Спустя год после начала сирийская кампания России совсем не похожа на «трясину»

Кампании Вашингтона в Ираке и Афганистане провалились из-за слишком амбициозных задач. В Сирии Россия ставит перед собой ограниченные цели, поэтому ей удается увеличивать свое влияние в регионе 24 Август 2016, 09:57
Вашингтон — Когда год назад президент России отправил свои войска на помощь президенту Сирии Башару аль-Асаду, президент Обама заявил, что очень скоро русские погрязнут в «трясине».

Сегодня Россию вряд ли можно назвать погрязшей в трясине. Напротив, она продолжает наращивать свое влияние на Ближнем Востоке.

Российские бомбардировщики и отряды специального назначения помогли укрепить позиции президента Асада, позволив ему отвоевать часть территорий страны, которые еще недавно считались безвозвратно переданными под контроль оппозиционных сил, в том числе умеренных повстанческих группировок, которые поддерживало Центральное разведывательное управление.

Кроме того, Россия закрепила за собой статус значимого игрока в регионе, увеличив свое влияние в Иране и Турции — и даже в Саудовской Аравии и Израиле.

«Все понимают, что на Ближнем Востоке сейчас происходят серьезные перемены, что Россия снова стала там значимым игроком, и что теперь с ней нужно считаться, — считает Николас Гвоздев (Nicolas Gvosdev), российский эксперт их военно-морского колледжа в Ньюпорте. — Путин решил снова сделать Россию значимым участником региональной политики, и в настоящий момент он уже добился этого».
Авиаудары бомбардировщиков Су-34 ВКС РФ с авиабазы Хамадан по объектам ИГ в Сирии
Ранее в августе Иран предоставил России доступ к его авиабазе, чтобы российские самолеты смогли совершать боевые вылеты с территории Ирана. К текущему моменту это разрешение «пока» было отозвано, как сообщили российские чиновники в понедельник, 22 августа, однако это все равно стало первым случаем со времен Второй мировой войны, когда Иран разрешил вооруженным силам иностранного государства ступить на свою землю. Таких уступок не делал даже шах для США.

Что касается Турции, президент Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) недавно ездил в Москву, чтобы встретиться с г-ном Путиным и укрепить отношения между странами, в которых наступило охлаждение из-за того, что Россия поддержала режим г-на Асада в Сирии.

«Устойчивое мирное соглашение в Сирии невозможно без участия России», — заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу (Mevlut Cavusoglu) в беседе с репортерами российского информационного агентства «Спутник».

Россия заполняет вакуум

Рост влияния России на Ближнем Востоке совпал с сознательной «перебалансировкой» в политике США при администрации Обамы, в рамках которой Америка переключилась с этого региона на Азию. Эта перебалансировка позволила другим державам — в первую очередь России — увеличить свое влияние в регионе, где на протяжении нескольких десятилетий бесспорным лидером оставались США.

Получив доступ к иранским авиабазам, «Россия теперь имеет возможность отправлять свои стратегические бомбардировщики через Персидский залив», как утверждает доктор Гвоздев. «Этот регион больше не является зоной исключительно американских операций».

Тем не менее, несмотря на всю ту выгоду, которую Россия и Путин извлекли из своей сирийской кампании, она обошлась им довольно дорого — и, по мнению экспертов, ее цена может вырасти еще больше.

«Что случится, если русские не смогут полностью уйти из Сирии?— спрашивает Пол Стронски (Paul Stronski), старший научный сотрудник Программы по изучению России и Евразии в вашингтонском Центре Карнеги. — Если они вдруг обнаружат, что они не могут просто взять и уйти, что они должны остаться, чтобы сохранить то, чего им удалось добиться, в какой момент все это превратится в трясину?»

По мнению доктора Стронски, все негативные факторы являются вовсе не гипотетическими.

«Эта интервенция поставила Россию под угрозу», — отметил он, приведя в пример теракт, произошедший в прошлом году в Египте, когда в результате крушения взорванного террористами пассажирского самолета погибли 224 человека — в основном туристы из России.

Он также указал на «ужасающее положение сирийского народа, которое, несомненно, ухудшилось с момента начала российской военной кампании в Сирии». Российские чиновники соблюдают предельную осторожность, пристально следя за тем, как именно освещается гуманитарная сторона интервенции в российских СМИ.

Урок для США?

Россия смогла вернуть себе влияние в регионе отчасти благодаря тому, что она ставила перед собой ограниченные и весьма конкретные цели — по словам Гвоздева, в этом смысле США, возможно, стоит взять с России пример.
«Там, где американцы могли бы вмешаться, поставив перед собой грандиозную цель завершить войну и заняться созданием нового государства, русские установили довольно низкую планку, решив помешать падению режима Асада и восстановить его позиции в некоторых частях страны, — объяснил он. — Суть заключается в том, что, когда вы ставите перед собой ограниченные цели и достигаете их, это победа. Но если ставить перед собой возвышенные цели, предлагать расплывчатые образы того, чего вы хотите добиться, и в конечном итоге не достигать их, люди скажут, что вы проиграли».

Однако ограниченные цели являются частью гораздо более масштабной концепции присутствия России на Ближнем Востоке.

Турция и Иран — это ключевые элементы планов России по увеличению продаж энергоресурсов: на западе — через Турцию в Европу, а на востоке — через Иран в Индию и на другие рынки Южной Азии.

Боевые вылеты российских самолетов из Ирана позволили России продемонстрировать ее бомбардировщики и другое оружие потенциальным покупателям в этом регионе.

«Я не сомневаюсь, что все это — звенья одной цепи. Мы увидим, как русские воспользуются этой кампанией, чтобы убедить другие государства Ближнего Востока купить у них оружие», — добавил Стронски.

По словам Стронски, важнейшим фактором в расчетах Путина, возможно, является то, как происходящее будет воспринято внутри России.

«Во многом нынешние действия рассчитаны на то, чтобы оказывать влияние на аудиторию внутри России», — отметил он.

В сентябре в России пройдут выборы в парламент, которые имеют огромное значение для Путина. По словам Стронски, российский президент пристально следит за тем, что и как сообщают россиянам.

«Суть послания в том, что Россия при Путине — это верный союзник», — объяснил он. Спасение Асада и укрепление отношений с региональными игроками создает довольно жизнеутверждающую картину, как считает Стронски, картину «сильной страны и надежной опоры для своих друзей».
Оригинал публикации: One year on, Russia's war in Syria is hardly a 'quagmire'