типа.

На смену «Зенитам» пришли аппараты серии «Янтарь» (более 170 пусков с 1974 года по настоящее время). Одной из главных задач в ходе создания «Янтаря» стала разработка аппарата, с электронной системой передачи данных, способного передавать информацию в режиме реального времени. Такой вариант «Янтаря» был разработан к началу 80-х годов (серия Янтарь-4КС1 «Терилен»). Сегодня в эксплуатации находится Янтарь-4К2М «Кобальт-М». Продолжительность активного существования «Янтарей» выросла до 45 суток.
Янтарь-4К2М «Кобальт-М
Особое место в системе советских космических аппаратов занимала Система морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) «Легенда». Само появление этой системы вызвано спецификой противостояния СССР и США на море – Советский Союз нуждался в спутниках, способных вскрыть перемещения американских авианосных групп. Система МКРЦ использовала аппараты двух типов: радиолокационной «УС-А» (Управляемый Спутник Активный) и радиотехнической разведки «УС-П» (Управляемый Спутник Пассивный). Головным разработчиком системы МКРЦ было КБ-1 (ЦНИИ «Комета», Москва). КА «УС-А» и «УС-П» разработаны ОКБ-52 («НПО «Машиностроения», г. Реутов).

С 1970 по 1988 CССР запустил в космос более 30-ти спутников этой системы, оснащенных ядерными силовыми установками малой мощности. Последний раз группировка КА радиотехнического наблюдения была доведена до штатной численности из трех рабочих аппаратов в 1996 г. После начала разработки КА радиотехнического наблюдения «Целина-2» вновь была предпринята попытка создать универсальную систему для Минобороны. В настоящее время этот проект воплощается в системе МКРЦ «Лиана», аппараты которой должны будут объединить радиотехническую и радиолокационную разведку.
Двухэтапная схема с баллистическим и аэродинамическим самонаведением (рисунок автора)
Важнейшим направлением для обеих сторон Холодной войны стала разработка спутников СПРН. Спутниковые системы «Око» и «Око-1», предназначенные для обнаружения наземных и морских пусков соответственно, составили космический эшелон этой системы в СССР.
В отличие от первого поколения системы («Око»), которая служила только для обнаружения пусков МБР с баз на территории США, спутник УС-KMO системы «Око-1» также позволяет зарегистрировать запуски БРПЛ с морской поверхности.
Противокорабельные баллистические ракеты
Все спутники обладают способностью обнаружения запусков баллистических ракет против фона земной поверхности и облачного покрова.

 В настоящее время система спутниковой разведки обновляется, известно, что в ходе операции в Сирии ВКС РФ использовали данные с нового космического аппарата «Персона».
26 февраля 2016 года. Космический аппарат «Ресурс-П» №3  прошел проверку на герметичность в вакуум-камере монтажно-испытательного корпуса (МИК). Проведены проверочные включения систем космического аппарата.
Платформа КА «Персона» базируется на КА «Ресурс-ДК» и является развитием советских военных спутников Янтарь-4КС1 «Терилен» и Янтарь-4КС1М «Неман». Кроме того, на нём используется новая оптическая система, созданная на оптико-механическом объединении ЛОМО 17В321, которая превосходит по своим характеристикам все системы, созданные в России и Европе (по состоянию на 2001 год), приближаясь к характеристикам крупногабаритных систем наблюдения США. По неофициальным данным, её разрешение должно достигать 30 см.Общая масса спутника превышает 7 тонн, а срок активного существования — 7 лет.
На запущенном 13 марта и находящемся на промежуточной орбите спутнике дистанционного зондирования Земли "Ресурс-П" номер 3 не раскрылась одна из двух солнечных батарей

Навигация и связь.

Разработка системы глобального позиционирования GPS началась в декабре 1973 года Военно-Воздушными Силами США. Разрабатываемая система спутниковой навигации была названа NAVSTAR (NAVigation Satellite providing Time And Range), что в переводе означает «навигационная спутниковая система, обеспечивающая измерение времени и местоположения».

Изначально GPS использовалась для высокоточного и независимого от погоды определения местоположения объектов в космосе, на суше и на море в интересах армии США. Непосредственная реализация системы началась в 1978 году с запуском первого спутника. 

GPS не сразу стал популярен: В то время уже существовали хорошо разработанные навигационные технологии. Попытки введения новой системы навигации подразумевали, помимо всего прочего, широкомасштабную переподготовку в войсках, что наталкивалось на консерватизм военных. Вначале командный состав ВВС просто отказывался применять GPS, ссылаясь на ее чрезмерную дороговизну.
Руководство военно-морского флота США также было против внедрения новой спутниковой навигационной программы, предпочитая довольствоваться существующими испытанными методиками.

