Ударная война

Какая ситуация сложилась в Нагорном Карабахе 10 Апрель 2016, 12:49
Между Арменией и Азербайджаном произошло крупнейшее с 1994 года столкновение в Нагорном Карабахе. В ночь на 2 апреля военные двух стран обвинили друг друга в обстрелах, после чего пустили в ход тяжелую артиллерию. Полномасштабной войны удалось избежать, но пока непонятно, как не допустить эскалации конфликта в дальнейшем.
События ночи с 1 на 2 апреля развивались стремительно. Накануне власти Азербайджана и непризнанной Нагорно-Карабахской республики обменялись взаимными обвинениями в ведении артобстрелов, а уже 2 апреля Минобороны Армении заявило о ведущемся наступлении азербайджанских военных с использованием тяжелых вооружений. В Баку на это ответили, что применение силы стало ответной мерой на обстрелы из минометов и крупнокалиберных пулеметов. В течение того же дня поступали самые противоречивые данные: Минобороны Азербайджана заявило о сотне раненых и убитых армянских военнослужащих, в ответ в Степанакерте говорили о 200 убитых азербайджанских солдатах. «Нам сразу стало понятно, что это не рядовая перестрелка, а прелюдия к полномасштабному конфликту,— рассказывает источник “Власти” в российском Генштабе.— Поэтому после доклада об обстановке руководству страны мы сразу же вышли на связь с армянскими и азербайджанскими сторонами, чтобы убедить их сложить оружие и сесть за стол переговоров».
В последний раз столь серьезные встречные обвинения Армения и Азербайджан выдвигали в ноябре 2014, после того как в Нагорном Карабахе азербайджанские военные сбили армянский вертолет Ми-24. Тогда на линии соприкосновения возобновились регулярные обстрелы, военные двух стран впервые с 1994 года обвинили друг друга в применении крупнокалиберных артиллерийских средств поражения. Подобная ситуация могла повториться и раньше, считает офицер российского Генштаба: в начале февраля Армения и Азербайджан обменялись сотней огневых ударов по нескольким позициям, но тогда до прямого столкновения не дошло. На прошлой же неделе вероятность именно такой развязки была очень велика: к линии соприкосновения были стянуты вооружения и военная техника, не вызывала сомнений и серьезность сторон: посол Азербайджана в Москве Полад Бюль-Бюль оглы прямо заявил, что его страна готова решить проблему Нагорного Карабаха военным путем.

По словам российского полковника запаса Виктора Мураховского, количественно и качественно азербайджанская армия превосходит армянскую: это выражается в подготовке личного состава и достаточно большом арсенале вооружений, однако решающего превосходства, способного переломить ход конфликта, нет. По оценке эксперта, для решения оперативных задач Азербайджану нужно иметь как минимум две оперативные группировки до 45 тыс. человек каждая, но «без мобилизации азербайджанцы даже одной не соберут». «Сложилось впечатление, что все получилось спонтанно — стороны подтягивали подразделения, которые были под рукой»,— считает Мураховский.
Вооруженные силы Азербайджана за последние годы действительно пополнили свои арсеналы новым оружием. В период 2010–2014 годов Баку заключил с Москвой контракты на закупку двух дивизионов зенитных ракетных систем С-300ПМУ-2, нескольких батарей зенитных ракетных комплексов «Тор-2МЭ», не менее сотни боевых и транспортных вертолетов. Кроме того, были заключены соглашения на закупку не менее 100 танков Т-90С и около 100 единиц боевых машин пехоты БМП-3, 18 самоходных артиллерийских установок «Мста-С», стольких же тяжелых огнеметных систем ТОС-1А, а также реактивных систем залпового огня «Смерч». Общая стоимость столь внушительного пакета оценивалась не менее чем в $4 млрд, большая часть контрактов была выполнена в 2015 году. И если в Нагорном Карабахе задействовать системы ПВО было бессмысленно, то танки, огнеметные системы, а также, по неподтвержденным данным, «Смерчи» были опробованы в боевых действиях в полной мере. Армении в этом плане повезло меньше: в 2013 году Россия поставила ей 35 танков, 110 боевых бронированных машин, 50 пусковых установок и 200 ракет к ним. В сентябре 2015-го Москва и Ереван договорились о предоставлении кредита Армении на $200 млн на закупку российского вооружения в 2015–2017 годах. Она подразумевает поставку «Смерчей», ТОС-1А, гранатометов РПГ-26 и другого оружия. По словам офицера Минобороны, эти поставки носят ограниченный характер и их цель — поддержать баланс сил. К тому же Армения является членом Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), и, поставляя оружие таким странам, Россия вносит свой вклад в укрепление региональной безопасности.

