Закон о BND: больше контроля, но и больше полномочий?

Правительство Германии намерено ограничить самодеятельность немецкой разведки, но при этом, считают критики нового законопроекта, фактически легализует спорную практику слежки спецслужбы. 8 Июль 2016, 10:26
На повестке дня бундестага в пятницу, 8 июля, - обсуждение в первом чтении правительственного законопроекта, касающегося деятельности Федеральной разведывательной службы Германии (BND). Потребность внести изменения в ныне регулирующие ее деятельность юридические нормы была вызвана той ролью, которую сыграла немецкая разведка в скандальной истории с Агентством национальной безопасности США (NSA), получившей огласку благодаря Эдварду Сноудену.

Выяснилось, в частности, что BND не только тесно сотрудничала и своевольно обменивалась данными с американскими коллегами, но и по их заданию вела также электронное наблюдение за коммуникацией внутри Европейского Союза. В Берлине решили усилить контроль над спецслужбой, ограничить ее самодеятельность. Правительственный законопроект, однако, вызвал волну критики. В том числе - со стороны международной правозащитной организации "Репортеры без границ".

Нововведения для BND

Среди нововведений - предусмотренная законопроектом независимая комиссия в составе двух судей Федеральной судебной палаты и одного представителя генеральной прокуратуры. Ведомство федерального канцлера, согласно проекту, будет обязано информировать эту "тройку" о щекотливых операциях BND и получать ее санкцию на агентурную работу в странах ЕС и институтах Европейского Союза.
Радары BND в баварском Бад Айблинге
Кроме того, комиссия получит право без предупреждения и в любое время получать доступ к так называемым "селекторам" - ключевым словам и понятиям, с помощью которых BND просеивает всемирную электронную коммуникацию в поиске рисков, представляющих угрозу для безопасности ФРГ. До сих пор такой поиск немецкая разведка могла вести по собственному усмотрению, впредь - только с санкции ведомства федерального канцлера после соответствующего запроса директора BND или одного из его заместителей. В прошлом такие операции проводились по инициативе и нижестоящих сотрудников спецслужбы.

Создается также должность парламентского "постоянного уполномоченного" по делам BND - в дополнение к контрольной комиссии бундестага, членам которой порой недосуг разбираться во всех хитросплетениях оперативной деятельности разведывательной службы.

В новом законе будет запрещен экономический шпионаж с целью извлечения конкурентных преимуществ для немецких фирм. Разрешение на сотрудничество и обмен данными с зарубежными спецслужбами будет выдаваться только в тех случаях, когда это необходимо для борьбы с международным терроризмом, в интересах обеспечения безопасности немецких военнослужащих, участвующих в зарубежных миссиях бундесвера, или граждан Германии, находящихся в других странах.

Протест оппозиции

Раз в году будет проходить публичный отчет директора BND в упомянутой контрольной комиссии, которая обычно заседает только за закрытыми дверями. Ее членам, вообще-то обязанным хранить в тайне свои знания, будет, кроме того, позволено информировать об услышанном на заседании руководителей парламентских фракций, если они того пожелают. Представители оппозиции и немецкие правозащитники встретили законопроект в штыки. Они считают, что вместо ограничения полномочий BND правительство ведет дело к их расширению.
Константин фон Нотц
Константин фон Нотц (Konstantin von Notz) из фракции "Союз 90"/"Зеленые" назвал "скандальным" тот факт, что правящая коалиция фактически узаконивает противоправную, по его оценке, практику BND. Его коллега Кристиан Штрёбеле (Christian Ströbele) с нетерпением ждет, "как другие страны ЕС отнесутся к тому, что мы и далее сможем шпионить за ними".

Депутат фракции посткоммунистической Левой партии Андре Хан (Andre Hahn), председательствующий в настоящий момент в контрольной комиссии, заявил, что правительство "создает предпосылки для того, чтобы BND могла бы работать также как NSA". Глубоко разочарован Клаус Ландефельд (Klaus Landefeld) из немецкого Союза предприятий интернет-индустрии. "Похоже, что все, что делала спецслужба самовольно, - заявил он, - теперь для легитимации включено в текст законопроекта".

Журналисты под колпаком?

А вот "Репортеры без границ" обратили внимание на отсутствие в правительственном законопроекте каких бы то ни было ограничений на шпионаж в отношении иностранных журналистов. Имеются в виду не корреспонденты иностранных СМИ в Германии (тут у BND, которой запрещено работать внутри страны, руки связаны), а журналисты за рубежом.
То есть, поясняют в своем заявлении "Репортеры без границ", BND получит право подслушивать не предназначенный для посторонних ушей разговор на деликатные темы, касающиеся проблем безопасности, например, сотрудника редакции газеты The New York Times с каким-нибудь американским политическим деятелем.

Следует пояснить, что в самой Германии журналисты - как и священники или адвокаты - вообще находятся под специальной защитой закона. Учитывая особое значение, которое придается в Германии свободе печати, слежка за ними, прослушивание телефонных разговоров или перлюстрация электронной почты журналистов запрещена и тем немецким спецслужбам, которые имеют право вести агентурную работу внутри страны.

"Выходит, - возмущаются "Репортеры без границ", - правительство Германии рассматривают свободу печати как исключительно немецкое право человека, заботиться о соблюдении которого за рубежом не обязательно".

Как отнеслись в правительстве ФРГ к критике правозащитников? Неужели немецкая разведка и в самом деле будет шпионить за журналистами в других странах? Отвечая на вопрос корреспондента DW на правительственной пресс-конференции, официальный представитель канцлера Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) заявил, что "предписанной законом задачей BND является сбор за границей сведений, имеющих значение для внешнеполитических и интересов безопасности Германии".

При этом, добавил он, никаких исключений для отдельных профессиональных групп не делается, в том числе, для журналистов. Но речь может идти, постарался успокоить Зайберт корреспондента DW и других сидевших в зале представителей СМИ, в том числе, зарубежных, только об иностранных журналистах за рубежом.