Владимир Дорофеев: "Ясень" станет основой для подлодок пятого поколения

Основные характеристики многоцелевых атомных подводных лодок пятого поколения, которые сегодня проектируются в России, во многом определились в ходе создания субмарин проекта 885 "Ясень". 29 Июль 2016, 05:32
Основные характеристики многоцелевых атомных подводных лодок пятого поколения, которые сегодня проектируются в России, во многом определились в ходе создания субмарин проекта 885 "Ясень". В будущем два основных класса подводных кораблей – стратегический и многоцелевой – сохранятся, поскольку полностью "беспилотные" подлодки с модульным, взаимозаменяемым оружием сделать невозможно, да и не нужно.

Об этом и многом другом в преддверии Дня Военно-морского флота РФ в интервью ТАСС рассказал генеральный директор Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения "Малахит" Владимир Дорофеев.
Генеральный директор Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения "Малахит" Владимир Дорофеев.
– Как российский флот и разработчики видят сегодня "подлодку будущего"?

– Генеральный штаб ВС РФ и Военно-морской флот формируют облик корабля в виде технического, оперативно-тактического задания.
Продумываются системы жизнеобеспечения, обеспечивающие повседневную службу кораблей, их боевое применение, системы связи, целеуказания, вопросы берегового базирования.

Концепция частичной модульности, универсализации задач "Ясеней" показала свою полную жизнеспособность. Решения, заложенные в основу создания многоцелевых АПЛ российского флота, прошли проверку временем и будут реализованы при создании субмарин пятого поколения. При создании подлодок пятого поколения будут учтены результаты строительства, испытаний, опытной и штатной эксплуатации головной подлодки проекта 885 "Северодвинск".

– Когда первый корабль пятого поколения может быть реализован "в железе"? Это будет после 2020 года?

– Это корабль, который, безусловно, будет заложен после 2020 года. На сегодняшний момент работы по его созданию развернуты, но я бы хотел отметить, что эти исследования были начаты задолго до того, как мы стали говорить о подлодках пятого поколения. Это создание новых конструкционных материалов, новых технических решений в области ядерной энергетики, радиоэлектроники и других.

– В одном из интервью вы говорили о возможности реализации единого информационного пространства, которое будет связывать не только подводные и надводные корабли, но и воздушные суда, береговые объекты. Возможно ли в ближайшее время внедрить такую сетецентрическую систему?
– В целом Военно-морской флот уже давно существует в едином информационном пространстве. Само по себе оно никому не нужно, и ценно только тогда, когда позволяет реализовать какой-то потенциал, сокращает время принятия решений, повышает достоверность доведения команд и помехозащищенность. ВМФ в силу своей специфики эти принципы давно внедряет.

Корабли часто действуют на большом удалении от базы, располагают оружием большой дальности, что требует обширного информационного покрытия с точки зрения получения целеуказаний.

Другое дело, что на пути совершенствования этой системы ведутся целенаправленные работы, которые носят межвидовой характер. Это интеграция в единое пространство Минобороны. Сейчас, безусловно, идет реализация такого единого информационного пространства.

– При этом для подлодки важна скрытность, чтобы во время такого активного информационного обмена ее попросту не "засекли"?

– Для подводных лодок эта задача более чем противоречива. Вхождение в это пространство, обмен информацией, естественно, являются благом, но могут быть и демаскирующим фактором.

– Значит, разрабатываются принципиально новые технические решения? Экс-главком ВМФ Владимир Высоцкий как-то говорил даже о создании связи на основе сине-зеленого лазера.

– В данном случае велика роль фундаментальной науки, поиска инновационных, неожиданных решений. В свое время были открыты звукоподводные каналы, которые позволяют распространять звук на существенные расстояния. Это было обнаружено благодаря исследованиям Мирового океана, и, наверное, этот эффект может иметь двойное применение.

– Сейчас много говорят о "беспилотных" подлодках. Возможно ли для АПЛ при сохранении ее размеров, мощи, радиоэлектроники и оружия быть полностью необитаемой? Или пока это фантастика?
– Есть ряд задач, которые более эффективно могут выполнять беспилотные средства – подводные аппараты. Сегодня мы являемся свидетелями бурного роста и развития необитаемых подводных систем. Задачи таких аппаратов, как правило, локальны – это противоминная оборона, разведывательные функции, охрана акватории. Но есть комплексные задачи, которые требуют непосредственного принятия решений человеком. И это возможно только при наличии экипажа на подводной лодке.

Я уверен, что будущее за совместным использованием подлодок с необитаемыми подводными аппаратами.

