Панкисское ущелье отрезали от Сирии

Грузинские власти учатся бороться с исламскими радикалами 27 Июль 2016, 02:59
В селе Биркиани в Панкисском ущелье Грузии прошли поминки по выходцу из этого села — "министру обороны" "Исламского государства" (ИГ) Тархану Батирашвили. В середине июля в Сирии были убиты и двое его земляков — Бека Тохосашвили и Руслан Кавтаров. Таким образом, число выходцев из Панкиси, погибших в войне на стороне ИГ, достигло двух десятков. Корреспондент "Ъ" в Тбилиси ГЕОРГИЙ ДВАЛИ разбирался, как грузинские власти ведут борьбу с исламистским подпольем.
Информация о гибели одного из лидеров запрещенного в России ИГ, выходца из Грузии Тархана Батирашвили, распространялась неоднократно и до сих пор, как уточняют в Минобороны США, не подтверждена. Однако теперь родственники Тархана Батирашвили, известного как Абу Умар аш-Шишани, принимают соболезнования. Поминки справили не только в Биркиани: в середине июля стало известно, что в ходе боев в Сирии (предположительно, в районе Пальмиры) погибли еще двое его соратников, также уроженцев Панкисского ущелья,— Бека Тохосашвили и Руслан Кавтаров.

За несколько дней до гибели Руслана Кавтарова и Беки Тохосашвили их "сослуживцы" из группировки Абу Умара аш-Шишани направили односельчанам письмо с угрозами расплаты за "преступное общение" с "предателями веры" (последователями умеренного ислама) и с жалобами: из Панкисского ущелья на "священную войну" в ИГ стало ехать все меньше людей (см. "Ъ" от 7 июля).

Между тем еще недавно речь шла о сотнях воюющих в Сирии граждан Грузии. Помимо чеченцев из Панкиси воевать за ИГ устремились приверженцы радикальных взглядов из Аджарии и населенной преимущественно азербайджанцами Нижней Картлии. По информации директора Кавказского центра стратегических исследований Мамуки Арешидзе, в рядах группировки погибли четверо выходцев из Картлии, четверо аджарцев и два десятка панкиссцев, включая Беку Тохосашвили и Руслана Кавтарова. "Сейчас число желающих воевать в Сирии значительно сократилось",— говорит эксперт "Ъ".

По его мнению, романтический ореол вокруг ИГ начал развеиваться благодаря стечению нескольких факторов. Главный из них — кропотливая работа грузинских властей в местах компактного проживания мусульман. Согласно переписи 2015 года, из 3,6 млн жителей страны ислам исповедуют 430 тыс. человек — около 12%. Основную головную боль представляет Панкисское ущелье. Это в первую очередь объясняется прошлым региона: вплоть до начала 2000-х Панкиси считался "неприступной крепостью" для грузинских властей. Долгое время они практически не имели влияния на ущелье, тем более после того, как с началом второй чеченской войны там обосновался отряд полевого командира Руслана Гилаева.

Самым ярким эпизодом в борьбе грузинских силовиков с "параллельной властью", установившейся в Панкиси, стало столкновение в сентябре 2012 года близ села Лапанкури, недалеко от дагестанского участка российско-грузинской границы. Части спецназначения МВД и МО Грузии вступили в бой с группировкой чеченцев-кистинцев, пытавшейся прорваться на территорию РФ (см. "Ъ" от 4 сентября 2012 года). В результате погибли трое грузинских силовиков и девять экстремистов. Практически все они были выходцами из Панкисского ущелья, а до попытки "прорыва в Россию" жили в Европе. Именно тогда грузинские власти использовали для переговоров с террористами Ахмеда Чатаева (Однорукий), ставшего в этом году организатором теракта в Стамбуле (см. "Ъ" от 4 июля).

После столкновения у Лапанкури власти Грузии начали системную борьбу с религиозным экстремизмом сразу в нескольких направлениях, к работе был подключен контртеррористический центр МВД и другие ведомства.

Главной целью, как объяснила "Ъ" эксперт по борьбе с терроризмом Нино Бурчуладзе, остается именно Панкисское ущелье — особенно после того, как в 2014 году на Ближнем Востоке было провозглашено ИГ. "Появление "террористического халифата" помогло грузинским властям заручиться значительной поддержкой извне",— объясняет госпожа Бурчуладзе. По словам эксперта, взаимодействие со спецслужбами США и стран ЕС "проявляется в обмене информацией, поставках спецсредств, финансовой помощи".

По западному образцу в Грузии ужесточили и профильное законодательство: в 2015 году парламент внес изменения в Уголовный кодекс. Согласно новой редакции, "публичная поддержка террористической деятельности" наказывается лишением свободы сроком до трех лет, призывы к терроризму — до шести лет, а участие в незаконных вооруженных формированиях на территории другого государства — до десяти лет.

На основании нового закона летом 2015 года грузинские спецслужбы арестовали уроженца Панкиси Аюба Барчашвили, рекрутировавшего боевиков на "священную войну", а в ноябре были задержаны несколько радикальных проповедников в Аджарии. Поправки к законодательству и взаимодействие с Анкарой позволили практически перекрыть "турецкий канал", по которому экстремисты попадали в Сирию.

Активно применяется и "мягкая сила". Власти стараются вести работу с проповедниками "умеренного ислама", предоставляют им доступ к СМИ (в Панкисском ущелье создан специальный радиоканал), оказывают помощь в строительстве и ремонте мечетей. Жителям Панкиси выделяются специальные кредиты для ведения малого бизнеса. Цель — обеспечить работой как можно больше людей из "неблагополучного региона". Молодым выходцам из Панкисского ущелья предлагаются выгодные контракты в вооруженных силах Грузии и правоохранительных органах.

Одним из наиболее "креативных" методов стало приглашение проповедников "умеренного ислама" в армию в качестве "исламских капелланов". С весны 2015 года имамам предлагают там огромную по местным меркам зарплату и другие привилегии.

Впрочем, несмотря на все принимаемые властями меры, ситуация далека от разрешения. "Канал доставки боевиков в Сирию по маршруту Тбилиси--Стамбул--Ракка действительно перекрыт,— рассказывает "Ъ" Мамука Арешидзе.— Но существуют и другие каналы, в том числе через Украину и Кипр. Их перекрыть сложнее: многие молодые люди едут якобы на заработки, проконтролировать каждый такой случай практически невозможно".