США гонятся за российской ракетой «Циркон»

Американцы выделили еще 147 млн. долларов на создание гиперзвукового оружия 22 Сентябрь 2016, 18:31
Министерство обороны США объявило о заключении контракта с американской компанией Lockheed Martin на проведение исследований в рамках прототипа гиперзвукового носителя, сообщили РИА Новости 20 сентября.

Согласно сообщению ведомства, проект Mach 5 Tactical Boost Glide (TBG) оценен в 147,3 миллиона долларов. Исследования проводит Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA) в интересах ВВС США.

Напомним, в США гиперзвуковые проекты в рамках реализации утвержденной еще Джорджем Бушем-младшим концепции «Быстрого глобального удара» разрабатывали различные ведомства: самолет X-43A — NASA, ракету X-51A — ВВС, аппарат AHW — Сухопутные войска, ракету ArcLight — DARPA и ВМС, планер Falcon HTV-2 — DARPA и ВВС. Причем сроки их появления назывались разные: ракет — к 2018−2020 годам, разведывательных самолетов — к 2030-ому. В июне DARPA официально объявила о том, что в 2017 должна начаться сборка перспективного многоразового гиперзвукового космического беспилотника XS-1, который может выполнять функции ракеты-носителя для доставки полезной нагрузки на низкую околоземную орбиту, а также — разведчика, перехватчика и даже бомбардировщика. Разработки гиперзвуковых носителей активно ведутся также в России и Китае (читайте об этом в материалах «Вашингтон испугался российского объекта „4202“» и «Атомные крейсера переводят на гиперзвук»).

В открытой печати можно встретить сведения о том, что первоначально программой TBG занималась компания Raytheon. В 2015 году сумма контракта оценивалась в 19 млн. долларов, но затем к работе подключился концерн Lockheed Martin, после чего цена контракта возросла до 25 млн.

Сроки и спецификация работ по проекту Tactical Boost Glide не уточняются, но известно, что в данной программе используются технологии, которые отрабатывались на проекте Hypersonic Technology Vehicle 2 (HTV-2), а также — что TBG предполагает создание гиперзвукового средства доставки полезной нагрузки не только воздушного, но и наземного базирования. По некоторым данным дальность поражения такого блока — 1,5 тысяч км.

Отметим, что испытания аппарата HTV-2 проводились три раза. Первый полет состоялся 20 апреля 2010 года: HTV-2 стартовал с базы ВВС США «Ванденберг» с помощью ракеты-носителя Minotaur IV. Согласно официальным данным, тогда ракета-носитель разогнала аппарат до скорости 20 чисел Маха (число Маха — 1,1−1,2 тыс. км/час), но затем связь с ним была утеряна, предположительно нарушилась стабилизация аппарата, и он разрушился в более плотных слоях атмосферы. Второй полет — 11 августа 2011 года: аппарат перешел к планированию в штатном режиме, но затем начался разогрев оболочки с последующей потерей стабильности полета. Однако 17 ноября 2011 года прошли еще одни испытания, где были совмещены наработки по HTV-2 и проекту AHW (Advanced Hypersonic Weapon), и на сей раз успешные — цель на полигоне Reagan Test Site на атолле Кваджалейн была поражена (расстояние от полигона Pacific Missile Range на Гавайях до полигона Reagan Test Site — 3,7 тысяч км). Боевой блок после отделения от ракеты-носителя, а затем — от ракетного ускорителя AHW, как и хотел Пентагон, скользил в атмосфере на гиперзвуке.

Однако программа Tactical Boost Glide, судя по всему, предполагает запуск боевого блока не с помощью ракеты-носителя, а с самолета. А, как известно, испытания ракеты Х-51А с бомбардировщика B-52 в 2010 и 2011 годах сложно назвать удачными — из-за проблем с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Но, возможно, американцам удалось за эти годы его «перебрать». Скажем, в России уже анонсировали принятие на вооружение к 2020 году гиперзвуковых крылатых ракет «Циркон», испытания которых уже проводятся на наземном стартовом комплексе. По некоторым данным, дальность действия ракеты — до 1 тысячи км.

Американская программа по созданию гиперзвуковых средств воздушного базирования — это, прежде всего, проект отработки технологий, которые затем могут быть использованы и в средствах наземного базирования, и в средствах управления боеголовками носителей различного класса, отмечает член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский.

— Надо сказать, что таких проектов в Соединенных Штатах достаточно много — AHW (Advanced Hypersonic Weapon, боевой блок), FALCON (Force Application and Launch from the CONtinental US: в рамках программы дважды испытывался аппарат HTV-2 с использованием ракеты-носителя Minotaur IV — «СП»), бумажный проект по созданию гиперзвукового двухдвигательного самолета-разведчика SR-72 и др. Но на самом деле пока разработки воздушного или наземного базирования, которую можно было бы назвать предсерийным образцом, нет ни у кого, и у американцев в том числе.

«СП»: — Одно дело блоки, развивающие гиперзвуковую скорость, другое — крылатые ракеты с такими скоростями. Однако, например, было объявлено о намерениях сделать российско-индийскую крылатую «БраМос» в гиперзвуком варианте, и это при том, что сейчас она развивает скорость в 3 М…

— Считается, что гиперзвуковые системы оружия должны достигать скорости 4−5, а лучше — 5−6 Махов, однако это никакими документами официально не установлено. Но надо понимать, что и в настоящее время у нас достаточно средств, развивающих гиперзвуковую скорость — бронебойные подкалиберные снаряды, боевые части МБР на конечном участке полета и т. д.

Другое дело, что есть желание сделать полет с такой скоростью управляемым и на достаточно большие дальности. Некоторые технологии проработки потенциальных гиперзвуковых средств существуют. Например, технология термостойкого покрытия практически опробована на боевых частях МБР и на спускаемых космических аппаратах. Вроде бы она работает. Дальше — вопрос с двигателем, который смог бы разогнать тот или иной аппарат до гиперзвука. Прямоточный воздушно-реактивный двигатель — одна из конструкций, которая может это делать, но и здесь много вопросов, поскольку ПВРД работает только на глубоко сверхзвуковых скоростях. Сейчас вроде бы в России создали прорывную технологию, но вполне возможно, что и за рубежом идут по этому пути (американские Х-51А ракеты в рамках программы NAI WaveRider (США) оснащены как раз ГПВРД — «СП»).

Если говорить о ракетном двигателе без использования внешнего воздуха, то сразу же возникает вопрос дальности. Еще один из ключевых моментов — это управление, а как показывает практика, аэродинамическими поверхностями весьма проблематично управлять на высоких скоростях. Есть и более «мелкие» проблемы — поддержание связи на таких скоростях, когда аппарат идет, по сути, в плазменном коконе и т. п.

Источник