Почему истребители не могут успешно сесть на крейсер «Адмирал Кузнецов»? 

Отвечает военный эксперт Виктор Мураховский 5 Декабрь 2016, 16:14
5 декабря Минобороны России подтвердило аварию на авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов»: в субботу, 3 декабря, истребитель Су-33 не смог совершить посадку из-за обрыва троса аэрофинишера и выкатился за пределы палубы авианосца. Это уже вторая авария на «Кузнецове», который находится в Средиземном море, за последний месяц — 13 ноября недалеко от крейсера в воду упал МиГ-29. В обоих случаях пилотам удалось катапультироваться. «Медуза» выяснила у главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, почему истребители не могут успешно сесть на крейсер «Адмирал Кузнецов». 
Виктор Мураховский
главный редактор журнала «Арсенал Отечества»

Обе аварии на «Адмирале Кузнецове» связаны с техническим состоянием самого авианесущего крейсера. И в первом, и во втором случае они объясняются неисправностью тросов аэрофинишеров. На мой взгляд, длительное нахождение в суровых северных — можно сказать, полярных — условиях негативно сказалось на состоянии оборудования этого корабля («Адмирал Кузнецов» входит в состав Северного флота — прим. «Медузы»). 

Вопрос в том, почему не были заменены важные элементы этого аэрофинишера. Адресовать его стоит тем, кто давал техническое задание на ремонт этого корабля [в 2015 году] и тем, кто проверял его готовность к реальным действиям в море.

Аэрофинишеры — достаточно простая и давно известная технология. Она используется еще со времен Второй мировой войны, но широкое распространение получила в моделях авианосцев, построенных в послевоенное время. При посадке самолет выпускает «гак» — грубо говоря, крючок, который цепляет тросы, закрепленные поперек посадочной полосы на палубе авианосца. Затем специальное фрикционное устройство «гасит» энергию заходящего на посадку самолета и тормозит его пробег — иначе на такой короткой палубе его физически невозможно затормозить. Ни тормоза, ни реверс двигателя не позволяют погасить энергию и скорость на таких коротких участках.

В данном случае трос просто не выдержал нагрузок, но что конкретно случилось — порвались «жилы» самого троса или произошел отрыв от подпалубного фрикционного устройства — пока неизвестно. Факт в том, что снова повторилась история, которая произошла 13 ноября (когда недалеко от крейсера в воду упал МиГ-29, — прим. «Медузы»). Только в случае с Су-33 обрыв произошел во время посадки самолета, а в предыдущем — командование не смогло вовремя принять решение об уходе самолета на запасной сухопутный аэродром. Самолет кружил, летчик ждал, пока починят аэрофинишер, тем временем топливо выработалось, летчику пришлось катапультировался, а самолет упал в море.

Из других стран больше всего используют авианосцы США. На моей памяти, за 2016 год они тоже потеряли несколько самолетов, в основном типа F/A-18 — это их основной палубный истребитель. 

В целом же, нужно понимать, что, независимо от того, где авианосец работает — в Средиземном море, в Тихом океане, на Севере — посадка на него это всегда экстрим. Она требует гораздо большего профессионализма летчиков, особых требований к конструкции самих самолетов и посадочных устройств. Это только кажется, что палуба авианосца гигантская, но когда на нее смотришь из иллюминатора, видишь площадь размером с почтовую марку.