Александр Красовицкий: армия может завести минозащищенного "Медведя"

О продвижении техники ООО "ВПК" за рубеж, развитии проекта беспилотного бронеавтомобиля "Тигр", создания военной версии миннозащищеной бронемашины "Медведь" и другой технике рассказал в преддверии IDEX-2017 Гендиректор "Военно-промышленной компании" Александр Красовицкий. 20 Февраль 2017, 15:43
Крупнейшая ближневосточная выставка вооружений IDEX-2017 открылась 19 февраля в столице ОАЭ Абу-Даби. Традиционно крупной экспозицией на ней будет представлен и российский оборонно-промышленный комплекс.

Среди представителей отечественной "оборонки" на эмиратском оружейном салоне — ведущий в РФ разработчик колесной бронетехники – ООО "Военно-промышленная компания" (ООО "ВПК").

О продвижении техники ООО "ВПК" за рубеж, развитии проекта беспилотного бронеавтомобиля "Тигр", создания военной версии миннозащищеной бронемашины "Медведь" и другой технике рассказал РИА Новости в преддверии IDEX-2017 Гендиректор "Военно-промышленной компании" Александр Красовицкий.
- Александр Владимирович, какие бронеавтомобили везет на IDEX-2017 Военно-промышленная компания? Намечены ли вами конкретные переговоры о поставках данных машин с эмиратскими и другими иностранными партнерами?
- На международную выставку вооружений IDEX-2017 в Абу-Даби мы в этом году везем два натурных образца наших колесных бронированных машин – это специальная бронированная машина СБМ ВПК-233136 "Тигр" и специальная полицейская машина СПМ-3 ВПК-3924 "Медведь", которая принята на снабжение Росгвардии не так давно. И если "Тигр" у нас уже участвовал в зарубежных выставках, то для "Медведя" это своеобразный дебют.

Мы связываем с этой машиной наши некоторые перспективы, поскольку это первая в России миннозащищенная машина, выполненная по технологии MRAP. Как обычно перед международными выставками, мы приглашаем к нам на стенд руководителей силовых структур самых разных уровней и из разных стран. Встречаемся, ведем переговоры.

Учитывая, что "Медведь" не классифицируется как продукция военного назначения (ПВН), мы пока пробуем продвигать ее самостоятельно, но как бы там ни было, мы всегда ощущаем помощь наших коллег из компании-госпосредника "Рособоронэскпорт". В конце концов, мы делаем общее дело и уверены, что коллеги окажут нам помощь во встречах с рядом VIP-персон в ходе выставки. Те переговоры, что мы наметили, мы проведем, но афишировать их раньше срока, нам не хотелось бы, да это теперь противоречит нашему законодательству.
 Бронеавтомобиль "Тигр" © Фото предоставлено пресс-службой Военно-промышленной компании
- Есть ли планы создать военную версию "Медведя"?

— Хороший вопрос. Мы не случайно представили его на прошедшей в Кубинке выставке "Армия-2016". Дело в том, что мы считаем, что данная машина может найти применение не только в Росгвардии, но и в Вооруженных силах, так как в российской армии существует необходимость в миннозащищенных машинах, и со стороны российского военного ведомства был проявлен к ней интерес.

Сейчас мы ведем исследовательскую работу с нашими военными, ведем проработку, где конкретно эта машина может потребоваться. Когда это станет понятно, Минобороны направит нам конкретные технические требования.

- В чем могут быть конкретные отличия "Медведя" для Росгвардии от его модификации для Сухопутных войск?

— Если для Росгвардии был допустим вариант хоть какого-то наличия зарубежных комплектующих, то для Минобороны это совершенно неприемлемо.

Могут военные потребовать и штатную установку какого-либо вооружения.

Различается еще и применение бронеавтомобилей, взять, к примеру, те же "Тигры". Если Минобороны используют их как разведывательную машину для подразделений быстрого реагирования, из которой нужно быстро высадиться, получить необходимую информацию и передислоцироваться, то Росгвардии нужно выехать на открытую местность — "обозначиться", поэтому класс защиты будет у них больше – пятый, против третьего класса бронезащиты у "Тигров" для военных.

- Поговорим о другой новинке, которую ООО "ВПК" показало на "Армии", — беспилотном "Тигре". На каком этапе сейчас этот проект?

— На салоне в Кубинке мы поняли, что машина заинтересовала потенциальных заказчиков – мы получили поддержку руководства некоторых российских силовых структур и продолжили работу над ней. Я думаю, что в этом году мы получим определенное финансирование, сможем внести все доработки и начать испытания новой версии "Тигра".

