Спецслужбы США получили право на взлом любого компьютера в мире

С 1 декабря в США вступила в силу так называемая поправка к закону 41, позволяющему мировым судьям выдавать ордер на дистанционный взлом компьютера, находящегося под любой юрисдикцией, в том числе – за пределами страны. 1 Декабрь 2016, 12:15
До конца ноября конгресс США мог отклонить эти поправки, в противном случае они вступают в силу. Так и произошло, несмотря на многочисленные обсуждения в последние дни — конгрессмены не предприняли практически никаких действий, чтобы остановить этот закон.
Американцы сделали еще один шаг к глобальному доминированию в мире. Верховный суд США одобрил поправки в законодательство, разрешающие местным судам выносить решения о доступе к любым компьютерам в мире.
Мировые судьи имели право разрешать федеральным агентствам проводить следственные мероприятия только в рамках своей юрисдикции, но Министерство юстиции США недавно заявило, что не позволит киберпреступникам уходить от ответственности. Это в первую очередь касается предотвращения широкомасштабных ботнет-атак на серверы и инфраструктуру Соединенных Штатов.

Сенатор от демократов Рон Уиден, выступавший против этой поправки, заявил, что «это одна из самых крупных ошибок в законе по надзору, совершенная за многие годы», и что нынешнее и будущие правительства получают «беспрецедентную власть взламывать личные телефоны, компьютеры и другие устройства американцев».
«Невозможность отложить поправку к закону 41 и дать конгрессу шанс обсудить и обдумать потенциальные воздействия на приватность и киберезопасность, по меньшей мере разочаровывает», — говорит Робин Грин, технический советник из Открытого технологического института Новой Америки.

Этот шаг может разочаровывать еще больше, если принять во внимание последние назначения президента Трампа — сенатора Джеффа Сешнса на пост министра юстиции и Майка Помпео — директором ЦРУ. Оба они выступали за расширение внутреннего надзора, пишет ZDNet.
В базах данных правоохранительных органов США уже хранятся фотографии примерно каждого второго взрослого жителя страны, собранные без их ведома, с помощью технологии распознавания лиц, правила использования которой пока почти не регулируются.