Создавая инновации

Посетителям завода Crosspointe Rolls-Royce в округе Принс-Джордж, штат Вирджиния, приходится надевать защитные очки и обувь с металлическим носком — те же самые процедуры, что и на любом другом заводе. Отличия начинаются позже. За офисным пространством, где сидят программисты и вспомогательный персонал, находится цех площадью 13 тыс. "квадратов" с белоснежным бетонным полом и ярким освещением, неожиданно тихим оборудованием и редко встречающимися работниками.
 
Открытый в 2011 году Crosspointe является отличной иллюстрацией к политическим речам, касающимся современного производства — Барак Обама не зря посетил завод менее чем через год после его запуска. Это глобальный проект: производственный объект британской компании на территории США, использующий титановую штамповку из Шотландии, Германии и Соединенных Штатов; здесь «полуфабрикат» превращают в диски для вентилятора, а затем, после фрезерования, полировки и испытаний отправляют в Англию, Германию или Сингапур, где они станут одной из 10 тысяч частей обычного двигателя.
 
Это высокоавтоматизированное производство: $1,5-миллионные станки, изготовленные японской DMG Mori Seiki, выполняют предварительное фрезерную обработку дисков, следуя алгоритмам, заданным с помощью программного обеспечения Siemens, требующим минимального вмешательства человека. Восемь таких станков обслуживаются тремя операторами. Дисплеи рядом с машинами отображают текстовые и графические инструкции, и выводят мигающие предупреждения, когда заготовка не соответствует требованиям или станок нуждается в обслуживании. Чуть позже контрольно-измерительная машина будет около 8 часов проверять более 1000 различных параметров полученной детали. В течение следующих 25 лет Rolls-Royce сохранит данные, касающиеся каждого компонента — вся последующая продукция будет полностью идентична той самой, первой детали. Датчики двигателя отследят, как вся система и ее составляющие ведут себя в сборке — все данные, касающиеся обслуживания и эксплуатации, будут тщательно записаны и учтены.
 
Впрочем, дело не только в чистых полах, персонале, который можно пересчитать по пальцам и глобальной сети, которая превращает Crosspointe в символ современного производства. Этот также экосистема, окружающая завод. Недалеко от предприятия находится Commonwealth Center for Advanced Manufacturing, исследовательский центр, членами которого являются Airbus, НАСА и Виргинский университет.
 
По словам Лорина Соделла (Lorin Sodell), руководителя Crosspointe, на базе Центра представители Rolls-Royce, знакомые с задачами и нюансами производства, совместно работают с учеными и поставщиками,  пытаясь улучшить завод и его продукцию: «Зачастую великолепная идея, связанная с новым производственным процессом, не находит применения из-за отсутствия необходимых связей».
 
Многие методы сложной обработки и другие инновационные процессы в Crosspointe были разработаны и протестированы в похожем исследовательском центре Advanced Manufacturing Research Center, находящемся рядом с заводом компании в британском Шеффилде. Соделл и поставщики уже выявляют имеющиеся проблемы и находят пути их решения.
 
Для понимания значимости производства мы должны, прежде всего, расстаться с некоторыми ошибочными представлениями. Во-первых, важность производства уже не связана с наймом большого количества людей. Софт управляет производственными процессами, автоматизированные станки и роботы выполняют  большую часть работы — заводам теперь не нужны толпы рабочих.
 
Во-вторых, идея, получившая распространение в 1990-х и 2000-х годах, о том что инновации могут создаваться в одном месте (например, в Кремниевой долине), а производство осуществляться в другом (например, в Китае), сегодня видится уже не такой состоятельной. Если все производство концентрируется в Китае, то там начинают развиваться и соответствующие сети. А это означает, что и инновации — как минимум, многие из них — будут создаваться тоже в Китае.
 
Производство сможет внести значительный вклад в экономику, если будет использоваться как инкубатор для инноваций, место, где новый идеи превращаются в новые продукты. Благодаря современным производственным технологиям такой проект, в теории, может быть реализован где угодно. Роботы, софт и датчики работают независимо от того на каком языке говорят вокруг. На практике, конечно, современное производство процветает там, где имеется экосистема поставщиков и опытных профессионалов. По этой причине, специализированные производственные сети получили распространение в разных регионах планеты. Среди «историй успеха» — доминирование Китая в производстве бытовой электроники, ведущая роль Германии в создании высокоточных инструментов и роботов, сильные позиции США в аэрокосмической отрасли и автомобильной индустрии. Не менее значима заслуга Соединенных Штатов и в продвижении новых важнейших производственных технологий.
 
Инновационное производство сегодня требует создания тесных связей и обмена знаниями между промышленниками и поставщиками, считает Марк Муро (Mark Muro), старший научный сотрудник Брукингского института.
 
Достижения Китая особенно значительны. По словам Вилли Ши (Willy Shih), профессора Гарвардской школы бизнеса, долгое время работавшего на руководящих должностях в IBM, Eastman Kodak и других многонациональных компаниях и изучающего связь между производством, разработкой и инновациями, сегодня практически нереально скопировать китайский опыт и использовать его в каком-то другом регионе — повторить производственный уровень Китая в электронной промышленности или скорость, с которой компании могут создавать новые продукты.
 
В том, что производство и инновации связаны, нет ничего нового. 70% исследований и разработок в области промышленности, проводимых в США инициируются производственным сектором. Некоторые были настроены скептически, однако инновации требуют производственного опыта.
 
Apple, например, преуспела в создании системы, подразумевающей разработку продуктов в Калифорнии и их сборку в Китае — для этого используются цифровые проектно-производственные инструкции. Эта схема, которая, кстати, лаконично описана на задней панели каждого iPhone, стала весьма популярной среди инвесторов, которые оценили не только сверхпопулярную продукцию Apple, но также ее структуру, подразумевающую облегчение основных фондов (asset light), и относительно малочисленную рабочую силу. «Разве каждый не сможет сделать то, что сделала Apple? — говорит профессор MIT Cюзанн Бергер (Suzanne Berger), участвовавшая в трехлетнем университетском исследовании производств в сотнях компаний по всему миру. — В некотором смысле, к исследованию нас подтолкнул именно успех Apple».
 
Apple не участвовала в этом исследования, но Бергер в какой-то момент поняла, что даже эта компания ищет связи между производством и инновациями. Apple владеет производственными линиями на китайских фабриках, производящих ее продукцию. Многие инженеры компании, живущие в Калифорнии, проводят около 50% своего времени в Китае во время запуска новых продуктов.
 
Один из инженеров объяснил Бергер, что его присутствие в Китае весьма важно по двум причинам: для того, чтобы видеть, какие проблемы возникают при переходе от прототипа, изготовленного в США, к массовому производству, и чтобы «понять где мы недоработали и в чем проект можно было усовершенствовать».
 
После трех лет исследований Бергер считает, что Соединенные Штаты должны развивать собственное производство, если страна рассчитывает быть инновационным лидером. И она нашла свидетельство того, что производственные сообщества, работающие в высокотехнологичных областях, например, создающие альтернативные источники энергии или аккумуляторы, уже создали производственные мощности за пределами страны, там, где есть технические знания и производственные навыки, а строительство новых предприятий ведется бешеными темпами. «Без производства мы теряем профессионалов, — считает Вилли Ши. — Подобная ситуация полностью ограничивает наши возможности».