За Панамским архивом стоят российские спецслужбы?

Сотрудник американского института Брукингса, рассказал о том кто и как управляет современным миром 8 Апрель 2016, 17:01
Перед вами перевод статьи "Are the Russians actually behind the Panama Papers?" опубликованной на сайте института Брукингса.

«Панамский архив». Вам не кажется, что это очень подозрительная история? Как будто из дешевого шпионского фильма.

В начале 2015-го года некий «Джон Доу» присылает (без какой-либо причины) в немецкую газету Süddeutsche Zeitung (SZ) письмо, в котором предлагает газете 11.5 миллионов документов панамской компании, имеющей отношение к офшорам. SZ соглашается.

Под эгидой Международного консорциума журналистов - расследователей (ICIJ), около 400 человек из 80 стран в течение года изучают документы. В результате, они скоординировано публикуют свои находки: приблизительно одними и теми же словами во всех медиа (даже на местном вашингтонском телеканале, который я смотрел на этой неделе) говорят о коррупции, отмывании денег и сокрытии своих средств более, чем 140 мировыми лидерами.

Большая часть сообщений, вне зависимости от места их публикации, в первую очередь упоминает Владимира Путина. Однако возможно, что это просто отвод глаз от куда более сложной истории.

Собака, которая не лаяла

Несмотря на громкие заголовки, доказательств прямой причастности Путина нет — ни к компании, из которой произошла утечка, ни, тем более, к какой-либо преступной деятельности, кражам, уклонению от налогов или отмывке денег. Документы говорят лишь о том, что кто-то из его «друзей» провел  через панамские офшоры около двух миллиардов долларов.

Однако в Панамском архиве нет ничего нового о Путине. На самом деле, эта история куда более мелкая, чем то, как ее преподносят. За последние 10 лет многие высказывали предположения о том, что Путин крайне богат, назывались цифры в 20, 40, 70, даже 100 миллиардов долларов… А все, что нашли, это жалкие 2 миллиарда, принадлежащие другу?

Вот она — собака, которая не лаяла.

Здесь важен (гео)политический контекст. За последние годы медиа превратились в поле боя, на котором Россия и Запад постоянно пытаются дискредитировать друг друга.

В начале прошлого года западные страны решили использовать медиа в качестве ответной меры на то, что они называли российской «гибридной войной», особенно в сфере информационной борьбы после аннексии Крыма и связанных с этим действий. Запад решил, что коррупция — это уязвимое место Путина.

И именно в этом контексте интересно взглянуть на Панамский архив: журналисты нападают на Путина куда агрессивнее, чем им позволяют доказательства.


Как только вы попробуете копнуть чуть дальше заголовков, выяснится, что ничего особо интересного во всех этих статьях не написано. «Друг Путина» связан с компаниями, которые провели несколько миллиардов долларов через офшоры. Зачем? Чтобы скрыться от российских налогов? Серьезно? Чтобы скрыть настоящего владельца? От кого? Для этого не нужен офшор. Чтобы обойти санкции? Это хороший аргумент, но он имеет значение только в случае, если компании были зарегистрированы в середине 2014-го и позднее. А разве это так?

Опубликованная информация не навредит Путину никак — наоборот, она дает ему возможность пожать плечами и сказать: «Смотрите, все так делают». Намного вероятнее то, что утечка данных приведет к множеству скандалов на Западе, где коррупция имеет значение, — и где этому будет уделено отдельное место. В сухом остатке, россияне выигрывают.

Принцип «Кому это выгодно?» позволяет нам связывать выгоды с мотивами, задавая вопрос о том, кто бенефициирует от конкретного действия. Если выигрывают россияне, то не могут ли они быть хотя бы частью всей этой истории?

Кто же «Джон Доу»?

ICIJ — это самопровозглашенная элита расследовательской журналистики, но что они смогли узнать об источнике утечки?