Потери сторон, по официальным данным, относительно невелики: у Азербайджана в период с 1 по 5 апреля это 31 военнослужащий, один сбитый вертолет и, возможно, несколько танков. Армения же потеряла 29 военнослужащих и не менее 14 танков. Армянские власти позже подтвердили, что 26 пропавших без вести военнослужащих также убиты: их тела, по словам сотрудника представительства Нагорного Карабаха в Москве, остались на занятых Азербайджаном территориях.
Военный источник «Власти» сообщил, что Минобороны РФ старалось остановить столкновения, которые по большому счету сводились к попыткам азербайджанских военных закрепиться на стратегических высотах (например, вблизи села Талыш). Армянские же военные, в свою очередь, пытаются этого не допустить. Так или иначе, но 5 апреля по инициативе России в Москву прибыли начальники Генштабов Армении и Азербайджана, которым удалось согласовать условия прекращения огня вдоль всей линии соприкосновения. Впоследствии стороны несколько раз обвиняли друг друга в диверсиях, однако масштабное кровопролитие было остановлено. В случае необходимости Москва готова вновь взять на себя функции посредника, говорит высокопоставленный источник в Кремле: «Если для стабилизации ситуации понадобится собрать у себя президентов Армении и Азербайджана, то мы это сделаем, здесь никаких сомнений».

Возобновление боевых действий в зоне конфликта и реальная угроза его разморозки послужили для России и других участников его урегулирования в рамках минского процесса под эгидой ОБСЕ тревожным сигналом и убедительным напоминанием о нерешенных проблемах на Кавказе.

Впервые обсуждение нагорнокарабахского вопроса будет проходить в новых реалиях, сложившихся после присоединения Крыма к России и начала вооруженного противостояния на юго-востоке Украины. Символично, что помимо Турции в соцсетях Азербайджан наиболее последовательно поддерживают украинские пользователи, а в Киеве проходят общественные акции в знак солидарности с Баку. «Почему на Россию за действия в Донбассе накладывают санкции, а Еревану десятилетия оккупации азербайджанских территорий просто сходят с рук?» — недоумевает в беседе с «Властью» Расим Мусабеков, депутат от оппозиционной партии «Мусават» в парламенте Азербайджана.

За исключением украинского фактора новый раунд дипломатического урегулирования нагорнокарабахского конфликта пройдет в хорошо знакомых всем участникам этого процесса, не менявшихся в течение последних лет условиях.

Через несколько дней после того, как Армения и Азербайджан обвинили друг друга в агрессии, сопредседатели Минской группы (Россия, США и Франция) наметили ближайшую дату консультаций и направили своих представителей в Баку и Ереван. К этому моменту глава МИД РФ Сергей Лавров провел оперативные переговоры со своим американским коллегой Джоном Керри: стороны договорились «принять все необходимые меры для того, чтобы активизировать усилия Минской группы».
На пике обострения в зоне конфликта глава азербайджанского МИДа Эльмар Мамедъяров отправился в иранский город Рамсар на встречу с главами внешнеполитических ведомств Ирана и Турции Джавадом Зарифом и Мевлютом Чавушоглу. Накануне этой встречи президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил в поддержку своих «азербайджанских братьев» и пообещал: «Однажды Нагорный Карабах вернется в состав Азербайджана». «Заявление Турции о готовности оказать поддержку Азербайджану не означает, что Анкара подстрекает Баку к войне»,— позднее пояснил Чавушоглу. Впрочем, это пояснение не изменило позицию Москвы, воспринимающей любые воинственные лозунги турецкой стороны в поддержку Баку как подстрекательство к новым боевым действиям. В Ереване же говорят, что урегулировать конфликт до тех пор, пока в нем присутствует турецкий фактор, невозможно.

С примирительными заявлениями в адрес каждой из сторон выступила Москва. Президент России Владимир Путин 5 апреля провел телефонные переговоры с главами Азербайджана и Армении Ильхамом Алиевым и Сержем Саргсяном. После того как Баку объявил, что сумел отбить у армянских военных несколько стратегических высот, стороны наконец сумели выйти на перемирие. Надежду на особую роль Москвы в урегулировании текущей ситуации выразил глава МИД ФРГ, действующий председатель ОБСЕ Франк-Вальтер Штайнмайер.

В минувшую среду, 6 апреля, Сергей Лавров направился в азербайджанскую столицу, где помимо трехсторонних переговоров с Эльмаром Мамедъяровым и Джавадом Зарифом принял участие во встрече с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, которому передал приглашение Владимира Путина посетить Москву. Слухи о заинтересованности российской стороны в организации трехстороннего саммита появились уже в самый первый день обострения ситуации на линии соприкосновения.
Выступая в четверг 7 апреля на пресс-конференции в Баку, Лавров отметил, что «практически все компоненты договоренностей» можно считать согласованными. «Вопрос только в том, чтобы пояснить какие-то формулировки»,— уточнил министр, добавив: президент России уделяет урегулированию ситуации «личное внимание». По словам Лаврова, Россия не меньше других зарубежных партнеров заинтересована в скорейшем урегулировании конфликта. Также министр заявил, что его азербайджанский и иранский коллеги удовлетворены условиями заключенного перемирия.

