Сирийская кампания - реванш за Афганистан?

"Пожалейте Алеппо, который Путин бомбит для спасения российской гордости", - так озаглавлена колонка в Guardian. Статью дополняет подзаголовок: "Президент не забыл провал в Афганистане в 1980-х и хочет взять реванш в Сирии". 8 Август 2016, 03:51
Обозреватель Guardian напоминает, что вскоре после начала российской военной операции в Сирии в сентябре 2015 года президент США Барак Обама заявил, что Москва там увязнет.

Однако - 10 месяцев спустя - российские войска помогают Башару Асаду взять Алеппо, последний стратегический бастион сирийской оппозиции, и нет никаких признаков того, что российская военная машина буксует. Более того, побед на ее счету явно больше, чем поражений: вряд ли кто-то еще помнит, что в марте Путин объявил о выводе из Сирии российских войск.

Издание перечисляет семь наиболее популярных вариантов объяснения российской кампании в Сирии:
  • Путин очень не любит народные восстания и хочет не допустить смены режима в Дамаске, как это произошло в 2011 году в Тунисе, Египте и Ливии;
  • он хочет сохранить остатки российского влияния в Арабском мире;
  • он хочет продемонстрировать, что Россия пойдет на все, чтобы защитить своих союзников;
  • он хочет отвлечь внимание от Украины и получить ряд уступок со стороны Запада, таких как ослабление санкций в отношении Москвы;
  • он хочет не упустить возможность и воспользоваться нежеланием Вашингтона глубже увязать на Ближнем Востоке;
  • он полагает, что, создав хаос в регионе, даже без определенной выгоды для себя, Россия все равно сможет помешать осуществлению планов Запада;
  • вся операция - элемент исключительно внутренней политики Москвы: национализм и демонстрация военной мощи нужны Путину для сохранения собственной власти.

Автор согласен, что, возможно, в каждом из этих объяснений есть доля истины, однако обращает внимание на еще одну причину - желание Путина взять реванш за унизительное поражение советских войск в Афганистане в 1980-х годах.

Когда Обама обещал, что Россия увязнет в Сирии, он фактически сравнил Путина с Брежневым, отправившим советские войска в Гиндукуш. Та война кончилась для России плохо, и заместитель госсекретаря США Тони Блинкен назвал вмешательство россиян в Сирии ужасной стратегической ошибкой, добавив: "Полагаю, они помнят Афганистан".
"Да, в Кремле еще как помнят Афганистан, - пишет Guardian. - И российское руководство хочет, чтобы Сирия стала полной противоположностью той катастрофы. Сирия призвана восстановить статус России как мощной военной державы".

Несмотря на то, что сам Путин не служил в Афганистане, поражение советских войск оставило на нем свой отпечаток, полагает автор.
И хотя на пропагандистских листовках 1989 года Амударью пересекали на бронированных автомобилях улыбающиеся советские солдаты, армия сверхдержавы едва могла стерпеть такое унижение - поражение от афганских моджахедов, "Стингеры" которым поставляло ЦРУ.

"Афганистан стал для Советского Союза тем же, чем Вьетнам - для Соединенных Штатов, - пишет Guardian, - с той только разницей, что СССР вскоре после этого распался и перестал существовать". И сирийская кампания для Путина - это своеобразная месть Америке за поражение почти тридцатилетней давности.

Автор перечисляет сходства и отличия двух военных операций - как с точки зрения действий Москвы, так и с точки зрения реакции Вашингтона.

Однако некоторые уроки Афганистана Путину действительно следует держать в голове, полагает издание.

"Как советская армия не могла удержать Афганистан, так ни силы Асада, ни "Хезболла", ни иранские войска, участвующие в противостоянии, не могут даже надеяться установить контроль за всей территорией Сирии", - полагает Guardian, хотя России и удается удерживать у власти Башара Асада.

"Путин, конечно, помнит, как человек, которому он нередко пытался подражать, могущественный глава советской разведки Юрий Андропов, заявил на собрании политбюро в 1979 году: "Мы не можем потерять Афганистан". Путин считает, что он не может потерять Сирию", - заключает издание.