Эра гибридного сознания человека и машины

Сегодня многие говорят о том, что развитие искусственного интеллекта — это потенциальная угроза всему человечеству. 30 Апрель 2016, 08:31
Действительно, многие известные личности призывают нас обратить внимание на эту проблему: оптимизм людей вроде Рея Курзвейля тонет в озабоченности, которую выражают Бил Гейтс, Илон Маск и Стивен Хокинг. А страшные эксперименты с искусственным интеллектом шведского психолога Ника Бострома вполне могли бы породить новую волну скандинавского нуара. Причины для беспокойства действительно есть.
Сегодня нежелание компьютера Hal открывать двери корабля в Космической одиссее Стенли Кубрика выглядит куда более реалистичным, чем на момент выхода фильма 50 лет назад. У нас есть реальные причины быть обеспокоенными тем, что автономные дроны потенциально могут самостоятельно принимать решения об уничтожении цели, а автомобилям с автопилотом вполне может понадобиться делать выбор между тем, чтобы врезаться в дерево или сбить ребенка.
Недавно произошла утечка некоторой части документов, которые посвещены особому проекту под номером 19
Однако все не обязательно должно идти именно по этому пути развития. Есть лучшее применение искусственному интеллекту. Тут главное — осознать то, что человеческое и компьютерное мышление могут дополнять друг друга.
Суть такова: машины глупее людей. Да, конечно, они отлично играют в шахматы, шашки, а теперь и в го. Однако времена, когда подобные достижения считались реальными признаками интеллекта, давно прошли.
Еще 20 лет назад Дениэл Голман распространил концепцию эмоционального интеллекта (ЭИ). И тут не так важно, согласны ли вы с тем, что ЭИ можно называть формой разумности. Важно то, что есть очевидный набор характеристик и возможностей, которые есть у нас, а у машин — нет. При этом, они играют принципиально важную роль в том, как мы думаем и действуем.
Экономисты старой школы, может, еще и цепляются за идею того, что все мы рационально принимаем решения, однако исследования в сфере поведенческой экономики продемонстрировали, что есть пределы рациональности любого человека. Что наша рациональность — это скорее рационализация постфактум.
«Мы должны изучать возможности для симбиоза, а не соревноваться»
Какой из этого можно сделать вывод? Если просто, то человеческий интеллект и машинный — это две разные вещи, и использование одних и тех же терминов применительно к обоим просто всех запутывает. Было бы очень полезно, например, перестать говорить о том, что машины становятся умнее. Это оскорбление самого понятия ума.
Да, машины с каждым днем начинают выполнять все больше разных задач, их логика становится все сложнее, сегодня они могут подобающе реагировать в сложных ситуациях, учитывать больше переменных факторов. Однако мы и они сильны в разных областях. И это значит, что мы должны исследовать возможности для симбиоза, а не соревноваться друг с другом.
Тесты "разумной" машины должны пройти в правительственной лаборатории Соединенных Штатов Америки в самое ближайшее время
Это наблюдение особенно важно, например, в разработке технологий генерации естественной речи (natural language generation - NLG) — машин, которые могут писать. Однако нет уверенности в том, что этот процесс надо описывать именно так. По сути, приведенное определение — это сокращенная версия того, что ведется разработка алгоритмов, в которых существуют механизмы создания текстового контента в качестве вывода данных, основанных на введенной информации. Но ведь это не совсем одно и то же.
Совместное же использование NLG может помочь нам взять лучшее, что есть у обеих сторон. Люди могут привнести в работу подтексты, тонкости и глубокое понимание аудитории. Машины могут выполнять работу, которая заняла бы у людей бесконечные объемы времени, например, создавать детальные и точные описания, основываясь на информации, которая иначе была бы просто погребена под огромными массивами данных.
Естественно, подобный подход уже начинает развиваться во многих сферах: начиная от продвинутых шахмат, например, и заканчивая решением проблем изменения климата и геополитических конфликтов. 
Голоса пессимистов сегодня всё громче, и к их лагерю примыкают всё новые «агенты влияния», люди и целые компании, к чьему мнению прислушиваются всё более широкие слои населения
Вывод остается тем же: нужно позволить машинам заниматься задачами, которые возможно механизировать, осознавая при этом, что в обозримом будущем останется огромное количество аспектов, в которых нужны человеческие руки.
Мы не машины. Машины не люди. На общую вечеринку каждый из нас привносит что-то свое. Вот только машины не очень-то ходят на вечеринки.