Повестка переговоров, запланированных задолго до обострения в зоне конфликта и предполагавших в первую очередь обсуждение будущего транспортного коридора «Север—Юг» (с севера Европы через Россию, Азербайджан и Иран до Индии и Пакистана), была скорректирована. Учитывая, что Иран поддерживает добрососедские отношения и с Ереваном, иранское влияние в процессе урегулирования может заметно возрасти. В Тегеране всегда выступали против размещения в зоне конфликта иностранных вооруженных сил даже в качестве миротворческого контингента.

Вслед за главой МИД РФ Баку посетил российский премьер-министр Дмитрий Медведев. Визит в азербайджанскую столицу главы правительства не был запланирован заранее. За неделю до обострения в зоне конфликта в аппарате Медведева анонсировали лишь визит в Ереван, где помимо переговоров со своим армянским коллегой Овиком Абраамяном российский премьер планировал принять участие в заседании Евразийского межправительственного совета.

Новости из Нагорного Карабаха существенно откорректировали график премьера: заседание межправсовета было временно отложено и перенесено в Москву — вместо этого Дмитрий Медведев отправился на переговоры с азербайджанским руководством. Сергей Лавров в это время отправился с незапланированным визитом в Ереван, чтобы продолжить работу над договоренностями о перемирии, частично проделанную в Баку.

За несколько недель до обострения предсказать его было трудно. Посетившая сначала армянскую, а затем азербайджанскую столицы глава европейской дипломатии Федерика Могерини выразила «приверженность Европейского союза мадридским принципам», на которые полагается Минская группа. По словам собеседника «Власти» в Ереване, участвовавшего в переговорах с Могерини, в ЕС адекватно расценивают потенциал Минской группы и считают, что это не более чем инструмент поддержания безопасности и «статус-кво» в регионе.
Азербайджанское руководство считает, что провал Минской группы вызван отсутствием у ее сопредседателей готовности оказать необходимое давление на армянскую сторону и добиться от нее выполнения резолюций Совбеза ООН, предписывающих «покинуть оккупированные территории Азербайджана». «К сожалению, армянская сторона намеренно ведет политику аннексации оккупированных территорий Азербайджана и всячески пытается сохранить существующий статус-кво в регионе»,— заявил в беседе с «Властью» заместитель главы администрации президента Азербайджана Новруз Мамедов.

«Сопротивление попыткам урегулировать конфликт изнутри региона выше, чем давление, которое может быть оказано на участников конфликта извне»,— сказал «Власти» директор армянского Института Кавказа Александр Искандерян.

«Запад мыслит европоцентристски: пока не стреляют на территории Европы, проблемы нет»,— заявил доцент кафедры зарубежного регионоведения РГГУ Сергей Маркедонов, выступая на проходившем в Ереване заседании Клуба молодых интеллектуалов СНГ. По его мнению, ситуацию вокруг Нагорного Карабаха не имеет смысла сравнивать с событиями на Украине — первым после войн 1990-х годов на Балканах вооруженным конфликтом в Европе. И на Кавказе Запад будет вести себя принципиально иначе.

На пике обострения президент Армении Серж Саргсян заявил об угрозе полномасштабной войны в регионе. При этом в армянском оборонном ведомстве напомнили, что в соответствии со статьей 4 Договора о коллективной безопасности любое государство в случае вооруженного нападения на его территорию может попросить других участников ОДКБ предоставить ему необходимую помощь, включая военную. Источник «Власти» в Минобороны Армении подтвердил, что в случае вторжения азербайджанских вооруженных сил в страну Ереван будет готов обратиться в ОДКБ с просьбой задействовать коллективные силы быстрого реагирования.
Впрочем, активные боевые действия шли на территории, не входящей в зону ответственности ОДКБ. В Ереване заявляют об обстрелах пограничных районов азербайджанской артиллерией, но при этом признают: наступательных действий противник не ведет. Соответственно, формального повода для обращения к ОДКБ нет. «Но, если сценарий происходящего в Нагорном Карабахе повторится на территории Армении, Ереван гарантированно попросит о помощи ОДКБ в соответствии с условиями договора»,— предупредил собеседник «Власти» в Минобороны Армении.

В Москве обратили внимание на интенсивные перестрелки и растущее число жертв на границе между Арменией и Азербайджаном. «Таких больших потерь в этом районе не было много лет. Это не может нас не беспокоить»,— заявил собеседник «Власти» в российском МИДе.

Собеседники «Власти» как в Ереване, так и в Баку убеждены, что импульс урегулированию могла бы придать Россия.

Последний раз Москва подготовила проект договоренностей в 2011 году. Они обсуждались на саммите глав трех государств в Казани при посредничестве бывшего в то время президентом Дмитрия Медведева. Подготовленная тогда «дорожная карта» включала передачу захваченных армянами во время войны 1992–1994 годов азербайджанских территорий вокруг Нагорного Карабаха, а также создание в Лачинском районе коридора, который связывал бы Армению и Нагорный Карабах. Определить статус Нагорного Карабаха планировалось через несколько лет на референдуме при условии возвращения беженцев. Однако тогда в итоге ни одна из сторон не согласилась подписать финальное соглашение.