Единственная информация о нем есть у SZ, с которой все и началось: «Больше года назад, анонимный источник связался с Süddeutsche Zeitung (SZ) и предоставил ей зашифрованные внутренние документы компании Mossack Fonseca.» Когда сотрудники газеты задали ему вопрос о его мотивах, он ответил: «Я хочу, чтобы об этих преступлениях стало известно.»

Однако как журналисты — и общество — могут быть уверены в том, что эти документы настоящие, полные и не искаженные? Непонятно не только то, действовал ли Джон Доу в одиночку, но и то, почему он мог быть уверен в своей безопасности после публикации подобных материалов. У него, очевидно, был доступ к весьма впечатляющей базе данных, что уже может указывать на вовлеченность некой разведывательной организации.

Более того, публикация этих документов поставила под угрозу легальный бизнес и невиновных людей — это никого не волновало?

С моей точки зрения, ни один ответственный человек, который действительно уважает верховенство закона, не пошел бы на такие действия. Может быть очень много непреднамеренных последствий; подобный «слив» может разрушить режим целой страны с непредсказуемым результатом. Если идея была в том (а снаружи это выглядит именно так), чтобы создать максимальный хаос в надежде на то, что это очистит систему, то это такой чистый и наивный анархизм.
В любом случае, вероятность того, что подобная утечка может иметь политические мотивы, крайне велика.

Если это «мы» (США или Запад) опубликовали подобные документы, то мотивом, скорее всего, была бы дискредитация Путина. Это часть чьей-то выдумки о том, что мы можем победить Путина в информационной войне. Если мотив действительно был таков, то результат ничтожен: реального вреда Путину не наносится, а вот побочный урон союзникам США есть.

Если предположить, что все организовала Россия, то мотивом мог быть ответ на кампанию Запада о путинской коррупции. Как я уже объяснил, какой-либо серьезный ущерб репутации Путина Панамский архив не нанес.

Россия же, в свою очередь, за такой бесценок смогла бы
1) разоблачить коррумпированных политиков по всему миру, включая «идеальный» Запад;
2) дестабилизировать некоторые западные страны.

В таком случае, вопрос: может все это подстава? РФ бросила приманку, а США заглотили ее. Вся история с Панамским архивом Путину — как с гуся вода. А вот на стабильность на Западе она оказала влияние.

В таком случае, давайте предположим, что «кто» — это РФ, а «почему» — это для того, чтобы отвести от себя повышенное внимание и показать, что «все так делают». Но как? Учитывая хваленые хакерские возможности России, специальное кибер подразделение Кремля действительно могло добыть эти документы. (Monssack Fonseca продолжает утверждать, что утечка произошла не изнутри.)

Однако вероятнее всего то, что подобная операция была проведена Федеральной службой по финансовому мониторингу. ФСФМ — это личное финансовое разведывательное подразделение Путина, он его создал и подчиняется оно только ему. Служба абсолютно легальна и общепризнано, что это одна из мощнейших организаций подобного типа в мире, которая имеет монополию на информацию об отмыванию денег, офшорах, а также о связанных с этим вопросах, касающихся России и ее граждан.

И операцией вроде Панамского архива, который связан исключительно с финансовыми данными, занимался бы именно ФСФМ. Не ФСБ, не какая-нибудь специальная группа из Кремля.

Несмотря на то, что у этой службы может не быть (легального) доступа к секретам компании вроде Mossack Fonseca, она получает большое количество международной финансовой информации через Международную организацию по противодействию отмыванию преступных доходов, в которой является одной из ведущих игроков.

Если коротко, то у России больше всех возможностей и меньше сдерживающих факторов для того, чтобы украсть секретные файлы.

Если говорить о том, как организовать утечку подобных документов, то было крайне разумно «обвинить» Россию в, на первый взгляд, серьезном (и очень подходящем для громких заголовков) ключе, не выдавая при этом никакой реально компрометирующей информации. И ведь все так и выглядит. В Панамском архиве нет никаких российских секретов. Ничего, что могло бы как-то подтвердить уже существующие слухи о путинских богатствах. И этот скандал, который, в общем, и не скандал вовсе, создал ICIJ. Если все сделать правильно, то последней, кого будут подозревать в утечке Панамского архива, будет Россия.

