Закон о расширении полномочий Сил самообороны: конец японскому пацифизму?

Традиционно правительство Японии исходило из того, что страна имеет на основе Устава ООН право на коллективную самооборону, но не может использовать силу для решения международных споров из-за конституционных ограничений 31 Март 2016, 16:03
Традиционно правительство Японии исходило из того, что страна имеет на основе Устава ООН право на коллективную самооборону, но не может использовать силу для решения международных споров из-за конституционных ограничений. Однако летом 2014 г. кабинет С. Абэ принял новую трактовку конституции, согласно которой участие Сил самообороны в боевых действиях признается при наличии трех условий: если «дружественная страна» подвергается агрессии, результатом которой может стать угроза выживанию Японии; если нет других подходящих средств для отражения этого нападения; и если применение силы ограничено минимально необходимыми пределами. Эта трактовка получила отражение и в новом законе, одобренном японским парламентом в сентябре 2015 г.

Впервые за всю послевоенную историю Япония законодательно оформила свое право вести боевые действия за пределами страны при опоре на принцип коллективной самообороны. Японские вооруженные силы могут теперь прийти на помощь США (или иной другой дружественной стране) в любом регионе мира даже в том случае, если Япония напрямую не подвергается вооруженной агрессии, но японское правительство оценивает возникшую угрозу как достаточно серьезную для самого «выживания» страны. Речь может идти о самых разных ситуациях, включая, например, нападение на американские боевые подразделения при проведении совместных японо-американских разведывательных и иных операций либо совместных учений в мирное время. Кроме того, Силы самообороны получили право использовать оружие при выполнении миротворческих миссий ООН, а также при оказании помощи миротворцам других стран, выполняющих миссию ООН, в том числе и регионах, отличных от тех, в которых Силы самообороны осуществляют миротворческие операции по мандату ООН.
Данный закон является качественно новой формой реагирования на изменения в среде безопасности, включая усиление военных амбиций Китая в регионе, а также угрозы со стороны КНДР, связанные с развитием ее ракетно-ядерной программы. Свою роль играет и относительное ослабление стратегического значения США в Восточной Азии, связанное с утратой ими монопольных позиций политической и экономической сверхдержавы глобального уровня.

Как утверждают представители японского правительства, новый закон был принят Токио самостоятельно исходя из собственных представлений о безопасности, а вовсе не под давлением со стороны заокеанского союзника. Однако в реальности важным фактором, заставившим японские власти поторопиться с принятием этого закона, стала острая потребность в сохранении военного присутствия в восточноазиатском регионе США, которые теперь не могут обходиться без оперативно-тактической, логистической, тыловой и иных форм поддержки со стороны своих ключевых союзников.
Новый закон позволит Японии перевести военное сотрудничество с Соединенными Штатами на качественно новый уровень. Это очевидно с учетом того факта, что одновременно с указанным законом была принята новая редакция «Руководящих принципов японо-американского сотрудничества в сфере обороны». Документом предусматривается создание первого за весь период действия альянса органа двустороннего взаимодействия — Механизма координации альянса, позволяющего осуществлять оперативно-тактическое взаимодействие армий двух стран на постоянной основе.
Важно и то, что из «Руководящих принципов» было устранено упоминание о географических рамках такого взаимодействия, ранее ограничивавшихся окружающим Японию регионом. Фактически это переводит военное сотрудничество двух стран на глобальный уровень. Иными словами, японо-американский военно-политический союз становится теперь полноценным равноправным военным союзом, по своему характеру приближенному к блоку НАТО.

Новый закон вызывает острую критику в японском обществе, в котором произошел раскол по данному вопросу. Например, по данным опроса независимого информационного агентства Японии Киодо Цусин, проведенного в середине марта 2016 г., против закона выступило 49,9% респондентов, еще более 10% не определились с ответом. Значительная часть японцев полагает, что применение закона подорвет традиции отказа от ставки на военную силу в достижении своих внешнеполитических целей и нанесет непоправимый удар уникальному статусу страны как пацифистской державы, обеспечившему ей высокий международный авторитет на протяжении всего послевоенного периода.
Министр обороны США Эштон Картер и глава китайской делегации, заместитель начальника Генштаба НОАК адмирал Сунь Цзянго Диалог Шангри-Ла и проблема Южно-Китайского моря

Практически все видные специалисты Японии в области конституционного права, вызванные в парламент для оценки законопроекта о национальной обороне, заявили о том, что предложенные поправки противоречат конституции. Главное опасение, высказываемое критиками закона, заключается в том, что неконкретность и аморфность понятия «угроза выживанию Японии» дает правительству огромный простор для его интерпретации и фактически развязывает ему руки при принятии решений о применении военной силы.

Вопрос о гипотетических сценариях возникновения подобной ситуации неоднократно поднимался в японском парламенте. Глава кабинета министров смог представить в своих выступлениях лишь два таких сценария: когда Силы самообороны принимают участие в разминировании Ормузского пролива, через который Япония получает значительные объемы нефти с Ближнего Востока, и когда Силы самообороны защищают американские суда с японскими гражданами на борту, эвакуируемыми из Кореи в период резкого обострения ситуации на полуострове.

Однако многие эксперты указывают, что эти ситуации имеют в настоящее время мало общего с реальностью. Гораздо более актуальны для Японии сценарии конфликтов в Восточно-Китайском море, где Япония имеет территориальный спор с Китаем, а также в Южно-Китайском море, если, например, территориальные конфликты Китая со странами Юго-Восточной Азии (союзниками США) дойдут до такой стадии, когда США будут вынуждены применить для защиты своих партнеров военную силу. В этом случае Япония будет оказывать американским военным логистическую и иную поддержку, опираясь на зафиксированное в новом законе право на коллективную самооборону.

В свете предстоящих летом 2016 г. выборов в палату советников японского парламента вопрос об использовании права на коллективную самооборону, как ожидается, станет одним из пунктов острого противостояния правящего блока с партиями оппозиции.

Дмитрий Стрельцов
Д.и.н., профессор, зав. каф. востоковедения МГИМО МИД России, эксперт РСМД