Пока что мы только поняли, что машина стреляет и не переворачивается на бок, ездит без водителя, то есть это, если хотите, еще проба пера.
Минозащищенная бронемашина "Медведь" © Фото предоставлено пресс-службой Военно-промышленной компании
- На "Тигре"-роботе стоит боевой модуль с 30-миллиметровой автоматической пушкой от комплекса "Уран-9", а какое еще оружие вы планируете установить на этот бронеавтомобиль?
- Параллельно наши коллеги из научно-технического центра "Импульс" испытывают на "Тигре" свой модуль "Вихрь", также с 30-миллиметровой автоматической пушкой, но дополнительно оснащенный комплексом управляемого ракетного вооружения.

Созданный нашими коллегами из "Оружейных мастерских" боевой модуль "Арбалет-ДМ" с 12,7-миллиметровым пулеметом "КОРД" уже прошел испытания на "Тигре", и сейчас бронеавтомобили с такими боевыми модулями поступают на вооружение российской армии.

Кроме того, разведывательные беспилотные летательные аппараты уже давно используются в составе некоторых вариантов "Тигра", например в составе служебно-боевой разведывательной машины "Тигр" СБРМ, созданной по заказу Росгвардии. Проработаны и другие варианты создания разведывательных комплексов на базе бронеавтомобилей "Тигр" с возможностью использования беспилотных летательных аппаратов (БЛА).

Я еще раз повторюсь, мы готовы и хотим работать по созданию новых комплексов на базе наших бронированных машин. Только за десятилетний период серийного производства бронеавтомобилей "Тигр" на базе этой машины было создано более пятидесяти различных комплексов и систем.

Сейчас, например, идут испытания самоходного зенитного ракетного комплекса на базе автомобиля "Тигр-М", использующего ЗУР "Верба". Испытываются самоходный миномет, несколько образцов командно-штабных машин. Так что мы рады творить, испытывать и пробовать.

- Как продвигается работа над новой версией бронетранспортера БТР-82А с тепловизионным прицелом?

— Наши коллеги сделали прекрасный прицел с тепловизионным каналом для БТР-82А, но оказалось, что это не все его "прелести". Его можно использовать с программируемым осколочным боеприпасом с дистанционным подрывом для 30-миллиметровой пушки.
Излучатель, установленный в прицеле, подает импульс на подрыв боеприпаса. Преимущество такой схемы вот в чем: сейчас в состав комплекса вооружения боевых машин пехоты и БТР, то есть той бронетехники, которая борется с пехотой, обязательно необходимо включать автоматический гранатомет (АГС).

Для чего это нужно? Вот прячется за пригорком пехота, и пушкой проблему ее подавления решить невозможно, поэтому приходится стрелять из АГС по навесной траектории, но если у нас есть функция подрыва боеприпаса на траектории в воздухе, то мы можем обойтись без автоматического гранатомета.
БТР-82А © Фото предоставлено пресс-службой Военно-промышленной компании
- Когда эта машина будет готова?

— Думаю, что к 2018 году этот БТР будет готов, и мы, в принципе, уже его начали рекламировать. Огневые возможности этой машины резко повышаются: во-первых, прицельная данность стрельбы из пушки в ночных условиях увеличится до 3,5 километра. Кроме того, мы сейчас испытываем на ней новую навигацию, которая интегрируется с автоматизированной системой управления тактического звена (АСУ ТЗ), и, в общем-то, уже сегодня мы можем в автоматизированном режиме вести огонь по целям из БТР-82А.

- Что касается международного сотрудничества, каких успехов удалось за последний год добиться ВПК в этом направлении? Со сколькими странами сегодня ведутся переговоры о покупке ваших БТР и "Тигров"?

— В целом мы сотрудничаем порядка с 40 странами мира, и, помимо собственно экспорта бронемашин, сегодня ведется ряд переговоров по поставкам комплектующих и сервисному обслуживанию уже имеющейся у иностранных партнеров нашей техники.
Доля экспорта в нашем портфеле заказов составляет порядка 25%, нам бы, конечно, хотелось, чтобы этот показатель рос, и все основания для этого есть – переговоры ведутся со многими государствами. Основную часть экспортных поставок ООО "ВПК" занимают бронетранспортеры.

