Опасная миграция: боевики из Центральной Азии ищут альтернативу ИГ

ИГ в Сирии перестала платить деньги своим боевикам. Джихадисты-иностранцы возвращаются домой либо ищут альтернативу. В этой связи внимание экспертов приковано к Центральной Азии. 6 Июль 2016, 12:37
В Сирии и Ираке террористическая организация "Исламское государство" (ИГ) оказалась в стратегической обороне. Многие боевики из Центральной Азии, приехавшие воевать в рядах ИГ, покидают Ближний Восток. Точными цифрами количества джихадистов, которые отправляются на фронты ИГ из стран Центральной Азии, и тех, которые возвращаются оттуда обратно в свои страны, силовики этих республик не обладают. Но исходят из того, что к лету 2016 года в силу разных причин число джихадистов, завербованных ИГ, стало меньше, а "возвращенцев" - больше. Это коррелирует с представлением, изложенным месяц назад заместителем генерального секретаря ООН по политическим вопросам Джеффри Фелтманом. Фелтман, докладывая в СБ ООН о ситуации с ИГ, указал на то, что поражения ИГ в Сирии и Ираке привели к росту числа иностранных боевиков, возвращающихся на родину.

Джихад как форма трудовой миграции

Эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко отмечает, что специалисты дают разные оценки числа участников ИГ из стран Центральной Азии.
Андрей Серенко
"Силовики из Казахстана утверждают, что из числа казахов в ИГ меньше всего бойцов - несколько десятков или по крайней мере до сотни. Их киргизские коллеги в неофициальных беседах говорят, что от 500 до 800 человек прошли через ИГ, включая погибших и пытающихся вернуться. Считается, что больше всего там узбеков и таджиков - далеко за тысячу. Тут оценки сильно рознятся", - говорит Серенко. По его словам, большая часть специалистов считает, что тут все же "первенство за узбеками". "Есть еще туркменская составляющая, но там оценку делать затруднительно в силу специфики республики, которая если и ведет такой учет, то цифры держит в секрете", - подчеркивает Андрей Серенко.

По его информации, многие боевики из Казахстана и Киргизии после активизации действий российских ВКС в Сирии намереваются вернуться или уже возвращаются в свои страны через Турцию. При этом он отмечает следующую тенденцию - джихад становится "формой трудовой миграции".

"По оценкам специалистов, глубоко погруженных в эту тематику, сейчас для тех, кто уезжал из Центральной Азии на джихад, именно мотивация "заработок" вышла на первый план, оттеснив идеалистическую мотивацию и идеологические настроения", - утверждает сотрудник ЦИСА.

По его словам, количество пытающихся вернуться в республики региона возросло, но из этой категории сейчас значительная часть уехала не для продолжения джихада в своих странах, а потому, что осталась без оплачиваемой работы - нет ожидаемых доходов. "У ИГ возникли проблемы с выплатой зарплат боевикам и пособий их семьям. То есть причина та же, по которой трудовые мигранты возвращаются из России", - утверждает Серенко.

Четыре фактора риска

Российский военный эксперт Лев Корольков оценивает ситуацию с боевиками ИГ из Центральной Азии иначе. Он отмечает следующие факторы, влияющие на нее. "Во-первых, часть отрядов ИГ была организованно выведена из Сирии после начала там крупномасштабной международной операции. Эти кадры, включая боевиков из республик Центральной Азии, были, в частности, переведены в Ливию, где сейчас создана тыловая база ИГ", - рассказывает специалист по борьбе с терроризмом.

"Во-вторых, многие боевики, обремененные семьями, ушли в Турцию и там рассеялись. Часть ушла в Пакистан и Афганистан. А часть из них вернулась в страны Центральной Азии, и отнюдь не всегда с желанием вернуться к мирной жизни", - говорит Лев Корольков.
Иностранки в составе ИГ в Сирии
Свой тезис он подкрепляет тем, что в середине июня киргизские силовики задержали в Баткене троих граждан республики, вернувшихся из зоны боевых действий в Сирии для осуществления террористических актов в Киргизии. В местах их проживания обнаружены автоматы с боеприпасами и граната.

По информации Льва Королькова, численное сокращение притока ИГ сейчас компенсируется более высоким уровнем подготовки боевиков. "Это профессионалы в ведении мобильной войны. Поэтому за полгода очень большими успехами армия Сирии даже при поддержке ВКС России похвастать не может. При том, что потери среди полевых командиров и бойцов ИГ велики, ее вербовочный контингент остается очень значительным, в том числе в республиках Центральной Азии", - говорит собеседник DW.

Он также упоминает фактор трудовой миграции - значительный отток мигрантов из России в Таджикистан, Узбекистан, Киргизию увеличивает вербовочный контингент для ИГ, "Фронта ан-Нусра" и других джихадистских организаций. "Это в основном молодой и избыточный трудовой ресурс, он где-то должен найти применение. Кроме того, вербовщики ИГ в этой среде активно работают в самой России", - говорит Лев Корольков.

На место ИДУ

Андрей Серенко согласен с тем, что нынешнее ослабление потока рекрутов в ряды ИГ из стран региона не означает, что эта тенденция сохранится в отношении других подобных организаций и сетевых структур. В частности, он прогнозирует усиление "Фронта ан-Нусра" в Сирии и в целом "Аль-Каиды" по мере ослабления ИГ в Ираке и Сирии. А в "Фронте ан-Нусра" и сейчас воюют боевики из всех республик Центральной Азии.
Однако, по его информации, силовики этих стран "Фронту ан-Нусра" сейчас не уделяют пристального внимания. Их больше беспокоят события на севере Афганистана, где наряду с "Талибаном" и ячейками ИГ появилась новая организация "Лашкар-и-Хорасан". Судя по всему, она заняла место "Исламского движения Узбекистана" (ИДУ), которая, как известно, присягнула ИГ и растворилась в нем. "О "Лашкар-и-Хорасан" пока сведений мало. Ее костяк составляют выходцы из республик Центральной Азии, а не афганцы. Есть указания на то, что она ориентирована на создание халифата в Центральной Азии, но не связана с ИГ, которая тоже провозгласила создание провинции Хорасан в регионе", - сообщил DW Андрей Серенко.

Источники ЦИСА в афганских правоохранительных органах исходят из того, что новая организация, появившаяся в результате развития конкуренции между ИГ и "Талибаном", будет противостоять им обоим, хотя по идеологии она близка к ИГ. "Она уже считается потенциальным источником новой угрозы, причем не столько для Афганистана, сколько для его северных соседей", - сообщил Андрей Серенко.