Серьезным ударом по репутации GPS стала гибель, отклонившегося от курса южнокорейского «Боинга-747», сбитого советским истребителем над Сахалином 1 сентября 1983 года. Под давлением этих обстоятельств Пентагон отказался от полномасштабной поддержки спутниковой группировки и это заставило США пойти на широкую коммерциализацию GPS.

Благодаря коммерческому интересу гражданских разработчиков система стала стремительно совершенствоваться и развиваться, примерно также, как параллельно ей развивались IBM-совместимые персональные компьютеры, а 10 годами позже начал развиваться Интернет.

Отечественная система ГЛОНАСС сегодня находится примерно в положении GPS конца 80-х – для развития коммерческого успеха требуется увеличение продолжительности активного существования спутников до 10 лет и более и резкий рост числа абонентов системы, что можно обеспечить государственным стимулированием ее использования. 

Триаду военных спутников замыкают аппараты связи.

Для России это спутники ЕССС – единой системы спутниковой связи. В своем развитии прошла первый (1970—1985 гг.) и второй (1986—1999 гг.) этапы. В настоящее время осуществляется переход к третьему этапу развития, Интегрированной Системе Спутниковой Связи, который характеризуется одновременным функционированием единых систем спутниковой связи старого и нового поколений. Расширение пропускной способности ИССС по сравнению с ЕССС позволяет обеспечивать не только связь как таковую, но и передачу больших объемов информации обеспечивая управление войсками и передачу целеуказания в режиме реального времени. В США эти задачи уже решены в рамках систем FLTSATCOM, LeaSAT и ряда других.

Наличие развитой космической инфраструктуры управления и связи, навигации и спутниковой разведки является одним из главных условий эффективности современных вооруженных сил США и их союзников. Современные космические разведывательные аппараты способны выявить активность противника на этапе глубокой подготовки к боевым действиям, а быстродействие современных систем обработки и передачи данных позволяют в кратчайшие сроки выявить цель, опознать и создать условия для ее уничтожения.

Задействованная в ходе войны в Ираке в 2003 году орбитальная группировка содержала, по данным открытых источников, 50-59 военных космических аппаратов различного целевого назначения, 28 аппаратов системы GPS, и большое число коммерческих КА связи и дистанционного зондирования Земли. 

В подготовительный период операции космическая группировка США не наращивалась. Обеспечение боевых действий проводилось существующим составом находящихся на орбитах космических аппаратов, что говорит о достижении Соединенными Штатами такого положения в космосе, когда заблаговременно развернутая и функционирующая в мирное время орбитальная группировка способна обеспечить проведение боевых операции подобного масштаба в любое время и в любом месте Земного шара.

Деталей о подготовке космической группировки к операции в Сирии в открытых источниках нет, по различным оценкам в общей сложности вооруженные силы России задействовали около 20 космических аппаратов различного назначения, не считая развернутой в составе 24 спутников группировки ГЛОНАСС и коммерческих аппаратов связи. 

Информационная поддержка из космоса действий вооруженных сил в XXI в. будет оставаться одной из ключевых задач, решение которой должны обеспечивать военно-космические средства. Доведение космической информации до самых низших звеньев управления, а в перспективе - до отдельного солдата. По значению для развития военного дела подобный рост доступа к информации многие специалисты сравнивают с изобретением пороха или созданием ядерного оружия.

Практика жизни и деятельности вооруженных сил в различных условиях оперативно-стратегической обстановки убедительно показывают, что в настоящее время без космических средств нормальное функционирование вооруженных сил в мирное время крайне затруднительно, а при ведении боевых действий практически невозможно. Другим возможным путем использования в войсках информации от космических разведывательных средств могло бы стать создание групп космической поддержки.

В российской армии имеется положительный опыт использования групп космической поддержки в оперативно-тактическом и тактическом звеньях. Основными задачами указанных групп являются оценка состояния и работоспособности КА и подготовка предложений по их задействованию для получения данных, а также предоставление полученной информации (разведывательной, метеорологической, навигационной и связной) различным звеньям управления.

Группы космической поддержки - одно из наиболее перспективных направлений ликвидации "разрыва" между потенциальными возможностями космических средств и их практическим использованием в войсках.