– Разделение на стратегические и многоцелевые подлодки сохранится? Или будущее за модульными кораблями со сменными "блоками" оружия?

– У современных стратегических и многоцелевых АПЛ во многом похожи комплексы радиоэлектронного вооружения, связи, одинаковые механические элементы.
Серийность и универсализация систем облегчает и обучение личного состава, и эксплуатацию кораблей.

Но, с другой стороны, есть объективные показатели, которые не позволят взять многоцелевую субмарину и разместить на ней баллистические ракеты. Многоцелевой корабль подразумевает более высокую маневренность, чем у стратега, более низкую шумность при высоких скоростях.

Сегодня есть весомые аргументы, которые ставят под сомнение возможность абсолютной универсализации подводных кораблей по типу оружия.

– Нужны ли нам подлодки, которые в советское время прозвали "убийцами авианосцев"?
– На "Ясенях" размещены универсальные пусковые установки, которые позволяют применять крылатые ракеты различного назначения без каких-либо переделок, без изменений в составе радиоэлектронного вооружения.

Эти подлодки являются универсальными охотниками. В зависимости от боевой нагрузки "Ясени" могут решать задачи против авианосных соединений, надводных кораблей, десантных отрядов, конвоев, береговых целей, противолодочные задачи.

– Периодически появляются публикации о том, что у головного "Ясеня" проблемы по шумности, что подлодка не подтвердила некоторые заданные параметры.

– Слухи о неудачах "Ясеня" пусть остаются слухами. "Малахит" в качестве создателя такого сложного современного корабля, как многоцелевая атомная подводная лодка, безусловно, знает все его "детские болезни" и "болячки". Те проектные решения, которые требуют улучшения, будут реализованы при строительстве серии кораблей. Это нормальная практика.

Военное кораблестроение лишено возможности построить опытный экземпляр подводной лодки, предназначенный только для испытаний. Головной корабль сразу же создается для того, чтобы после испытаний быть принятым в боевой состав флота и выполнять задачи по прямому назначению. Чем, собственно говоря, "Ясень" сейчас и занят.

– И все же он строился слишком долго…

– За это нет нужды оправдываться. Начало строительства этого корабля связано с распадом Советского Союза и потерей кооперации, потому что многие предприятия вообще оказались в других государствах, за пределами РФ.

Те проблемы и серьезные вопросы, которые объективно потребовали времени, позволили прийти к тому, что к моменту введения санкций в строительстве "Ясеней" не используются комплектующие из стран ближнего или дальнего зарубежья. Россия объективно самодостаточна при создании современного подводного флота.

– Кстати говоря, устраивают ли моряков бытовые условия на головном "Ясене"? Есть ли там бассейн, сауна?
– Область обитаемости – наиболее тонкий момент. Мы все обустраиваем свои жилища, и моряки в этом плане не исключение. В многомесячном плавании они формируют вокруг себя обстановку, которая, может быть, не совсем согласуется с какими-то нормативными документами, но дает им ощущение дома.

Бассейна на "Ясене", к сожалению, нет, а сауна есть. Есть и тренажеры, и комнаты отдыха. На многоцелевых подлодках по определению теснее, чем на стратегических. Это характерная особенность класса многоцелевых кораблей.

Но при этом нельзя допускать, чтобы экипаж жил по принципу "теплой" койки, когда один моряк встает, чтобы нести вахту, а второй ложится на его место. Такие условия были на дизель-электрических субмаринах первых поколений. Жилые отсеки современной атомной подлодки и просторны, и по-своему уютны. Требования к их созданию очень строги.

– Насколько "Ясень-М" будет отличаться от своих предшественниц 885-го проекта?
– Пройдет еще совсем немного времени, и головной корабль проекта 885М "Казань" будет спущен на воду.

Менее чем через год "Казань" должна выйти на заводские ходовые испытания в Белое море. Тогда и увидим, насколько сильно изменился облик модернизированного "Ясеня". Могу лишь заверить, что стремительность и одновременно плавность обводов корпуса "Ясеня", безусловно, сохранятся и у модернизированного корабля.

– Сроки завершения строительства серии "Ясеней" не поменялись?

– Ничего не меняется, это по-прежнему 2023 год. Строительство группировки многоцелевых АПЛ идет строго по графикам, в соответствии с контрактами.

– Какие инозаказчики интересуются проектами "Малахита"?

– Если мы говорим о ВТС, то партнеры России традиционны. Это страны Азии и Африки. Проявляют интерес страны Латинской Америки. Надеюсь, в будущем мы сможем говорить о каких-то реальных контрактах.