Более серьезный российский мотив?

Как многие уже говорили, интересно то, что в Панамском архиве нет ни одного американца. Но есть вероятность, что они там есть, просто эту информацию ICIJ еще не опубликовали. Возможно, из-за того, что организация финансируется США, они не кусают кормящую их руку.

Однако предположим, что у них нет никакой информации об американцах — это вызывает вопросы о надежности оригинальных документов, в которых, скорее всего, все же должны были быть граждане США.

Нет сомнений в том, что есть американцы, которые работали и работают с Mossack Fonseco, и то, что ни в одном из 11,5 миллионов файлов их нет — по меньшей мере странно.

Соответственно, можно предположить, что эту информацию кто-то изъял перед тем, как передать архив немецкой газете. И этим «кем-то», если исходить из моей гипотезы, должны быть россияне. Отсутсвие компрометирующей информации об американцах в Панамском архиве — одна из ключевых подсказок, указывающих на то, что я считаю реальным мотивом утечки.

В Панамском архиве содержится финансовая информация, часть из которой — далеко не вся — свидетельствует о криминальной деятельности. В руках правоохранительных органов это может использоваться для привлечения компаний и людей к отвественности; в руках третьей стороны — это оружие для шантажа. Чтобы информация была пригодна для шантажа, она должна быть секретом. После публикации, как в случае с Панамским архивом, она становится бесполезной в этом качестве. Ее ценность исчезает.

Поэтому я предполагаю, что цель операции с Панамским архивом может быть следующей: это сообщение США и другим западным лидерам, которые могли быть упомянуты, но не были. Сообщение следующее: «У нас есть информация и о ваших финансовых преступлениях. Вы знаете, что мы можем сделать. Мы можем все сохранить в секрете, если вы пойдете на сотрудничество.» Другими словами, те, кто был упомянут в утекших документах — не цели. Цели те, кто в них не был упомянут.

Особый, российский «контроль»

Резюмируя, я предполагаю, что Панамский архив мог быть операцией российской разведки, которая организовала крупную утечку и доказала ее достоверность «подставив» (на самом деле, нет) Россию и скрыв источник.

Некоторые из опубликованных документов будут использованы в анти-коррупционных делах в разных странах — сменится пара режимов, разрушатся несколько карьер и состояний. Шантажируя реальные цели в США и других странах (то есть тех, кого не было в случившейся утечке), российские спецслужбы получают «контроль» и влияние.


Если за утечкой Панамского архива действительно стоят российские спецслужбы, то мы можем точно говорить о двух фактах, связанных с Путиным лично: во-первых, операцию проводила ФСФМ, а значит ей руководил Путин; во-вторых, все завязано на шантаже.

То есть суть истории в информации, которая нам неизвестна, скрыта. Секреты раскрываются, чтобы что-то разрушить. Факты скрываются, чтобы контролировать. Путин не разрушает. Он контролирует.


Об Авторе 

Клиффорд Дж. Гедди Старший научный сотрудник отдела международных отношений в Центре изучение США и Европы, Института Брукингса.
Клиффорд Гедди — экономист, специализирующийся на России, со-автор книги «Медвежьи капканы на пути России к модернизации»(“Bear Traps on Russia’s Road to Modernization”, Routledge, 2013). 

Среди его предыдущих изданий — «Виртуальная экономика России» (“Russia’s Virtual Economy”, Brookings Institution Press, 2002) и «Сибирское проклятье» (“The Siberian Curse”, Brookings Institution Press, 2003).

Сейчас он занимается книгой под названием «Российская зависимость: ресурсозависимая политическая экономика» (“Russia’s Addiction: The Political Economy of Resource Dependence”). Также Гедди — один из авторов недавно вышедшего второго издания книги «Мистер Путин: оперативник в Кремле» (“Mr. Putin: Operative in the Kremlin”, Brookings Institution Press, 2015).