Говоря о "Тиграх", нужно понимать, что все машины этого семейства, поставляемые на экспорт, идут в полицейской версии. Пока мы не поставили за рубеж ни одной военной машины. При этом на военный "Тигр" у нас есть рекламный паспорт и паспорт экспортного облика – просто пока за рубежом "Тигры" по большей мере выполняют полицейские функции, соответственно, инозаказчику полицейская версия более привлекательна.

Напомню, что сегодня "Тигр" эксплуатируется в десяти странах мира, и сегодня мы ведем переговоры с еще рядом стран в Латинской Америке, в Африке и в Азии.

- О каких последних поставках полицейских "Тигров" можете рассказать?

— Осенью 2016 года мы поставили новую партию "Тигров" в Уругвай – как только они были доставлены заказчику, их сразу же показали на местном параде внутренних войск. Сегодня в целом там эксплуатируется порядка десяти машин. 
Уругвайские партнеры получили от нас несколько обновленную модификацию, раньше мы такую не делали. Это пятидверка с десятью посадочными местами — таково было требование заказчика, также несколько была усилена броня машины, хотя это все тот же пятый класс защиты.

Также, как вы помните, одну машину в 2016 году мы поставили Словакии, и они хотят еще. Безусловно, там местные специалисты являются профессионалами и осознают преимущества наших машин.
Бронеавтомобили "Тигр" в Уругвае © Фото предоставлено пресс-службой Военно-промышленной компании

- Завершена ли поставка крупной партии БТР-80 по линии миротворческих сил ООН в Бангладеш?

— Бангладеш – наш постоянный клиент, БТР-80 в белой окраске идет для местного миротворческого контингента ООН, который работает там с 1980-х годов. В этом году мы эту поставку завершим.

- Планируете ли открывать свои сервисные центры за рубежом?

— У нас есть несколько сервисных центров в России, что касается международного сотрудничества, то мы пока обходимся выездными бригадами. В принципе, возможность открытия таких центров за рубежом не исключена. Но, например, с рядом стран мы заключили контракты таким образом, что подготовили специалистов-ремонтников заказчика сначала на нашей базе, а затем, с помощью наших специалистов, подготовленные специалисты заказчика стали готовить ремонтников уже у себя, причем довольно успешно.

- Какие объемы производства в целом сегодня демонстрирует Военно-промышленная компания? Сколько всего БТР и бронеавтомобилей было произведено в рамках гособоронзаказа и экспортных контрактов в 2016 году?
- По итогам прошедшего 2016 года Военно-промышленная компания добилась высоких результатов. Могу с гордостью сказать, что в июле, во время проведения дня военной приемки, мне выпала честь доложить министру обороны Российской Федерации о досрочном выполнении ГОЗа.

Благодаря такой плодотворной работе всего коллектива нашей компании, нам удалось получить от Минобороны еще и дополнительный заказ, по объемам составивший примерно половину годового. Эту задачу коллектив компании тоже успешно выполнил в установленный срок. До нового года отгрузка всех изделий по дополнительному гособоронзаказу была произведена. 
В 2017 году мы хотим сохранить те же объемы производства – гнаться за ростом показателей мы не будем, так как рынок уже несколько перенасыщен, поэтому ВПК ищет сегодня новых заказчиков.

- В завершении беседы хотелось бы спросить, будет ли ВПК расширять линейку гражданской продукции и спецтехники, например для служб спасения?

— Я считаю, что техника производства ВПК вполне способна расширить линейку гражданской продукции. Причем у нас уже имеется такой опыт. В не такие уж и далекие 90-е годы, когда практически все предприятия оборонно-промышленного комплекса, образно выражаясь, лежали на боку, на заводах нашего предприятия начали изготавливать на базе БТР-80 различные специальные машины для гражданки.

Сделали тогда плавающий автобус высокой проходимостью, который использовали для доставки вахтовиков к буровым вышкам в районах Севера. Некоторое количество таких машин даже было поставлено во Вьетнам. Сделали два типа специальных пожарных машин на базе БТР-80, за счет этого тогда и выжили.

Сейчас задачи выжить перед нами не стоит, и слава богу! Но и лишних финансовых средств для инициативных разработок гражданской продукции у нас тоже нет. Ищем партнеров, ищем заказчиков. Прорабатываем варианты использования нашей техники в тех или иных отраслях. Открою небольшой секрет, я своим коллегам пообещал выдачу денежных премий за лучшие предложения по использованию нашей продукции в гражданских отраслях. Надо сказать, что наши люди активно стали заниматься изучением рынка и возможностей наших машин на этом поприще.