Мы предлагаем на экспорт дизель-электрические подводные лодки малого водоизмещения, в частности созданные на основе проекта диверсионных субмарин "Пиранья". В свое время для советского флота было построено три таких корабля. Ведем проработки проектов дизель-электрических подлодок водоизмещением до 1 тысячи тонн.

– А российский флот интересуется сверхмалыми диверсионными субмаринами?

– Мы ведем технические консультации с представителями ВМФ по всему спектру разрабатываемых "Малахитом" кораблей, в том числе и по неатомным подводным лодкам малого водоизмещения. Пока, к сожалению, это не привело к заключению каких-либо контрактов.

Однако обстановка близлежащих морских театров совсем недавно существенно изменилась. Меняются и задачи ВМФ. В этой связи можно предположить, что интерес со стороны российского флота к таким подлодкам возрастет. Тем более что современная подлодка малого водоизмещения сможет вместить комплексы с лучшими характеристиками, чем на субмаринах предыдущего поколения.

– То есть маленькую подлодку можно "нашпиговать" и радиоэлектроникой, и оружием?

– Оружие тоже "умнеет" и совершенствуется. Для поражения определенных целей количество торпед в залпе гипотетически может быть уменьшено. С одной стороны, диверсионная субмарина располагает малым боезапасом, с другой – позволит с необходимой эффективностью решать те задачи, которые стоят в ближней морской зоне.

Такие корабли используются в районах с малой глубиной погружения. Для них еще более актуальным является снижение электромагнитных полей и визуальной заметности. Подлодка на небольших глубинах все-таки заметна, особенно если вода достаточно прозрачная.

– Возможно ли применение воздухонезависимой энергетической установки (ВНЭУ) на подобных субмаринах?

– Это один из возможных вариантов.

– Если задание спроектировать серию таких подлодок все-таки поступит, обладает ли "Малахит" необходимыми компетенциями по созданию ВНЭУ?

– "Малахит" действительно ведет разработки по созданию ВНЭУ для неатомных субмарин водоизмещением до тысячи тонн. И это не случайно – в 1948 году бюро было создано как раз для реализации проекта воздухонезависимой установки для дизель-электрических подлодок.

В стенах "Малахита" были завершены два проекта – 615-й и 617-й. Один из них оборудовался дизелем, работающим по замкнутому циклу, а второй использовал перекись водорода в качестве рабочего тела для парогазовой турбинной установки. И только потом, в 1950-х годах, "Малахит" отдал эти проекты нашим коллегам из "Рубина", а сам сосредоточился на атомной тематике.

– На каком этапе находятся работы "Малахита" по ВНЭУ?

– Мы создали действующий стендовый образец ВНЭУ. Он должен подтвердить реальную работу установки при различных моделях эксплуатации, в том числе длительной. Например, стенд имитирует работу ВНЭУ под водой по замкнутому циклу. Мы уже получили определенные экспериментальные результаты, которые сейчас проанализированы. Выполнены доработки стенда. Я думаю, что к концу этого года мы продолжим дальнейшие разработки и проведение стендовых испытаний.

Полагаю, что в 2017 году на научно-техническом совете "Малахита" мы продемонстрируем флоту и ОСК достигнутые результаты. Тогда же и будет принято решение о дальнейших испытаниях в море.

– Какую автономность даст ВНЭУ диверсионной субмарине?

– Особенность дизель-электрических подлодок малого водоизмещения заключается в том, что они используются в ближней морской зоне, и их работа в принципе не подразумевает большой автономности. Она будет в большей степени определяться жизнеобеспечением экипажа, а не свойствами ВНЭУ. И конечно, подлодкам такого типа необходима большая скрытность, а не дальность плавания.

– Вернется ли отечественное кораблестроение к созданию титановых субмарин?

– Дискуссия об этом то вспыхивает с новой силой, то затихает. Есть область глубоководного кораблестроения, в которой титан не имеет конкурентов как конструкционный материал. Альтернативу высокопрочным титановым сплавам в этой отрасли найти трудно. Если же говорить о многоцелевых АПЛ, то, безусловно, стоимость изготовления титанового корпуса выше, чем корпуса из стали. На другой чаше весов лежит высокая коррозионная стойкость титана, его низкие электромагнитные поля. Открыт этот вопрос или закрыт окончательно, наверное, покажет только время.

– Будут ли восстанавливать титановые подлодки "Карп" и "Кострома", спроектированные нижегородским ЦКБ "Лазурит"?

– Решение об их судьбе должен принимать флот.