Средства противодействия


В США разработки противоспутникового оружия были начаты в 1957 году. Первые попытки уничтожить спутник ракетой, запускаемой с самолета, предпринимались американцами с конца 1959 года. 13 октября 1959 года ракета Bold Orion, стартовавшая с бомбардировщика Б-47, прошла всего в 6,4 километра от спутника Explorer 6 на высоте 251 километр. Запуск был признан успешным.

В 1964-1967 годах в США на базе ракет Nike Zeus и Nike-X была создана противоспутниковая система, рассчитанная на уничтожение целей на высотах нескольких сотен километров, вскоре после этого на островах Тихого океана была развернута еще одна боевая система для уничтожения космических объектов на основе ракеты Thor, теоретически способная поразить спутник, находящийся на расстоянии примерно в 130 километров от места старта по высоте и в 2,8 тысячи километров — по курсу. Ракетные комплексы «Тор» были поставлены на боевое дежурство на атоллах Джонстон и Кваджалейн. 

В 1977-1988 годах в рамках программы ASAT (аббревиатура от AntiSatellite) в США проводились работы по созданию противоспутникового оружия нового поколения MALS на базе кинетического перехватчика и самолета-носителя, в качестве которого использовался истребитель F-15. В 1984-1985 годах были проведены летные испытания этого оружия: из пяти запусков перехватчика только в одном случае была поражена космическая цель. В начале 1988 года работы по системе ASAT были прекращены по решению конгресса США.
В настоящее время для уничтожения спутников США могут использовать систему корабельного базирования Aegis. В состав данного комплекса входит ракета RIM-161 Standard Missile 3 (SM-3), которая обладает возможностью уничтожения спутников, что было на практике продемонстрировано 21 февраля 2008 года, когда ракета смогла успешно уничтожить американский военный спутник USA-193, который вышел на нерасчетно низкую орбиту.

В СССР в 1961 году были начаты работы по проекту, в котором предполагалось создание небольшой ракеты, запускаемой с самолета с высоты около 30 километров и несущей заряд около 50 килограммов взрывчатки. Предполагалось, что ракета сможет сблизиться с целью на расстояние до 30 метров, но этот результат достигнут не был.

Наиболее близкой к практическому воплощению оказалась программа, получившая название "Истребитель спутников". Суть программы заключалась в том, что с помощью мощной ракеты-носителя на орбиту выводился спутник-перехватчик. Находясь на околоземной орбите, спутник-убийца с помощью бортовой двигательной установки осуществлял маневры, которые позволяли сблизиться с целью и уничтожить ее, взорвавшись самому. Созданный комплекс «Истребитель спутников» был принят сначала в опытную эксплуатацию, а в 1978 году — на вооружение. В 1993 году был снят с эксплуатации.

С 1978 года в СССР начались работы над созданием противоспутниковой ракеты, имеющей возможность использоваться с истребителя-перехватчика МиГ-31. Ракета выводилась на заданную высоту с помощью самолета, после чего происходил ее пуск и подрыв боевой части непосредственно возле спутника.

В конце 1980-х годов начались летные испытания двух модифицированных самолетов Миг-31, предназначенных для запуска противоспутниковых ракет, но продолжавшиеся несколько лет испытания остановили, так как не был готов боевой образец ракеты-перехватчика.

В 2009 году главнокомандующий ВВС России генерал-полковник Александр Зелин заявил, что система противокосмической обороны на базе истребителя-перехватчика МиГ-31 будет реанимирована для решения тех же задач.

Помимо этого в СССР велись работы над уничтожением вражеских спутников при помощи наземных лазерных систем, были разработаны и построены несколько экспериментальных образцов лазерных космических пушек.

В 1985 году завершилась разработка первого советского химического лазера, который имел размеры, позволявшие установить его на борту самолета Ил-76. Советский авиационный комплекс получил обозначение А-60 (летающая лаборатория 1А1). В настоящее время известно, что проект А-60 получил продолжение, однако о результатах новых разработок ничего не сообщается.

Китай: изучение возможностей

О потенциале Китая в этой сфере всерьез заговорили в январе 2007 года, после того, как с территории КНР был произведен пуск ракеты-перехватчика, уничтожившей китайский же метеорологический спутник Фэнъюнь-1С. Перехват космического аппарата на высоте 864 километра, прямым попаданием стал весомым подтверждением потенциала КНР в этой сфере.

Несмотря на этот успех, реально оценить противоспутниковые возможности КНР сегодня довольно трудно. Ракета-перехватчик, детальные характеристики которой пока остаются неизвестными, построена на основе обычной ракеты средней дальности и не требует для запуска какой-то особой инфраструктуры. Более того, возможно, что ее пусковая установка является мобильной.

Иначе обстоят дела с развитием китайских средств противоракетной обороны. Перехват баллистической ракеты отличается от перехвата спутника, прежде всего, куда меньшим временем, которым система перехвата располагает для обнаружения цели, ее классификации, выдачи решения и пуска ракеты. Пока Китай определенно не располагает потенциалом для развертывания полноценной современной системы ПРО.

Наиболее совершенной зенитно-ракетной системой на вооружении КНР является российская экспортная С-300ПМУ/ПМУ-2. Собственный потенциал в этой области пока ограничивается созданием копии этой системы, известной под индексом HQ-9. При этом скопировать усовершенствованную С-300ПМУ-2 с ракетами 48Н6 Китаю, не удалось и в результате Пекин пошел на покупку у России зенитно-ракетной системы С-400, поставки которой должны начаться в этом году.
Таким образом, собственный противоракетный потенциал КНР можно определить как зачаточный – самые современные его зенитно-ракетные системы способны бороться лишь с самолетами и крылатыми ракетами, но не с баллистическими.

Индия

О возможных разработках в Индии противоспутниковых систем заговорили с самого начала самостоятельных космических пусков в этой стране. Всерьез обсуждать эти планы начали после успешного испытательного пуска в апреле 2012 года ракеты Agni-V, дальность полета которой превышает 5000 километров. "Запуск Agni-V открыл новую эру. Помимо придания новых способностей нашей стратегической обороне, ракета открывает фантастические возможности в создании противоспутникового оружия и запуска мини-спутников", сказал руководитель индийской Организации оборонных исследований и разработок (DRDO) Виджай Кумар Сарасват на пресс-конференции в Дели по поводу запуска ракеты.

По мнению специалистов, индийский "истребитель спутников" будет создаваться на принципах советской философии этого вида оружия: перехватчик выводится на орбиту, совершает маневр сближения и уничтожает неприятельский космический аппарат направленным взрывом. Преимущество такого способа состоит в гораздо большей надежности перехвата, недостаток – в существенных затратах времени.

Противоспутниковая оборона, впрочем, не столь актуальна для Индии, как противоракетная. Давняя история сложных отношений с Пакистаном и Китаем, располагающими изрядным арсеналом ракет средней и малой дальности, способных поражать цели на территории Индии, заставляет эту страну внимательно относиться к разработкам в области ПРО.

Собственные разработки в этой сфере ведутся довольно давно, однако пока они не завершились успехом. В качестве основы для ракеты-перехватчика Индия также пытается использовать баллистическую ракету средней дальности. Серьезной проблемой для Индии является также отсутствие современной РЛС, которая соответствовала бы американским радарам системы Aegis или новейшим российским радарам, используемым, например, в составе системы С-400.

Недостаток собственных средств Индия пытается восполнить приобретением техники за рубежом, и здесь довольно сильное влияние на политику этой страны оказывает Израиль, с которым Индия давно и плотно сотрудничает в военной сфере. Однако, поставляя Индии ЗРК средней дальности, Израиль пока так и не передал ей систему Arrow, способную перехватывать баллистические цели.

Причина этого заключается в позиции США: Arrow создана при значительном американском участии, а США традиционно чувствительны к передаче подобных технологий третьим странам, не являющимся их сателлитами. В 2002 году они уже заблокировали подобную сделку, в итоге из всей системы Arrow Индия получила только две радиолокационные станции Green Pine.

Реальные надежды на получение в обозримом будущем работоспособной системы ПРО у Индии могут появиться в случае заключения договора на поставку российских систем С-400 либо С-300ВМД.

***
На сегодня ни одна из ведущих военных держав мира не располагает развернутой противоспутниковой инфраструктурой, что позволяет сразу же исключить варианты «полного уничтожения» средств космического базирования в первые часы войны.

Наиболее реалистичными представляются сценарии, в рамках которых стороны смогут причинить соответствующим средствам друг друга тот или иной урон, причем не только прямым физическим уничтожением аппаратов, но и использованием РЭБ, а также другими пассивными мерами.  

В конечном же счете наиболее чувствительные для современных армий задачи навигации, связи и наведения высокоточного оружия дублируются с помощью наземного оборудования, и в случае реальной «охоты за спутниками» вопрос будет лишь в степени потери возможностей, но не в полной ликвидации боеспособности.